09 августа
23 июня 2016 4300 0

Бил или не бил – суд разберется?

В следствии по делу экс-майора полиции, якобы избившего подростка, слишком много нестыковок
Фото: openrussia.org
Фото: openrussia.org

usahlkaro Мурат Азаматов Автор статьи

В Эльбрусском районном суде около года длится процесс над Азретом Малкандуевым, до 2015 года занимавшим пост заместителя начальника полиции по охране общественного порядка отдела МВД России по Эльбрусскому району. Бывший майор, которого обвиняют в тяжком преступлении, на самом деле ничего не совершал, считают его родственники.

Насилие при свидетелях

Бывший полицейский обвиняется в тяжком преступлении – превышении служебных полномочий с применением насилия или угрозой его применения (п.«а» ч.3 ст.286 Уголовного кодекса РФ). Следствие считает, что он избил несовершеннолетнего Алима Хусаинова в отделении ПДН.

Азрет Малкандуев

По версии следствия, 14 января 2015 года вечером примерно с 18:00 до 21:00 в присутствии четырех сотрудников полиции и доставленных в отдел по делам несовершеннолетних Потапова и Жолабова, Малкандуев избил Алима Хусаинова. Якобы полицейский бил молодого человека по голове и туловищу, душил, требуя от него признаний в совершении кражи.

Увольнение Малкандуева из органов внутренних дел адвокат считает нарушением его прав

Однако родственники бывшего полицейского и адвокаты с обвинением не согласны. Сейчас суд приступил к изучению доказательств, предъявленных стороной защиты.

Криминала не обнаружил

Во время одного из заседаний суда были допрошены двое свидетелей – бывший заместитель начальника полиции Эльбрусского ОВД Альберт Кумыков и действующий сотрудник Тимур Ч.

По словам Кумыкова, он отлично помнит это дело. В больницу города Тырныауза с травмами попал несовершеннолетний Хусаинов. Молодой человек утверждал, что упал со ступенек, что и было записано в документах.

Как пояснил Кумыков, в материалах опроса парня он ничего криминального не обнаружил. Но потом ему стало известно, что делом заинтересовалась прокуратура района, и начались дополнительные проверки. «В прокуратуру начали вызывать сотрудников дежурной части, членов следственно-оперативной группы, проверять законность принятого решения», – рассказал он.
​Обвинение пытается доказать не события преступления, а то, что свидетели, даже потерпевший, врут

Позже Кумыкову стало известно, что прокуратура настаивает, будто Хусаинова в здании ПДН избили сотрудники полиции. Рассказал ему об этом оперативный дежурный, которого также вызывали в ведомство. Но записывать его объяснения отказались, поскольку они шли вразрез с обвинением, которое выдвинули прокурорские работники.

Вечером того же дня Малкандуева арестовали, но при этапировании ему стало плохо с сердцем. Через час его доставили в больницу Тырныауза. После обследования выдали справку, что перевозить его нельзя.

Как рассказал Кумыков, позже к ним в отделение приходила врач, которая эту справку выдала, – женщине угрожали за выписанный документ, в том числе лишением врачебной практики. «Она была расстроена, вся в слезах», – вспоминает Кумыков.

Суть конфликта

Почему же прокуратура района настаивала на виновности и аресте полицейского? По мнению Кумыкова, это может быть связано с конфликтом  между подразделениями РОВД. Якобы оперативные сотрудники доставили в отделение полиции некого несовершеннолетнего, чем превысили свои полномочия. В итоге инспекторы ПДН составили материалы об этом в прокуратуру.

«Нужно было громкое дело, чтобы расшатать устои отдела, сместить начальника РОВД. Цель достигнута: министр снял его за недоработки, за то, что не справился со службой, допустил раскол между отделом охраны общественного порядка и оперативными работниками», – считает свидетель. 

Кумыков убежден, что Малкандуев не избивал Хусаинова. За весь период работы, начиная от дознавателя до заместителя начальника РОВД, ни одного факта нарушений, жалоб на грубость полицейского, случаев превышения полномочий не было.

Несовершеннолетний свидетель Потапов заявил, что его принудили дать показания об избиении

После событий несколько сотрудников Эльбрусской полиции уволились, кто по собственному желанию, кто под давлением. Сам Кумыков ушел на пенсию досрочно – за восемь месяцев до окончания контракта. «У меня не было желания работать в такой обстановке», – пояснил он.

Никому не угрожал

Другой свидетель – Тимур Ч. – непосредственный очевидец событий. По мнению следствия, Малкандуев в его присутствии якобы неоднократно наносил удары ногами руками по голове телу Хусаинова, душил его.

Мало того: самого Тимура Ч. обвинили в том, что он угрожал молодому человеку выколоть ручкой глаза. Но, отвечая на вопросы, свидетель заверил, что ничего такого не было.

«Я в органах внутренних дел с 1999 года, Азрет Малкандуев – с 2003 года. За столько лет службы нареканий, замечаний в нашей деятельности не было. Как мы, два взрослых офицера, могли напасть на парня, избивать его руками и ногами? Мы не пытались обвинить его в чем-то или расследовать преступление, повесить на него никакое дело... Зачем нам его избивать?» – рассказал он.

