24 января
09 июня 2016 4936 0

Что делать с «кукурузной республикой»?

Врио главы правительства Северной Осетии Таймураз Тускаев – о рецептах оздоровления республиканской экономики
Таймураз Тускаев. Фото: vladikavkaz.bezformata.ru
Таймураз Тускаев. Фото: vladikavkaz.bezformata.ru

usahlkaro Николай Проценко журналист

По мнению временно исполняющего обязанности главы североосетинского правительства Таймураза Тускаева, оздоровление экономики республики, оказавшейся в тяжелейшем кризисе, должно начаться с правильного определения приоритетов дальнейшего развития. И в промышленности, и в сельском хозяйстве новое руководство республики намерено ориентироваться на производство продукции с высокой добавленной стоимостью. В интервью КАВПОЛИТу Тускаев не стал возлагать на кого-либо персональную ответственность за нынешнее состояние осетинской экономики – по его словам, сейчас лучше думать о будущем.

– По итогам прошлого года в Северной Осетии был зафиксирован серьезный экономический спад. Есть ли сегодня какие-то признаки того, что этот год удастся закончить с более оптимистичными показателями?

– Действительно, данные статистики за 2015 год говорят о спаде и промышленного, и сельскохозяйственного производства, по инвестициям тоже отрицательная динамика. Что нужно делать? Это вопрос не только сегодняшнего дня, но и вопрос будущего развития, потому что правильно расставленные экономические акценты сегодня – это гарантированный результат завтра в виде эффективного решения социально-экономических проблем.

Поэтому мы проводим анализ экономических возможностей, ресурсной базы, исходя из этого принимаются решения по развитию определенных отраслей хозяйства.

– Каковы сегодняшние отраслевые приоритеты?

– Республика имеет традиции в аграрной сфере, промышленности, их надо возобновлять. Если говорить о сельхозпроизводстве, то проблема у нас заключается в том, что оно не ориентировано на выпуск конечного продукта, а первичное сырье с невысокой добавленной стоимостью не может являться источником развития.

​Не люблю словосочетание «экономическое чудо», потому что в экономике чудес не бывает. Экономика – это расчет и труд

Поэтому здесь должен быть ориентир на производство, переработку и реализацию именно конечной сельхозпродукции и достижение того уровня АПК, который позволит продавать продукцию с высокой добавленной стоимостью – это и растениеводство, и животноводство, и овощеводство, и производство плодов. Те меры господдержки, которые сегодня возможны, будут направляться предприятиям, идущим в правильном рыночном русле.

Врио главы РСО-Алания Вячеслав Битаров и Таймураз Тускаев. Фото: kavtoday.ru

– Покойный Тамерлан Агузаров назвал Северную Осетию кукурузной республикой. Сколько времени уйдет на то, чтобы создать более продуктивную модель сельского хозяйства?

– Совсем отказываться от производства кукурузы нельзя – другое дело, что ее удельный вес в структуре сельхозпродукции должен быть иным, и само производство кукурузы должно быть ориентировано на ее глубокую переработку. Не просто производство кормов и спирта, а глютена и иной продукции с высокой добавленной стоимостью.

– Но основное предприятие республики по переработке кукурузы, Бесланский маисовый комбинат, как известно, находится в состоянии банкротства – на каких мощностях вы планируете этим заниматься?

– Для 1970-1980-х годов это, конечно, был завод, который использовал самые передовые технологии. Сейчас они устарели, но сама идея глубокой переработки кукурузы не утратила актуальность, хотя требует иных технологических и инфраструктурных подходов.

Рынку необходима качественная и при этом дешевая продукция, а текущее состояние БМК не позволяет производить конкурентоспособный товар. Предприятие находится на стадии банкротства, но республика ищет инвестора, который мог бы создать на этой площадке конкурентоспособное производство.

– Именно по переработке кукурузы?

- Да, это направление выгодно, перспективно, рентабельно, но чтобы этого достичь, нужны иные технологические и маркетинговые подходы. То же самое касается виноградарства в Моздокском районе, которое мы хотим возрождать, ряда проектов в сфере садоводства.

Концептуально необходимо развивать именно рынок продовольствия, потому что население мира растет большими темпами и потребность в продуктах питания будет высокой – это рынок, где соотношение спроса и предложения всегда будет в пользу производителя, но такого производителя, который способен выпускать качественный и не сильно дорогой товар. В этом направлении и идет работа правительства республики.

Промышленность за государственный счет

– А какова ваша концепция развития промышленности?

