09 декабря
04 марта 2017 5668 8

Абдулатипов не приемлет самостоятельности институтов гражданского общества

То, что происходит в Дагестане, чревато ещё большими негативными последствиями для граждан нашей страны

usahlkaro Эдуард Уразаев журналист-обозреватель

Судя по многочисленным интервью главы Дагестана Рамазана Абдулатипова, под его руководством в республике достигнута общественно-политическая стабильность и позитивная динамика в социально-экономическом развитии.

С другой стороны, независимые эксперты и наблюдатели отмечают на публичных площадках и в СМИ ряд негативных событий и тенденций в контексте не международной, а внутрироссийской и внутридагестанской государственных политик и их эффективности .

Рост социально-политической напряжённости

Многие федеральные и все государственные СМИ Дагестана при рассмотрении ситуации в республике, в основном опираются на отдельные события и показатели, призванные показать положительные тенденции.

Чтобы картина получилась более полная и достоверная, рассмотрим больше событий и фактов в совокупности.

Начну с результатов социологических опросов. Согласно данным Росстата в III кв. 2016 г. в среднем по Российской Федерации 20,6% домохозяйств являлись субъективно бедными и сообщали, что денег им хватало только на еду или не хватало даже на нее.

При этом наиболее высокие уровни субъективной бедности, превышающие среднероссийский уровень в 2,3 раза, были зафиксированы в Республиках Бурятия и Дагестан (47,6%), Орловской области (48,8%), а также Удмуртской (54,8%) и Чеченской Республиках (56,6%).

В Дагестане высокий уровень субъективной бедности соответствует самой низкой средней заработной плате среди регионов — 18,9 тысячи рублей против 47 тысяч в среднем по России за декабрь 2016 года, а также низкому уровней доходов населения в республике.  

В Дагестане высокий уровень субъективной бедности соответствует самой низкой средней заработной плате среди регионов 

Это вопиюще диссонирует с победными рапортами республиканской власти и мнению некоторых федеральных экспертов о высоких темпах социально-экономического развития Дагестана, которые, казалось бы, должны были сказаться на доходах регионального и муниципальных бюджетов и, соответственно и на доходах населения.

20 февраля2017 г. рейтинговое агентство «РИА Рейтинг» медиагруппы МИА «Россия сегодня» представило вниманию общественности очередной, пятый по счету рейтинг качества жизни населения в российских регионах. Дагестан опустился с 68-го места в 2015 году до 73-гов 2016-м. 

В отличие от ряда других рейтингов, в которых темпы роста играют более значимую роль, в рейтинге качества жизни большее значение имеют показатели достигнутого уровня измеряемого параметра. Это повышает объективность и достоверность рейтинга качества жизни в регионах. А его результаты по Дагестану опять не соответствуют победным рапортам главы Дагестана.

По мнению авторов рейтинга : «Конечно, многие региональные различия заданы климатически и географически, и кардинально изменить ситуацию в ряде случаев просто невозможно, во всяком случае, в среднесрочной перспективе, но улучшить ситуацию и подправить диспропорции, безусловно, возможно. Здесь должны быть приложены усилия не только региональных властей, которые в силу ограниченности бюджетных возможностей и особенностей государственного устройства не в состоянии радикально изменить ситуацию. Важная роль должна принадлежать федеральному центру».
О росте социальной напряжённости говорят  данные о количестве обращений в Администрацию Президента России

Возвращаясь же к опросу Росстата надо отметить, что прямой связи между уровнем доходов населения и уровнем субъективной бедности не просматривается и поэтому можно предположить, что такие оценки собственного социально-экономического положения населением говорят одновременно и об уровне социальной напряжённости в регионах, растущей под воздействием и других факторов.

О росте социальной напряжённости говорят и данные о количестве обращений в Администрацию Президента России.

Как заявил на тот момент Полномочный представитель Президента России в СКФО Сергей Меликов на совещании в Пятигорске 19 февраля 2016 года, большинство обращений граждан, которые поступают на имя представителя Президента РФ в СКФО, содержат жалобы на работу региональных и муниципальных органов власти по решению проблем ЖКХ, вопросов социальной защиты, земельно-имущественных отношений. Только за второе полугодие 2015 года поступило более 365 таких обращений, причем подавляющее большинство – 81% – из Республики Дагестан. 

На сайте Управления Президента Российской Федерации по работе с обращениями граждан и организаций сообщается, что за IV квартал 2015 года, общее количество обращений из Дагестана в адрес Владимира Путина составило 3312, тогда как за аналогичный период 2014 года дагестанцы обращались к президенту всего 2355 раз, то есть оно выросло на 40,6%.

