23 июня
16 марта 4891 1

«Буду бороться до последнего вздоха»

Родители убитых пастухов Гасангусейновых утверждают, что смерть их сыновей это политическое убийство

usahlkaro Фаина Качабекова Автор статьи

Год и три месяца на убитых пастухах из села Гоор-Хиндах висело клеймо террористов. Адвокатам правозащитного центра «Мемориал» с большим трудом удалось добиться того, чтобы Следственное управление СК РФ по РД прекратило уголовное дело по статье 317. После чего следствие возбудило дело по факту убийства, а родителей признали потерпевшими. Однако очистить имя братьев Гасангусейновых полностью, пока не удается – погибшим по-прежнему вменяют оборот оружия. При этом убийство братьев не расследуется.

Со 2 марта родители погибших устраивали одиночные пикеты на площади столицы Дагестана. В результате потерпевших принял Прокурор РД Денис Попов, а в ходе встречи всплыли новые интересные подробности.

«Причастность сотрудников правоохранительных органов к убийству братьев Гасангусейновых очевидна»

16 марта на пресс-конференции, Гасангусейновы вместе с адвокатами рассказали об итогах визита к Попову, о том, почему они потеряли доверие к правоохранительной системе республики и в связи, с чем смерть простых пастухов является политическим убийством.

Было покушение – и нет покушения

23 августа 2016 года в окрестностях села Гоор-Хиндах были убиты два пастуха, братья Гасангусейн и Наби Гасангусейновы. По первоначальной версии следствия молодые люди якобы являлись боевиками и были застрелены в ходе спецоперации. Следователи возбудили дело по статье 317 (посягательство на жизнь сотрудника правоохранительного органа) и статье 222 (незаконный оборот оружия). Адвокаты потерпевших и родственники погибших в один голос твердят, что к смерти молодых ребят причастны силовые структуры.

«Причастность сотрудников правоохранительных органов к убийству братьев Гасангусейновых очевидна. Доподлинно известно, и этому есть немало свидетелей, что за день до убийства в окрестностях села и в нем самом находились сотрудники полиции, которых знали местные жители, а также те полицейские, кого ранее там не видели. Более того, за несколько часов до убийства, на пастбище, к братьям Гасангусейновым приходил работник ОМВД по Шамильскому району и подробно расспрашивал их, когда и каким путем они пойдут домой в село. Затем он взял у них телефон и позвонил кому-то. Мы уверены, что этот сотрудник действовал по заданию начальника полиции Шамильстко района Алиева» – начал руководитель инициативной группы по расследованию убийства Джамбулат Гасанов.

По версии адвокатов и общественников, молодые люди стали жертвами политических игр. В ходе пресс-конференции Гасанов сказал, что раньше пастухов был убит судья Убайдула Магомедов из села Асад Шамильского района. Он являлся одним из лидеров партии «Народ против коррупции», которая набирала большую популярность среди населения республики и мешала официальной власти. Как утверждают родственники Наби и Гасангусейна, ребят убили специально, чтобы сделать их виновными в данном политическом убийстве.

«Из скрытых источников нам стало известно, что если высшее руководство республики остерегается общественно-политического резонанса, если вся правда этого дела вскроется. Поэтому бывший глава республики Рамазан Абдулатипов, когда он был в селе Кахиб, на просьбы родственников  встретиться с родителями Гасангусейновых, он отказал ехать к ним, заявив, что это политическое убийство» – заявил Гасанов.

Муртазали Гасангусейнов.

Как уже было сказано, 15 ноября 2017 года следствие отказалось от версии покушения на жизнь сотрудника полиции. В след за этим все правоохранительные структуры: МВД, ФСБ, ЦПЭ начали отрицать то, что  на момент убийства пастухов в окрестностях села проходила спецоперация. 

Но как уверяет руководитель инициативной группы, все факты и очевидцы указывают на то, что к моменту убийства на въезде и выезде в село стояли полицейские заставы, а в 2 часа ночи в Гоор-Хиндах уже заехал ОМОН.

Если спецоперации не было то, что в селе делал ОМОН? Откуда силовики узнали о том, что в глухом месте было совершено убийство? И что на месте преступления делал сотрудник ЦПЭ?

«Согласно свидетельству местного жителя и дяди убитых, в 6 утра по дороге на противоположной горе, на место преступления поднялись около 10 работников полиции и мужчина в черном, как позже выяснилось, это был руководитель ЦПЭ села Гергебель. На вопрос дяди Гасангусейновых, за что были убиты молодые люди, сотрудники полиции ответили, что проводится спецоперация.