– Мы от нее не отказываемся, потому что промышленность всегда была локомотивом экономики развитых стран, который позволял благодаря росту экономики решать социальные проблемы. Сегодня в Северной Осетии есть объективные причины многих социальных проблем: наши муниципальные образования не располагают той доходной базой, которая позволяла бы решать вопросы граждан.

К их решению мы идем через экономическое развитие – иного пути нет. Постоянно ходить с протянутой рукой – неправильная позиция, поэтому руководитель республики ориентирует нас на поиск перспективных рыночных ниш, новых экономических возможностей.

С этой целью мы, например, изучаем базу природных ресурсов республики. У нас есть уникальные залежи глины, которые могут быть использованы в производстве кирпича, черепицы и других строительных материалов.

– Несколько лет назад ваше предприятие «Кавдоломит» претендовало на получение федеральных госгарантий, но хода эта заявка не получила. Вы будете дальше развивать этот проект?

– Это один из приоритетных проектов нашего развития, потому что сырьевая база, которую использует «Кавдоломит», по-своему уникальна и может использоваться, например, в стекольной промышленности. Но вы правы, что темпы развития этого проекта должны быть более динамичными, и мы в этом направлении работаем.

​У нас есть научная база для развития оборонных предприятий, прежде всего Владикавказский горно-металлургический институт

«Кавдоломит» планируется включить в подпрограмму Республики Северная Осетия-Алания в рамках госпрограммы социально-экономического развития СКФО до 2025 года. Эта программа предполагает софинансирование инвестпроектов: 60% – собственные средства инвестора, в том числе заемные, и 40% – средства федерального и республиканского бюджетов в той или иной форме. Это хорошая форма государственно-частного партнерства, которая, надеюсь, будет реализована.

– В республике есть список предприятий, которые могут претендовать на получение финансирования через Фонд развития промышленности?

– К сожалению, здесь мы не можем похвастаться какими-то достижениями, но проработка идет. Несколько дней назад врио главы республики Вячеслав Зелимханович Битаров встречался с вице-премьером Дмитрием Рогозиным, мы доложили о возможностях наших предприятий оборонно-промышленного комплекса. Хотим вовлечь их в выполнение гособоронзаказа, но нужен тщательный анализ потенциала этих предприятий, соответствия их трудовых ресурсов и материальной базы требованиям оборонзаказа. Будем делать все возможное для этого.

– Несколько лет назад об этом уже говорилось, когда ряд ваших оборонных заводов вошли в структуру «Ростехнологий», но толку от этого, кажется, никакого.

– Эффективности нет, потому что должна была присутствовать программа вовлечения их в реальный производственный процесс «Ростехнологий», то есть в процесс размещения заказов.

Тем не менее у нас есть серьезная научная база для развития оборонных предприятий, прежде всего Владикавказский горно-металлургический институт, который выпускает высококвалифицированных инженеров. Есть система профтехобразования, способная готовить средние специальные кадры для оборонной промышленности. Есть традиции, сохранились рабочие и инженерные кадры, хотя многие сотрудники уже пенсионного возраста.

Кроме того, помимо участия в оборонзаказе, нашему министерству промышленности поставлена задача изучать тенденции рынка, знать соотношение предложения и спроса, прогнозировать их и рекомендовать предпринимателям идти в те или иные сферы. А государство должно стимулировать те направления, которые будут конкурентоспособны и через 10-20 лет, чтобы вложения бюджетных средств использовались эффективно.

Где искать высокотехнологичного лидера

– Многое ли изменилось в работе правительства республики после того, как в нем появились выходцы из бизнеса? Чувствуете ли вы инерцию аппарата среднего звена, который при любой смене власти остается на своем месте?

– Я не стал бы говорить, что пришли люди из бизнеса, расставили правильно акценты и дело пошло семимильными шагами, а инерции аппарата нет. Да, рутина сохраняется. Если люди годами и даже десятилетиями привыкли работать в определенном режиме, то их трудно переделать.

​Мы можем освободить инвестора от местных и республиканских налогов, будем сопровождать, ходить за ним, пылинки сдувать

Но работа в этом направлении идет, ситуация понемногу переламывается. Мы ориентируем аппарат на решение конкретных прикладных задач, которые будут способствовать развитию экономики и эффективному использованию бюджетных средств в социальной сфере.

– Ставится ли задача более адресно работать с отдельными компаниями? Чиновники ведь могут нарисовать любые цифры, а реальная экономика – это все-таки предприятия, а не цифры.