К сожалению, прямого сравнения аналогичных данных за 2016 и 2015 годы сделать пока не удаётся, так как управление Президента России по работе с обращениями граждан и организаций в 2016 году стало представлять данные в виде распределений обращений по направлениям деятельности властей и только тех регионов, где население наиболее активно. Так вот, ознакомление со статистическими таблицами по итогам IV квартала 2016 года показывает, что дагестанцы по-прежнему активно обращаются к Президенту России, поскольку не находят должной реакции в региональных и местных органах власти.

Рост социально-политической напряжённости виден и по результатам опроса населения Дагестана, проведённого Службы спецсвязи и информации ФСО РФ (федеральная служба охраны) в ноябре 2016 года, в котором «безусловно положительно» деятельность главы РД оценивает 3,6% опрошенных ФСО респондентов, «скорее положительно» – 7%, «скорее отрицательно» – 25% и «безусловно отрицательно» – 44,4%.
Глава Дагестана находится на последнем (85-м) месте среди всех руководителей субъектов Российской Федерации

Суммирование положительных и отрицательных оценок показывает, что Рамазана Абдулатипова поддерживает 10,6% дагестанского общества, а 69,4% – его не поддерживает. Из остальных респондентов  15,4% затруднились ответить, а 4,6% ничего не знают о его деятельности.

С такими оценками глава Дагестана находится на последнем (85-м) месте среди всех руководителей субъектов Российской Федерации. Эти данные, опубликованные газетой «Черновик», говорят о практически полном недоверии жителей к руководстве республики и ставят под серьёзное сомнение итоги выборов в Госдуму ФС РФ и Народное собрание РД

Вопреки заявлениям главы Дагестана о том, что терроризм практически побеждён, данные Генеральной прокуратуры говорят о росте преступлений террористической направленности.

С одной стороны это свидетельствует об успехах правоохранительных органах, а с другой — о недоработке гражданских республиканских властей, на которые возложена основная часть работы по профилактике экстремизма и терроризма.

Абдулатипов часто повторяет, что уровень общей преступности в Дагестане стал более чем в три раза меньше, чем в среднем по России. Но, во-первых, так было и ранее, поскольку уровень бытовой преступности в республике ниже в силу ряда причин, во-вторых, в период его правления этот показатель в действительности увеличился.

На социально-экономическое положение и настроения людей повлияли и значительные нарушения в финансово-бюджетной сфере.

Так, по итогам проверки Счётной палаты РФ за 2015 год, кассовый план (прогноз) в целом по доходам, администрируемым налоговыми органами, в Республике Дагестан не выполнен на 17,8%. Общий объем неисполнения расходов за 2015 г. составил более 7 млрд руб. Сложился он в результате недопоступления налоговых и неналоговых доходов, неисполнения бюджетных назначений по прочим безвозмездным поступлениям, а также в результате отвлечения с единого счета республиканского бюджета неиспользованных на конец 2014 г. остатков целевых межбюджетных трансфертов.
Общий объем неисполнения расходов за 2015 г. составил более 7 млрд руб

С нарушениями была использована, например, субсидия, предоставленная на софинансирование завершения строительства объекта «Расширение и реконструкция канализации в г. Махачкале, II очередь» (строительство ведется еще с 1991 г.).

С 2012 г. софинансирование осуществляется в рамках подпрограммы «Модернизация объектов коммунальной инфраструктуры» ФЦП «Жилище». Всего в рамках ФЦП «Жилище» с 2011 г. на строительство объекта направлено 3,4 млрд руб., из которых 1,7 млрд руб. – средства федерального бюджета. 
Выявлено нарушений бюджетного законодательства РФ  на общую сумму 17 млрд  586 млн 693,324 тыс. рублей

Объем финансирования 2015 г. составил 729,3 млн рублей, которые в нарушение Бюджетного кодекса были осуществлены без проведения конкурсных процедур, как того требует Федеральный закон № 44-ФЗ, путем заключения дополнительных соглашений к заключенным контрактам. Общая сумма финансовых нарушений, выявленных в ходе проверки в Республике Дагестан, составляет 857 млн рублей.

В ходе проверок, проведённых в 2016 году Управлением Федерального казначейства по Республике Дагестан, выявлено нарушений бюджетного законодательства Российской Федерации и иных нормативных правовых актов, регулирующих бюджетные правоотношения, на общую сумму 17 млрд  586 млн 693,324 тыс. рублей.

Сумма выявленных нарушений по видам нарушений составила:

Нецелевое использование бюджетных средств – 2 млрд 268 млн 309,308 тыс. рублей, в том числе:

Министерство финансов Республики Дагестан – 2 259 128,400 тыс. рублей;

Дагестанская таможня – 4 544,374 тыс. рублей;

Отдел МВД России по Хасавюртовскому району – 4 482,055 тыс. рублей.

Неправомерное расходование бюджетных средств – 5 млрд 576 млн 310,157 тыс. рублей.

Неэффективное использование бюджетных средств и материальных ресурсов – 975 млн 353,784 тыс. рублей.

