09 сентября 2015 18954 13

Чем Коран не угодил российским судам?

Рамзан Кадыров высказался о признании экстремистским перевода аятов Священной Книги
Фото: islam.ru
Фото: islam.ru

usahlkaro Рустам Джалилов Автор статьи usahlkaro Магомед Эдильсултанов Автор статьи

Южно-Сахалинский городской суд признал экстремистской книгу, представляющую собой сборник молитв и кратких пояснений к аятам Корана.

Очередное абсурдное решение российского правосудия, направленное против исламской литературы, так бы и осталось незамеченным, если бы не заявление главы Чеченской Республики Рамзана Кадырова, который подверг резкой критике судью и прокурора, принявших постановление о запрете переведенных цитат Корана, назвав их «национал-предателями и шайтанами», своими действиями взрывающими ситуацию в России.

Книга «Мольба (дуа) к богу: ее назначение и место в Исламе», была изъята в марте 2014 года при проверке сахалинской общины мусульман, проведенной прокуратурой Южно-Сахалинска совместно с УФСБ по Сахалинской области.

В апреле того же года прокуратура Южно-Сахалинска обратилась в Южно-Сахалинский городской суд с иском о признании данного издания экстремистским материалом.

Иск о признании экстремистской книги, представляющей собой краткие пояснения к аятам Корана, базировался на анализе лингвистов, проведенном по заказу прокуратуры в ЭКЦ УМВД России по Сахалинской области.

По мнению привлеченного эксперта, в книге «Мольба (дуа) к богу: ее назначение и место в Исламе» «имеются высказывания, представленные в форме утверждения, в которых речь идет о превосходстве, преимуществе человека или группы лиц перед другими людьми на основании их принадлежности и отношения к религии (к исламу)».

К такому выводу экспертизу наталкивают следующие фрагменты текста: «Вся слава принадлежит Одному Аллаху», «Мы поклоняемся только Тебе Одному .. и не поклоняемся никому иному», «Никто не заслуживает поклонения (ибада) и мольбы (дуа) кроме Него». Все эти изречения представляют собой перевод аятов Священной Книги ислама.

Спустя год, 12 августа 2015 года, городской суд Южно-Сахалинска соглашается с выводом автора экспертизы о том, что в коранических текстах, приведенных в книге, и комментариях к ним содержится пропаганда превосходства ислама над другими религиями, и признает ее экстремистской. Однако о данном решении становится известно только 7 сентября.

Одна из выдержек судебного решения гласит: «Суд считает, что воздействие данных текстов направлено на изменение личностной системы ценностей и убеждений человека, взаимоотношений в обществе, при этом прослеживается попытка подсознательного воздействия на психику и веру личности, то есть развитие осознаваемых ценностей и убеждений на иррациональной основе, следовательно, спорная книга является экстремистским материалом».

Суд постановил, что в тексте книги, рецензентом которой является председатель Духовного управления мусульман Азиатской части России Нафигулла Аширов, не только «указывается на преимущество одной группы лиц перед другими людьми на основании их отношения к религии, принадлежности к исламу, к мусульманам», но и «имеется скрытый призыв, формирующий стойкие экстремистские убеждения, взгляды, стереотипы поведения, направленные на подрыв основ конституционного строя Российской Федерации».

В то же время муфтий Нафигулла Аширов, к которому КАВПОЛИТ обратился за комментарием, считает решение сахалинского суда «глупостью, которая выставляет посмешищем все российское судопроизводство перед всем миром».

Нафигулла Аширов. Фото: Ansar.ru

«Проблема заключается прежде всего в том, что священные тексты ислама оценивают люди невежественные, не знающие их глубины, не осведомленные о взаимосвязи их  с историей, с духом религии.

Допустим, если провести ревизию библейских текстов, то там есть слова, гласящие «Не с миром я к вам пришел, но с мечом». Вы понимаете, как можно воспринять их в отрыве от общего контекста? Как призыв к войне. К примеру, в Коране есть слова – не поклоняйтесь никому, кроме Аллаха.

Суд воспринял это как призыв превосходства исламской религии над всеми остальными религиями. Но ведь Коран обращен к верующим, к мусульманам, которые имеют свои убеждения и уверены в своей правоте.