– Это правильный вопрос. Да, нам нужны лидеры. Если бы сегодня в республику пришла какая-нибудь крупная инновационная производственная компания и показала возможности реализации проектов здесь, это стало бы посылом для потенциальных инвесторов о том, что сюда можно заходить, что здесь хорошая административная поддержка, трудовые ресурсы, способные решать серьезные задачи. Не так давно врио главы республики выступил с идеей создания особой экономической зоны промышленно-производственного типа...

– На базе чего?

– Мы хотим уговорить одного крупного, уже имеющего опыт реализации производственных проектов бизнесмена...

– Вы имеете в виду Таймураза Боллоева?

– Безусловно, мы хотим, чтобы в республику пришел и Боллоев – наш великий земляк, перед которым мы преклоняемся. Но республика открыта для всех.

Таймураз Боллоев и Дмитрий Медведев. Фото: РИА «Новости»

Если вспомнить историю Осетии, то наша республика всегда была многонациональной. У нас почти половина населения – люди некоренных национальностей, но они не имеют здесь никаких проблем, и мы стремимся создать образ открытого региона не только для земляков, но и для представителей других регионов.

​Алкогольную отрасль мы будем возрождать, и ориентация здесь на то, чтобы производители выпускали качественный продукт

Конечно, мы хотели бы, чтобы в республику вкладывали и наши земляки, которые состоялись в бизнесе за ее пределами, но будем рады видеть и других крупных инвесторов. Повторяю: у нас есть для этого база.

Если, опять же, взять образовательный уровень республики, то у нас присутствует ряд известных вузов, например, самый старый на Северном Кавказе аграрный университет, основанный еще в 1918 году указом Ленина. И если сюда придет инвестор с именем, то мы сможем для него создать хорошую площадку.

– Какие отрасли промышленности вы хотели бы видеть в рамках особой экономической зоны?

– Мы хотим разместить высокотехнологичные производства. Режим ОЭЗ предполагает освобождение от таможенных платежей, и если мы говорим о крупном проекте стоимостью несколько сотен миллионов долларов, то это серьезный стимул для инвестора, чтобы прийти сюда.

Кроме того, мы можем освободить инвестора от местных и республиканских налогов – на имущество и землю, от части налога на прибыль, и будем сопровождать его, ходить за ним, пылинки сдувать.

– Но для начала все же нужно добиться, чтобы местный бизнес перестали «кошмарить», как это недавно произошло с владикавказским предприятием «Баспик».

– По этому эпизоду врио главы республики тут же встал на защиту предприятия, мы обратились во всевозможные инстанции и будем защищать как «Баспик», так и другие компании, потому что все примеры бурного экономического роста – это результат открытого, доброжелательного, заинтересованного отношения власти к экономическим процессам и конкретным предпринимателям. Именно такой настрой мы и хотим реализовать.

Кстати, я предпочитаю говорить именно об экономическом росте, не люблю словосочетание «экономическое чудо», потому что в экономике чудес не бывает. Экономика – это расчет и труд, начиная от генерального директора и до человека, который стоит на вахте.

Концептуальная перезагрузка

– Какова ваша позиция по возрождению алкогольной промышленности Северной Осетии? Будет ли в этом году наконец вновь запущен завод «Исток»?

– Судьба «Истока» и других производителей алкогольной продукции – в сфере наших интересов. Если говорить о технологических аспектах, то эта отрасль находится на очень высоком уровне, и мы хотим ее развивать.

Врио главы республики несколько раз встречался с федеральными руководителями, которые влияют на развитие алкогольной отрасли, достигнуты соответствующие договоренности. Кое-какие подвижки уже есть: удалось несколько увеличить объемы производства, что, безусловно, положительно отразилось на бюджете республике в виде небольшого роста акцизных поступлений.

Участники митинга в Северной Осетии требуют восстановить 2,5 тысячи рабочих мест компании «Исток». Фото: kavkaz-uzel.ru

​Ориентир и в сельском хозяйстве, и в промышленности – на производство товаров с высокой добавленной стоимостью

Так что алкогольную отрасль мы будем возрождать, и ориентация здесь на то, чтобы производители выпускали качественный продукт и в полной мере выполняли все требования законодательства и обязательства перед бюджетом.

– Это будут именно местные производители, или вы хотите зажечь здесь зеленый свет для федеральных игроков, типа «Росспиртпрома»?

– Мы хотим обеспечить такое взаимодействие местных игроков и компаний федерального уровня, которое позволило бы нашим предприятиям работать. Нужно выбрать тот вариант, который будет выгоден всем, потому что иногда прямая конкуренция не идет во благо никому.

– Какую модель развития туризма вы считаете приоритетной после того, как мегапроект курорта Мамисон вошел в стадию долгостроя?