Несоблюдение целей и условий предоставления и расходования межбюджетных трансфертов (недостижение значений показателей результативности использования субсидий, выделенных из федерального бюджета) – 1 млрд 041 млн 718,774 тыс. рублей

Иные нарушения в финансово-бюджетной сфере – 7 млрд 725 млн 001,301 тыс. рублей.

Между тем, за нецелевое расходование бюджетных средств предусмотрена уголовная ответственность, а фигурирующая сумма тянет на преступление в особо крупном размере. В отчёте УФК по РД говорится, что 26 материалов контрольных мероприятий передано в правоохранительные органы и органы прокуратуры для принятия мер в соответствии со статьями 144-145 УПК Российской Федерации (сумма выявленных нарушений по указанным делам составила 15 млрд 427 млн 861,025 тыс. рублей) 

В тоже время Дагестан в рейтинге открытости бюджета занимает 80-е место, рейтинге эффективности госзакупок — 83-е место, но вину за это Абдулатипов привычно возлагает на Правительство республики.

Симптоматично также, что по данным Верховного суда РД высокими темпами растёт количество дел, которые рассматриваются судами. В 2016 году судами общей юрисдикции республики всего было рассмотрено 262 тысячи 151 дело и материал. Увеличение количества рассмотренных дел и материалов по сравнению с 2012 годом составило более 55% . 

В подавляющем числе это произошло из-за существенного роста рассмотренных административных и гражданских дел, который по сравнению с 2015 годом составил 41 % и достиг отметки 114 тысяча 712 дел.

Эксперты выражают в связи с этим тревогу, указывая на то, что дагестанцы испытывают, во-первых, серьезную долговую нагрузку, поскольку в 2016 году основную категорию рассмотренных дел в их структуре составили административные дела о взыскании налогов и сборов – 30,5 % или 36 тысяч 094 дел. По сравнению с 2015 годом число таких дел возросло в 3 раза – с 12 тысяч 078.

На 47 % с 2 538 до 3 743 (до 3,3 % в структуре) – увеличилось число рассмотренных административных дел о защите нарушенных или оспариваемых прав, свобод и законных интересов, возникающих из публичных правоотношений.

Среди гражданских дел основную категорию рассмотренных дел составили споры, возникающие из жилищных правоотношений, – 15,6 % в структуре или 17 тысяч 903 дела, в том числе, 15 тысяч 837 дел или 88,5 % – о взыскании платы за жилую площадь и коммунальные услуги, тепло и электроэнергию. По сравнению с 2015 годом число рассмотренных дел о взыскании коммунальных платежей возросло на 16,5 %. Вместе с тем, сумма взысканных платежей уменьшилась на 16,1 % – с 622,6 млн до 522,4 млн рублей.

Одной из основных категорий гражданских дел продолжают оставаться иски о взыскании сумм по договору займа, кредитному договору – 14 225 дел или 12,4 %, а также споры, возникающие из семейных правоотношений, – 8 920 дел или 7,8 % в общей структуре рассмотренных административных и гражданских дел.

Эти данные также отражают возросшую социальную напряжённость.

Ну и, наконец, в последние 6 месяцев в Дагестане резко увеличилось количество протестных акций по разным причинам, что видно из анализа лент новостей негосударственных СМИ («Черновик», «Новое дело», «Кавказская политика», «On kavkaz», «ИА EADaily») иотмечено было некоторыми исследовательскими центрами (Фонд «Петербургская политика, Интернет-издание «Кавказский узел»).

Таким образом, хотя многие полагают, что основным фактором роста социальной напряжённости является снижение уровня доходов населения, однако сравнение с другими

регионами показывает, что, например, уровень субъективной бедности намного ниже в некоторых регионах с близкими значениями показателей качества жизни. То есть «богатые тоже плачут» и, наоборот, бывает, что в широком смысле «с милым и в шалаше рай». Многое зависит от качества осуществления государственных функций региональными и федеральными органами власти.

Несбалансированный авторитаризм

Теперь рассмотрим политические факторы роста социальной напряжённости. В первую очередь, надо учесть отчётливую тенденцию к установлению Абдулатиповым жёсткой авторитарной модели управления, которая контрастно отличается от прежних умеренно-авторитарных.

Рамазан Абдулатипов фактически добился монопольного положения своего клана

Ранее существовавшая модель коллегиального президента (Государственный совет РД) и парламента с квотами на этническое представительство, а позже приверженность следующих глав республики принципам равноправия народов, имело недостатки, но обеспечивала межэтнический баланс и диалог кланов и элит народов Дагестана. Это была своего рода система сдержек и противовесов.

Теперь, по мнению многих местных наблюдателей, Рамазан Абдулатипов фактически добился монопольного положения своего клана.