А эксперты и суд восприняли это как экстремизм. Это абсолютно ошибочное восприятие. Это во-первых.

Во-вторых, цитируемые аяты священных текстов Корана переведены академиком Игнатием Крачковским, великим русским ученым. И признать академический перевод Крачковского, который перевел его еще в советское время и к которому не было претензий даже в коммунистический период, является верхом глупости», – пояснил Аширов.

Глава духовного управления мусульман Ставропольского края муфтий Мухаммад Рахимов также утверждает: болезнью российской правовой системы является то, что мнение о исламских священных тесктах выдают несведующие люди, у которых нет соответствующей квалификации, а право налагать всероссийский запрет на книги отдано районным судам.

«Спрашивают у каких-то людей, у которых нет образования. Я имею в виду, ни филологического, ни духовного образования. И с его слов запрещается литература, – сетует ставропольский муфтий. – . Мы очень давно выступаем и говорим, что необходимо, чтобы этим занимались квалифицированные специалисты. Если один суд запрещает, то это решение автоматически распространяется на всю Россию. Поэтому мы категорически против такого действия».

Мухаммад Рахимов. Фото: Regnum.ru

«Я на сто процентов уверен, что районный и городской суд, которые не компетентны в  шариатских вопросах, не должны решать вопросы ислама. Необходима компетентная организация, которая будет запрещать, и мы с ней будем согласны.

Когда суд от имени Российской Федерации говорит, мы обязаны подчиняться, надо знать, есть ли компетенция этого суда выносить такое решение.

Между тем я сомневаюсь, что судья, зная законы Российского государства, осведомлен о законах шариата. Для этого ему необходимо учиться 5-10 лет и еще столько же по вопросам православия.

Поэтому единственное: мы все должны писать в Верховный суд и Конституционный суд о неправовом характере таких актов районных и городских судов и требовать решать такого рода вопросы на другом уровне», – резюмирует муфтий Мухаммад Рахимов.

Cпециалисты должны уметь отличить Коран от экстремизма

Такую точку зрения разделяет и первый заместитель председателя Совета муфтиев России Рушан Аббясов.

«Религиозную литературу, тем более ту литературу, что имеет мировое значение, не должны запрещать суды. Сегодня мы видим, что некомпетентность экспертов приводит к тому, что к религиозной литературе, в большинстве своем исламской, имеется предвзятое отношение в судах.

А это, в свою очередь, приводит к тому, что мусульманская молодежь, недовольная такого рода запретами, радикализируется.

И, к сожалению, мы видим ту плачевную историю, когда молодежь становится на путь экстремизма из-за того, что сегодня какие-то невежественные люди пытаются запретить то перевод Корана, то классические и современные богословские труды ученых, которые признаны во всем исламском мире», – отметил в беседе с КАВПОЛИТом вице-председатель СМР Рушан Аббясов.

Рушан Аббясов. Фото: Kp.ru

«Поэтому, конечно же, я думаю, позиция Рамзана Ахматовича заслуживает уважения, и к ней должны прислушаться. Пора прекратить, как выразился муфтий Равиль Гайнутдин, "фестиваль районных судов" по запрету исламской литературы.

Выход, я считаю, один: если кто-то считает, что есть книги, которые могут принести какой-нибудь урон, то необходима экспертная группа, укомплектованная известными и заслуживающими доверия специалистами, и не на уровне района или города, а в таких центрах, как Москва, Санкт-Петербург.

Эти специалисты должны уметь отличить Коран от экстремизма и должны понимать ислам как религию мира, добра и согласия, а не как какое-то зло», – резюмирует Рушан Аббясов.

Уже не раз было говорено, что убежденность человека в своей вере не может быть подсудным делом, пока речь не заходит о насилии или прямом призыве к нему.

Всем религиям свойственно утверждать, что верующие заслуживают Рай, а неверующие – Ад.

Полагаем, что мусульмане имеют определенное мнение о будущем загробном месте пребывания судьи Перченко и прокурора Билобривец. По крайней мере, до тех пор, пока те не покаются. И это несмотря на то, что данное мнение вполне может восприниматься ими как «экстремистское».

8 Распечатать

Наверх