– Да, реализация Мамисона отложена, но мы ведем переговоры по скорейшему возобновлению реализации этого проекта, хотим, чтобы эти работы вновь начались с 2017 года.

– От чего это зависит?

– От решения федеральных органов государственной власти, к которым мы апеллируем. Но параллельно мы будем развивать и более мелкий туристический бизнес – это и Цейское, и Дигорское ущелья.

Очень важно обеспечить самозанятость населения, поэтому мы будем помогать маленьким гостиницам, развивать этнотуризм, аграрный туризм, чтобы вовлечь то население, которое проживает в горной местности, в активный экономический процесс, привлекать туристов природой, национальной кухней.

Проект горнолыжного курорта Мамисон. Фото: mkimp.ru

Вовремя убрать в номере, лишний раз не пожалеть свою улыбку для гостя – этому нам еще предстоит учиться

Большие проекты – это хорошо, но два-три последних года мы видим, что в Дигорском ущелье случается полная занятость и тех небольших гостиниц, которые уже там построены. Хотя культуры туристического обслуживания у нас еще, по большому счету, нет.

– Я бы с вами поспорил. Для гастрономического туризма в Осетии есть все возможности.

– Гастрономический туризм у нас на высоком уровне, я согласен, но традиций гостиничного обслуживания у нас пока нет. Вовремя убрать в номере, лишний раз не пожалеть свою улыбку для гостя – этому нам еще предстоит учиться.

– Какой вам видится судьба футбольного клуба «Алания»? Может ли он вернуться в премьер-лигу в обозримом будущем?

– Футбол мы сохраним как минимум на уровне второй лиги – это указание врио главы республики. Но мы в перспективе хотим создать клуб, который включает детско-юношескую спортивную школу, юношескую и молодежную команду и, надеюсь, команду премьер-лиги, потому что спортивный потенциал, которым располагает республика, уникален, причем не только в футболе. Начиная с 1976 года не было ни одной Олимпиады, когда воспитанник североосетинского спорта не принес бы золотой медали команде Советского Союза и Российской Федерации.

Мы хотим, чтобы Осетия стала примером того, как в команде погоду определяют именно российские игроки

Если же говорить именно о футболе, то сегодня в командах российской премьер-лиги только в основных составах играют порядка 20 воспитанников североосетинского футбола, среди которых немало звезд – Алан Дзагоев, Алан Касаев, Володя Габулов, Сослан Джанаев.

Так что футбол в республику мы вернем, но хотим, чтобы Осетия стала примером того, как в команде погоду определяют именно российские игроки. Сейчас такое сложно сказать даже о ведущих российских командах, а мы можем такой пример показать – при установлении нормального футбольного менеджмента.

– А деньги – вторичный вопрос?

– Я уверен, что даже с не очень большим бюджетом «Алания» может быть конкурентоспособна в премьер-лиге, причем за счет своих воспитанников.

Говорят, что привлечение легионеров – благо для футбола, но по сегодняшнему составу сборной России и уровню ее конкурентоспособности я бы не сказал, что привлечение легионеров стало каким-то благом. Где наши звезды? Что-то за Кокориным не бегают скауты «Манчестер Юнайтед». Поэтому надо ввести лимит на легионеров в пользу российских игроков вместе с потолком заработной платы.

– Как вы думаете, кто-то должен понести персональную ответственность за то, во что превратилась «Алания»? Ну, и вообще за то, что стало с республикой Аланией.

– Вы знаете, я лучше скажу про себя. Просто хочется самим результат показать, а оглядываться назад и говорить, что кто-то нам помешал... Наверное, чтобы достичь результата, мы должны больше говорить о будущем. Нам досталось не самое лучшее наследство и в экономической, и в социальной сфере.

Но я бы не хотел быть никому судьей. Самый большой судья – это совесть человека, и я хотел бы пожелать своим товарищам, чтобы через несколько лет этот судья нас не сжирал и чтобы народ республики был доволен своим руководством.

Таймураз Тускаев побывал с рабочей поездкой на старейшем предприятии республики – ОАО «Электроцинк». Фото: sevosetia.ru

– Какие результаты этого года вы бы считали оптимальными для себя?

– Я бы хорошим итогом назвал определение концептуальных подходов к развитию экономики и социальной сферы, а о конкретных показателях пока говорить сложно. Ориентир и в сельском хозяйстве, и в промышленности – на производство товаров с высокой добавленной стоимостью. А о локальных успехах поговорим через полгода. Сейчас главное – правильно расставить концептуальные приоритеты и действовать.

0 Распечатать

Наверх