С первых дней он заявил, что отныне в Дагестане политикой будет заниматься один человек и показал на свой нос. Обвинив всех чиновников в крохоборстве и коррупции и пообещав обновление, очищение и омоложение правительства, Абдулатипов почему-то сохранил почти тот же состав, лишь подвергнув часть прежних членов правительства ротации.

Затем он добился от парламента отказа от прямых выборов Президента Дагестана и избрался фактически с помощью Президента России депутатами Народного собрания РД, где конституционное большинство у представителей партии «Единая Россия» .

В течении 4-ых лет правления глава республики многократно менял структуру органов исполнительной власти и их руководителей. Отставка правительства произошла 1 раз, вице-премьеров менял 17 раз. На посту министра управления госимущества (председателя комитета) уже 6-й человек, министра финансов 5-й, постах министров печати и информации, труда и социального развития, туризма и народных художественных промыслов — по 4 человека.

Руководителем Администрации Главы и Правительства, а также министрами по делам молодёжи, строительства и жилищно-коммунального хозяйства, юстиции, сельского хозяйства и продовольствия и председателя комитета по свободе совести и взаимодействию с религиозными организациями побывали по 3 человека. По два — в министерствах образования, здравоохранения, культуры, экологии и природных ресурсов, промышленности, комитете по госзакупкам и комитете ветеринарии.

Всего по неполным подсчётам смен руководителей органов власти было 69!А с вице-премьерами — 86!

В то же время вице-премьер Рамазан Алиев, председатель Счётной палаты РД Билал Джахбаров, заместитель руководителя Администрации Главы и Правительства РД Тамерлан Шабанов, министры физкультуры и спорта, здравоохранения, образования и науки Магомед Магомедов, Танка Ибрагимов, Шахабас Шахов, являющиеся представителями одной с Абдулатиповым национальности, остаются на местах или всего лишь перемещаются с одной должности на другую. При этом эти лица распоряжаются примерно 70% расходов республиканского бюджета и осуществляют контроль за всем бюджетом через Счётную палату РД.

Тем самым наказ Владимира Путина о необходимости соблюдения баланса в представленности в органах власти народов Дагестана, высказанный 1 февраля 2013 года на встрече сразу после назначения Абдулатипова и. о. Президента РД, выполнен формально. А по сути — обеспечил доминирование в политической и финансово-экономической жизни Дагестана клана Абдулатипова. 

Анализ персоналий показал, что большинство назначаемых лиц не отвечают требованиям профессионализма, не имеют опыта в курируемой сфере и в управлении, и зачастую возникают вопросы об их репутации.

В основном журналистам и блогерам удаётся отслеживать принадлежность назначенцев к тем или иным кланам, но с весны 2016 года глава Дагестана перестал комментировать свои назначения. 

В поисках логики в кадровых назначениях и перемещениях некоторые эксперты называют решения Абдулатипова аукционами .

Подавление самостоятельности партий

В отличие от других субъектов РФ, где ввели одномандатные избирательные округа, в Дагестане сохранили пропорциональную систему выборов в Народное собрание РД, позволяющую правящей партии более серьёзно влиять на состав кандидатов в депутаты и итоги выборов.

В предыдущем 5-м созыве депутатов парламента были представлены 5 партий, а после выборов в Народное собрание РД 18 сентября 2016 года, осталось 3 при супербольшинстве (80%) представителей партии «Единая Россия».

Вошедшие в состав республиканского парламента представители отделений партий «Справедливая Россия» и КПРФ нельзя назвать оппозиционными, поскольку они публично демонстрируют лояльность и поддержку руководству Дагестана.

Показательно, что в добровольно-принудительном порядке, судя по ряду сообщений СМИ, снялись с выборов 2016 года в Народное собрание РД кандидаты от региональных отделений трёх партий: «Народ против коррупции», «Родина» и «Партии роста». Их заявления о поддержке курса Путина и Абдулатипова почему-то вызвали недовольство руководства и оно добилось отказа от выборов по 150-200 человек разом. 
За месяцы до выборов в СМИ были опубликованы списки будущих победителей на праймериз партии «Единая Россия» и на выборах

Наблюдатели иронично заподозрили, что они опоздали на очередной аукцион, в котором победителями оказались и более 10 прямых родственников членов правительства и руководителей федеральных структур, ставших депутатами.

Благодаря утечкам из коридоров власти в СМИ чуть не за месяцы до выборов в СМИ были опубликованы списки будущих победителей на праймериз партии «Единая Россия» и на выборах 18 сентября 2016 года соответственно, которые в итоге почти полностью подтвердились.

В результате за счёт исключительно административного ресурса в 2016 году были получены сомнительные результаты выборов, которые независимые наблюдатели считают массово сфальсифицированными, а председатель ЦИК РФ Элла Памфилова, выслушав 16 февраля в Махачкале представителей ряда партий и кандидатов-одномандатников, заявила: «Не нужны нам дутые и сомнительные проценты, главное — вернуть доверие избирателей».