​Азрета Малкандуева характеризуют только с положительной стороны, говорят: человек на своем месте

По словам свидетеля, в комнате ПДН несовершеннолетний Потапов  рассказал, что Хусаинов совершил кражу в кафе «Алькор» и угнал велосипед в Приэльбрусье. Хусаинов заплакал, присел, облокотился о стену. В этот момент в комнату забежали его мать, бабушка и тетя. Они втроем начали кричать: тебя что, избивали?

Хусаинов не говорил, что его били, он только плакал. Они его осмотрели, не обнаружив никаких следов побоев, успокоились. 

Суд восполнит

По мнению адвоката нальчикской коллегии адвокатов «Эгида» Мухтара Мишаева, который представляет интересы Азрета Малкандуева, в суде идет восполнение результатов предварительного расследования.

Адвокат Малкандуева – Мухтар Мишаев

«В судебном процессе материалы предварительного расследования с обвинительным заключением могут быть либо достаточными для принятия решения по делу, либо нет. Если доказательство недостаточно, что-то упущено, суд дело возвращает. А в этом процессе происходит восполнение результатов предварительного расследования. Но это недопустимо», – возмущается защитник.

Нужно было громкое дело, чтобы расшатать устои отдела, сместить начальника РОВД

Согласно экспертизе, у Хусаинова обнаружены ссадины на шее справа толщиной менее 1 мм каждая, но они нехарактерны для удушения.

«Сотрясение мозга, которое подозревали родственники Хусаинова, вызывая скорую помощь в ту ночь, экспертизой не подтвердилось. Хотя, думаю, нужного эффекта добились: в больницу после отделения полиции попал несовершеннолетний, что не могло не вызвать резонанса. Но Алим говорил, что его никто не бил, он сам упал с лестницы», – отметил защитник.

По мнению адвоката, в суде идет восполнение пробелов, которые допустили на стадии предварительного расследования.

«Сторона обвинения пытается доказать не события преступления, которое вменяется Малкандуеву, а то, что свидетели, в том числе и потерпевший, в суде врут. Кроме того, действующие и бывшие сотрудники полиции, которые были непосредственными участниками этих событий, сообщали о давлении со стороны ОСБ и следствия», – говорит адвокат.

По словам Мишаева, Азрета Малкандуева характеризуют только с положительной стороны – как человека, как сотрудника органов внутренних дел: «О нем говорят – человек на своем месте».

Причиной сложившейся ситуации может быть конфликт между подразделениями, считает Мишаев. Об этом же в суде заявляли несколько свидетелей.

«Кумыков во время допроса говорит о конфликте между подразделениями полиции. Вследствие этого он сам уволился, со словами, что в такой обстановке работать не намерен», – рассказал он.

Увольнение Малкандуева из органов внутренних дел адвокат считает также нарушением его прав.

«Заключение служебной проверки гласит: рекомендуем уволить. Хотя вопрос об увольнении сотрудника, по правилам проведения служебной проверки, решается в случае обнаружения признаков преступления в порядке статей 144, 145 УПК и только по завершении уголовного дела, получив приговор суда. В данном же случае основанием для служебной проверки послужило возбуждение уголовного дела», – рассказал Мишаев.

​В суде по делу Малкандуева налицо восполнение результатов предварительного расследования

«Обвинение Малкандуева считаю необоснованным, суд восполняет доказательства предварительного расследования, свидетели жалуются на давление, все жалобы стороны защиты и свидетелей для рассмотрения направляются в те же органы, которые принимали решение о возбуждении уголовного дела и поддерживают обвинение в суде.

Например, после одного из заседаний родственница Малкандуева, которая является простым слушателем, рассказала мне, что в отношении нее пытаются возбудить уголовное дело. О какой объективности при таких условиях может идти речь?» – отметил защитник.

Мне позвонили

Когда материал был готов к публикации, КАВПОЛИТу стало известно о давлении на выступившего в суде Альберта Кумыкова.

«Был звонок с неизвестного мне номера. Он зафиксирован. Это был сотрудник из Эльбрусского района. Начал он издалека: что делаю, чем занимаюсь, бываю в районе или нет. Потом он передал телефон другому человеку. Тот начал угрожать мне физической расправой. Спросил, где я нахожусь. Я воспринял это как вызов. Этот человек заявил, что приедет и сломает мне челюсть. Я назвал адрес, на что он сказал, что дождется меня в районе и, как только приеду, со мной расправятся», – рассказал нам Кумыков.

Угрозы он воспринял всерьез. «Идет запугивание свидетелей защиты Малкандуева. Они считают, что все должны находиться под контролем, и никто не может выступать против системы», – отметил наш собеседник.

В связи с поступившими угрозами Кумыков намерен обратиться в правоохранительные органы. «Я законопослушный гражданин, сам стоял на защите закона и порядка, уволился в должности подполковника полиции. Но сегодня не могу гарантировать свою безопасность. Слова могут быть приведены в действие, пусть и не буквально. Это могло быть предупреждение для других свидетелей, чтобы запугать их», – предполагает Кумыков. 2 Распечатать

Наверх