Кроме того, по показаниям очевидцев стрельба началась в 21:35, а уже в 21:47 исполняющий обязанности начальника полиции Алиев, позвонил главе муниципального образования Гоорский и сообщил, что в селе Гоор-Хиндах проводится спецоперация. И велел, чтобы никто из домов не выходил» – пояснил Гасанов.

В связи с чем, на встрече с журналистами адвокаты и общественники озвучили следующие вопросы: Если спецоперации не было то, что в селе делал ОМОН? Откуда силовики узнали о том, что в глухом месте было совершено убийство? И что на месте преступления делал сотрудник ЦПЭ?

При этом, руководитель рабочей группы отмечает, что на расследование дела по 317 статье у следствия ушло почти полтора года. Теперь столько же времени уйдет и на выяснение обстоятельств дела по 105 статье. По мнению Джамбулата Гасанова, сотрудники правоохранительных органов намеренно тянут время, чтобы интерес общества к данному делу иссяк. После чего производство можно прекратить, оставив на убитых 222 статью. В результате Гасангусейновы будут признаны пособниками террористов.

Очевидно, что братьев Гасангусейновых убили, а автоматы, одежда и обувь на них надели уже после смерти, - адвокат Мурад Магомедов

«Выходит, что год и три месяца в деле возбужденном по 317 статье потерпевшими были сотрудники полиции, а теперь оказывается, полицейских там вообще не было. Спрашивается, чем занималось следствие, если все это время они не могли разобраться в наличии или отсутствии потерпевших сотрудников. Или это чудовищная безграмотность следствия или это преступная подтасовка имеющихся данных» – резюмирует Гасанов.

Сомнительные экспертизы

С начала марта 2018 года родители убитых Патимат и Муртазали Гасангусейновы устраивали пикеты на центральной площади Махачкалы. Они требовали встречи с врио главы РД Владимиром Васильевым. В результате протестов, прокурор республики Дагестан Денис Попов принял отца вместе с Джамбулатом Гасановым.

В ходе беседы с Поповым, присутствующий там и прокурор Магомед Ибрагимов заявил, что в деле существует экспертиза, согласно которой генетические материалы убитых обнаружены на оружии и на нескольких патронах. При этом, о существовании данных исследований ни адвокаты, ни родственники не знали.

По мнению Газанова, данный козырь намерены были вытащить в зале суда, через полтора года, чтобы добиться обвинения Гасангусеновых в пособничестве терроризму. Результаты данной экспертизы указывают на то, что пастухи производили какие-то действия с автоматами. Однако общественник отметил, что подтасовать исследования не составляет труда. При этом существенных доказательств, причастности погибших к оружию – отпечатков пальцев погибших, обнаружено не было.

По словам Гасанова, согласно экспертизам, на лицах и руках Гасангусейновых были найдены следы продуктов выстрелов. Однако исследование ногтей и волос показало, что следов выстрелов на них нет. Как поясняет руководитель рабочей группы, это указывает на то, что в убитых стреляли с близкого расстояния, но они не производили выстрелов.

«Хотя дело по 317 статье было прекращено, прокурор Ибрагимов, вытащив данную экспертизу, пытается указать, что Гасангусейновы причастны к этому оружию. Однако очевидно, что ребят убили, а автоматы, одежда и обувь на них надели уже после смерти. Как у адвокатов, у нас есть вопросы: почему нас не ознакомили с постановлением об этой экспертизе и с ее результатами? Нам была выдана копия экспертизы, на которой нет даже печатей эксперта, нет подписей понятых, нет информации о получении образцов исследования. Напрашивается вывод – либо эти результаты скрывали, либо экспертизы вообще не было» – добавил адвокат Мурад Магомедов.

Родители и общественники выразили большие надежды на справедливость нового прокурора республики, который пообещал им беспристрастно и оперативно способствовать расследованию данного дела. Однако родственники потеряли доверие к следственному комитету республики и хотят, чтобы производство было передано в Следственный комитет РФ по СКФО.

«Не дай бог, чтобы кто-то на этом свете пережил то, что мы пережили с моей супругой Патимат. Да, моих сыновей мне уже никто не вернет. Но я буду бороться до последнего вздоха, чтобы с другими детьми такого не произошло» –  в конце встречи сказал отец убитых Муртазали Гасангусейнов. 


3 Распечатать

Наверх