Малоэффективная вертикаль

В ходе реформы местного самоуправления, иницированной Владимиром Путиным в 2013 году, глава Дагестана настоял на самом ограничительном варианте, предусматривающий полный отказ от прямых всенародных выборов глав муниципалитетов.
В республике вертикаль исполнительной власти фактически доведена до низового уровня публичной власти

Кроме того, кандидаты на избрание глав городов и районов депутатами горрайсобраний должны проходить через фильтр комиссии, состоящей наполовину из представителей Главы Дагестана, один из которых становится её председателем с правом решающего голоса. Кандидаты на должности глав посёлков и сельских поселений, в свою очередь, проходят аналогичный фильтр, установленный главой вышестоящего муниципалитета. 

Тем самым в республике вертикаль исполнительной власти фактически доведена до низового уровня публичной власти и это также способствовало установлению авторитарной политической системы. Централизации власти призван способствовать и институт полпредов Главы Дагестана в территориальных округах, введённый им в конце 2013 года.

Апеллируя от имени Президента России Владимира Путина к праву на координацию действий территориальных органов федеральных министерств и ведомств в Дагестане, и пугая местных «федералов» тем, что он будет жаловаться их начальству, а тех, в свою очередь, возможными обращениями к главе государства, он сумел если не подчинить всех под себя, то хотя бы заставить что-то делать по его обращениям к ним из опасений жалоб.

Но не только опасения движут федералами. Симптоматично, например, что сын Прокурора РД был включён в список кандидатов от партии «Единая Россия» и сначала избран депутатом Народного собрания РД, а потом — заместителем председателя комитета парламента.

На руку его единоличному доминированию во всех властных институтах сыграло и возбуждение уголовных дел по статьям о терроризме против экс-мэра Махачкалы Саида Амирова, управляющего отделением Пенсионного фонда России по Дагестану Сагида Муртазалиева, нескольких глав муниципалитетов.

Возможно, если бы выстроенная вертикаль власти в мобилизационном режиме осуществила продуманные реформы или рационально использовала свои полномочия для достижения не каких-то отдельных, а системных результатов, то еще можно было бы понять.

Однако установление авторитарного правления позволило Абдулатипову с помощью административного ресурса добиться лишь доминирования своего клана. Это, надо признать, несколько улучшило дисциплину у чиновников и позволило добиться некоторых успехов. В частности проведены инвентаризация, упорядочение и регистрация значительной части государственного и муниципального имущества, улучшен сбор некоторых налогов, стали скромнее вести себя некоторые региональные бароны и князьки. В основном выполняются мероприятия, включённые в ФЦП и госпрограммы РФ и РД.

Одновременно, благодаря своей медиаактивности в федеральных СМИ и перестройке республиканских информационных ресурсов на режим пропаганды успехов под его руководством, Абдулатипов обеспечил попадание на хорошие места во всевозможных федеральных медиарейтингах и относительно высокий уровень влиятельности. Это же позволило ему почти загасить протесты против административного давления и фальсификаций на выборах депутатов в Госдуму ФС РФ и Народное собрание РД в 2016 году и сформировать «под себя» составы законодательных органов.

Однако с точки зрения общественных интересов приходиться говорить о системных недостатках правления Абдулатипова. Это громогласные, но не выполненные обещания о привлечении 300 млрд рублей инвестиций, мощной финансовой поддержке республики из федерального бюджета, об обновлении и очищении дагестанской власти. Это и неудачные попытки перестроить работу республиканских и муниципальных чиновников под проектное управление и использование так называемых приоритетных проектов республики как ширмы для саморекламы. Это и приписывание себе успехов там, где его заслуг нет, с целью создания видимости бурной и эффективной деятельности.

Например, строительство Каспийского завода листового стекла было начато при правлении Магомедсалама Магомедова и осуществлено членом Совета Федерации ФС РФ Сулейманом Керимовым, но Абдулатипов в своих комментариях хитроумно создавал видимость его большой роли в проекте.

Рекламируется с его участием любой мало-мальский результат, полученный за бюджетные деньги — будь то открытие маленького фельдшерско-акушерского пункта или ввод в эксплуатацию участка автодороги.

Эксперты и журналисты обращают внимание также на почти ежемесячные изменения в закон о республиканском бюджете и неэффективные траты на многочисленные форумы, фестивали и поездки.

Тревогу вызывают или непродуманные или имеющие скрытый смысл инициативы, затрагивающие межэтнические отношения. Так, в затянувшейся программе переселения лакского населения Новолакского района и восстановления Ауховского района предпринимается попытка ускорить переселение и вернуть населённым пунктам старые названия без учёта того, что дома на новом месте построены некачественно, нет должной инфраструктуры и рабочих мест.

Волюнтаристски пытаются власти решить и земельные вопросы на равнинных участках, которые также вызывают острые заявления общественных организаций и споры на интернет-форумах и в социальных сетях в интернете.

Гражданское общество — слуга власти?

По данным Росстата в Дагестане около 2 800 общественных и религиозных объединений и НКО. Около 800 из них — религиозные.

В отношениях с институтами гражданского общества глава Дагестана отдаёт предпочтение именно им и, прежде всего, Духовному управлению мусульман Дагестана. Оно объединяет сторонников суфийского течения, тогда как «умеренные салафиты» по-прежнему находятся под прессом правоохранительных органов из-за подозрений в экстремизме.

Согласно анализу специалистов Общественной палаты РД из остальных примерно 2 тысяч общественных объединений и НКО число активных не превышает 150-200. В сравнении с общероссийскими тенденциями Дагестан уступает как по росту их числа, так и по данным об их активности.

Тем не менее они играли и играют определённую роль в общественной жизни республики и, начиная с 2007 года они получали господдержку в виде грантов. Однако сумма денег на гранты главы республики (13,6 млн рублей) не увеличивается с 2008 года, а количество грантов уменьшилось со 114 до 43. Из-за этого шансы получить грант резко снизились.

В 2013 и 2014 годах Абдулатипов инициировал создание движений «Я — помощник президента» и «В поддержку главы Дагестана» и призвал их помогать в реализации приоритетных проектов, осуществлять общественный контроль и участвовать в субботниках.

Активисты движений были постоянными участниками ток-шоу на РГВК «Дагестан», на которых ругали прежние власти, критиковали мелких и средних чиновников и утверждали, что благодаря Абдулатипову ситуация меняется к лучшему. Однако после нескольких скандалов их активность резко спала, а автор ток-шоу объявил о переходе в оппозицию к Абдулатипову.

Сейчас эту роль исполняет, как его называет госСМИ, «уполномоченный главы Дагестана», а на самом деле заместитель начальника управления Администрации Главы и Правительства РД по борьбе с коррупцией Алибек Алиев. Он с выездом на место, откуда пришла жалоба, взывает к совести чиновников и на телекамеры рассказывает какой царь хороший и какие бояре нерадивые.

Несмотря на проблемы, активные общественные объединения стали обозначать властям свои цели и пытаться их добиться. Но натолкнулись на непонимание и нежелание обсуждать интересующие их темы. Тогда группа представителей 15 объединений в 2014 году выступила с обращеним к дагестанцам и потребовала отставки Абдулатипова.

В ответ глава Дагестана заявил, что «в оппозиции три шизофреника». Не помогая развитию гражданских институтов он, тем не менее периодически выставлял условием сотрудничества НКО с властями компетентность, конструктивность и авторитетность. Этим же он оправдывал действия властей по снятию кандидатов от новообразованных партий, в числе которых было много успешных специалистов. И продолжал пренебрежительно отзываться о всех, кто позволял критиковать его политику.

В то же время проводилось множество встреч, совещаний, форумов, конференций, на которые привлекались представители научного сообщества, специалисты-практики и чиновники. На них принимались резолюции и рекомендации, однако действенной системы взаимодействия органов власти с экспертным сообществом так и не получилось. Отдельные

учёные рискнули покритиковать руководство за потребительский, рекламный и просветительский подход властей к проведению форумов, но большинство, работающее в бюджетных учреждениях, предпочитает молчать.

В октябре-ноябре 2014 года около 15 правозащитников и представителей общественных организаций проводила голодовку также с требованием отставки Абдулатипова. Вице-премьер правительства и советник главы Дагестана обещали удовлетворить некоторые другие требования и подготовили проект протокола с обязательством рассмотреть и решить несколько проблем. Но после прекращения голодовки обещания были забыты. Поэтому на парламентских слушаниях в Народном собрании РД в декабре 2016 года мнения официальных лиц и общественников об итогах их взаимодействия разошлись. 

Стало окончательно ясно, что Абдулатипов не приемлет самостоятельности институтов гражданского общества. В ответ на создание партии «Народ против коррупции» он в 2016 году инициировал движение «Абдулатипов против коррупции», а затем — «Наша партия — Дагестан».

С помощью чиновников они организуют собрания активов городов и районов и где «доносят позитивные изменения», слушают пожелания и просьбы к власти и транслируют на этой базе пропагандистские материалы об успехах власти и обещаниях на будущее через государственные и муниципальные СМИ. Аналогично используется и институт общественных приёмных.

Функции общественного контроля над деятельностью органов публичной власти частично выполняет дагестанское отделение Общероссийского народного фронта, деятельность которого однако, скорее, ограничена рамками так называемой теорией малых дел.

Другие активные гражданские организации не смогли отстоять ипподром и другие объекты и стали молчать – либо отчаявшись, либо боясь испортить отношения с некоторыми чиновниками.

В этих условиях роль независимых институтов гражданского общества взяли на себя негосударственные СМИ — газеты «Черновик», «Новое дело», «Свободная республика», радиоканал «Эхо Москвы Махачкала», а также ряд общекавказских интернет-изданий.

С их помощью, а также в силу вопиющих действий или бездействия республиканских властей, гражданское общество в Дагестане в последние полгода активизировалось. В республике много экологических проблем, многие из которых обсуждаются, но по разным причинам не решаются либо из-за нехватки средств, либо из-за объективных обстоятельств.

Однако у граждан вызывает возмущение случаи игнорирования властями экологических норм в угоду бизнес-интересов. Так, попытка построить в парке Ленинского комсомола мультимедийный музей истории России вызвала протест даже у 2 лояльных власти депутатов Народного собрания и у многих членов Общественной палаты республики.

Под воздействием нескольких протестных акций и сбора подписей против строительства музея в парке руководству Дагестана пришлось отступить, но продолжается борьба гражданской общественности по другим проблемам.

Несмотря на то, что экологическим вопросам объединяются люди разных убеждений и взглядов и протест приобретает массовый характер, власти либо отмалчивается, либо создают имитацию решения проблем, а многочисленные нарушения продолжаются. Так происходит, например, по вопросам спасения Эльтавского леса в Махачкале и Самурского леса на границе с Азербайджаном, уборки, хранения и переработки мусора, загрязнения моря и частной застройки приморских территорий и т. д. Из-за загрязнённости города мусором российская общественность присвоила Махачкале звание мусорной столицы России.

Если даже не примешивать политику, то неэффективность властей очевидна для дагестанцев из многочисленных случаев непринятия мер даже после предписаний прокуратуры. Остаются на тех же местах незаконно построенные в городах АЗС даже после ряда взрывов, унесших жизни людей. Не принимаются должные меры по уплотнённой и другим видам незаконной застройки, из-за которых исчезают детские площадки и затруднён проезд пожарных и скорой помощи.

Так же обстоит дело с проблемой отлова бродячих животных, о которых властям неоднократно говорили зоозащитники, но дело обернулось тем, что 19 февраля бродячие собаки загрызли насмерть 9-летнию девочку, а в ответ с попустительства властей неизвестные лица начали массовый отстрел этих животных. Информация попала в федеральные СМИ и Дагестан опять получил пятно на свой репутации.

Причём недостаточная реакция на неправомерные действия и от правохранительных и контролирующих органов. У активистов гражданского общества и многих экспертов складывается ощущение, что кто-то сверху отстранился или прикрывает неблаговидные деяния, происходящие в регионе.

Пропаганда и реалии

Вся информационная политика главы Дагестана заточена на пропаганду успехов под его руководством. На это выделяются значительные средства, часть из которых идёт на оплату услуг федеральных СМИ. Значительные средства потрачены на многочисленные баннеры и плакаты, на которых изображён Рамазан Абдулатипов с его цитатой или он вместе с Владимиром Путиным.

Такое нескромная самореклама не соответствуют традициям дагестанских народов и осуждается исламом, о чём говорят осуждающе на форумах сайтов и социальных сетях. Зато такой приём используется для укрепления авторитарного режима. 

В Послании Народному собранию РД, оглашённого 6 февраля 2017 года глава Дагестана заявил, что экономика Дагестана стала за четыре года более эффективной. Он заявил о самых высоких в России темпах роста (на 36% в 2016 г. ) объёмов производства в промышленности республики.

Но несколько новых средних предприятий не принесли существенной добавки. А согласно докладам Дагстата успехи в промышленности связаны с жарким, но одновременно дождливым летом, обеспечившим полноводность рек и, следовательно, увеличением выработки электроэнергии на каскаде ГЭС, а также долгожданным выполнением оборонзаказов несколькими предприятиями республики.

В сельском хозяйстве тоже относительно хорошие темпы роста продукции (5-6%). Но более 70% продукции дают личные подсобные хозяйства, которые не пользуются государственной поддержкой и результаты их деятельности рассчитываются на основе выборочного исследования. Ещё порядка 15% объёма дают крестьянско-фермерские хозяйства, которые пользуются незначительной поддержкой государства.

В строительстве рост тоже есть, но около 90% — это индивидуальное жилищное строительство, где помощь государства также весьма незначительна. Сферы торговли и услуг и вовсе развиваются без помощи государства.

Наоборот, представители малого и среднего бизнеса на публичных площадках продолжают жаловаться на всевозможные поборы и частые проверки со стороны контролирующих и правоохранительных органов

Таким образом, номинальный рост валового регионального продукта (ВРП) связан в основном с ростом цен, благоприятной погодой и предприимчивостью самих дагестанцев. Роль же государственных органов власти в росте ВРП позитивна разве что в убеждении органов статистики о высоких темпах роста.

Абдулатипов хвалится тем, что денег в бюджет республики стали собирать больше, чем в 2012 году. Но темпы роста налоговых доходов в республиканский бюджет ниже темпов роста ВРП. Кроме того, номинальный рост доходов в бюджет связан с ростом цен, зарплат, тарифов и в реальном исчислении с учётом инфляции несущественен.

Он утверждает, что дороги стали лучше. Действительно на автодороги были направлены большие средства из бюджета, но улучшив их в некоторых горных районах, Абдулатипов оставил без финансирования дороги в городах и сёлах на равнине. Результат можно почувствовать, если проехать по улицам Махачкалы, Хасавюрта, Буйнакска.

Кроме того было сокращено бюджетное финансирование сферы ЖКХ, что обусловило нехватку средств на очистку ливнёвок, ремонт водопроводных и канализационных сетей, а это, в свою очередь, привело в конце октября 2016 года к «потопу» в столице республики и отравлению более 3 тысяч жителей Махачкалы.

Глава Дагестана утверждает, что стало меньше взяток и поборов. Но судя по сообщениям в интернете — это не так. Наоборот, рассказывают о более высоких ставках, ссылаясь на возросшие риски.

Не способствовали его авторитету и частые оскорбительные выражения в адрес подчинённых и оппонентов, серьёзные противоречия и ошибки в публичных выступлениях, особенно по экономическим и религиозным вопросам. Видео- и аудиозаписи таких случаев «гуляют» в интернете и по смартфонам.

Журналисты и блогеры отмечают и переменчивость оценок Абдулатиповым роли дагестанских политиков и федеральных властей. Сначала он обвинил бывших глав республики в том, что они довели республику до катастрофы, а затем также публично произносил в их адрес хвалебные речи в и вручал им ордена. Аналогично было много критики федеральных министерств и ведомств и в целом региональной политики федерального центра, которая сменилась на восхваления и награды.

Виноват Дагестан или Москва?

В Дагестане за последние годы убедились, что федеральное руководство не обращает внимания ни на большой поток жалоб, ни на скандальные случаи правонарушений со стороны охраны главы республики, ни на дутые цифры статистики, ни на низкие рейтинги эффективности использования финансов и социально-политической устойчивости, ни на итоги проверок Счетной палатой России исполнения республиканского бюджета за 2015 год и УФК РФ по РД за 2016 год, ни на высокий уровень конфликтогенности региона, ни на рост числа преступлений террористической направленности.

Индульгенцией, получается, являются хоть и сомнительные, но почти 90% явка избирателей и 90% голосование за «Единую Россию» на выборах, а также патриотическая риторика.

Оправдывают или хвалят главу Дагестана за такие сомнительные результаты и многие федеральные проправительственные эксперты. Бывший заместитель полпреда Президента России в СКФО Михаил Ведерников во время визита председателя ЦИК РФ Эллы Памфиловой в Махачкалу заявил, что избирательная система республики развивается и портят картину только отдельные СМИ.

Вместе с тем мы наблюдали в последние недели активное обсуждение февральских отставок 5 губернаторов различными федеральными экспертами, которые к своему удовлетворению объясняли, что это связано в основном с низкими рейтингами эффективности работы глав регионов, которые они регулярно составляют на основе разнообразной социально-экономической информации и результатов социологических опросов.

Однако Владимир Путин 16 февраля на встрече с отставленными губернаторами заявил, что это всего лишь плановая ротация и они будут награждены госнаградами. Получается, что исследовательская и аналитическая деятельность большого числа экспертов, в том числе строящих «кремлёвские рейтинги губернаторов», оказалась бессмысленной. У процедуры смены руководителей субъектов РФ, наверное, есть своя логика, хотя она остаётся непрозрачной и труднопрогнозируемой.

Из изложенного следует, что то, что происходит в Дагестане, чревато ещё большими негативными последствиями для граждан нашей страны. В Дагестане почти никто не хочет майданов, митингов и других акций протеста. Активисты и эксперты спокойно обсуждают складывающуюся ситуацию, приходят к определённым выводам и рассчитывают на решение проблем без эксцессов.

Однако в рамках республики их решить оказалось невозможно. Поэтому остаётся надеяться, что Президент России, получив информацию о дагестанском гражданском форуме, сможет получить дополнительные сведения для получения объективной картины о ситуации в республике и принятия мер по её улучшению.

Представляется, что какой-либо новой стратегии и программы развития региона не потребуется, поскольку основные проблемы заключаются в расхождении слова и дела, нарушении законов, некомпетентности в управлении, кадровой чехарде, даче невыполнимых обещаний, высокомерном отношении к представителям гражданского общества, концентрации усилий на саморекламе и создании видимости больших позитивных изменений.

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции "Кавполита"

7 Распечатать

Наверх