20 октября
15 апреля 2016 9147 3

Дагестан: незаконная встреча судьи и прокурора

«Гособвинитель на суде заявил, что родственницы подсудимого одеты, как жены боевиков»
Фото: pravo.ru
Фото: pravo.ru

usahlkaro Фаина Качабекова Автор статьи

Адвокаты бюро «Мусаев и партнеры» 9 апреля опубликовали в социальных сетях видеозапись с камер в здании Советского суда Махачкалы. На кадрах видно, как судья и государственный обвинитель в процессе судебного заседания удаляются в совещательную комнату, что нарушает тайну совещания судей. По мнению московских юристов, служители закона в Дагестане, руководствуясь личными интересами и амбициями, зачастую ломают судьбы людей. В интервью КАВПОЛИТу адвокаты Адам Абубакаров и Надежда Ермолаева рассказали о подробностях дела, в ходе которого им пришлось столкнуться с грубыми нарушениями в суде. 

- Давайте начнем с самого судебного разбирательства – в чем обвиняется ваш подзащитный?

Адам Абубакаров: Мы с Надеждой Ермолаевой вступили в уголовное дело, в котором обвиняется Омар Магомедов в хранении огнестрельного оружия, боеприпасов. Еще у него якобы нашли наркотические средства. Кроме того, он обвиняется по статье 208 Уголовного кодекса РФ – «Организация незаконного вооруженного формирования или участие в нем».

Надежда Ермолаева: Сам Омар Магомедов был якобы задержан 29 сентября 2015 года, хотя на самом деле был похищен 28 сентября. В его автомобиль была подброшена барсетка, в которой обнаружили гранату, взрыватель, наркотические вещества.

А.А.: А потом при обыске у него дома были обнаружены патроны. Хотя родственников заранее предупредили, что будет обыск, поэтому за день до обыска они сами проверили дом, чтобы убедиться в том, что им ничего не подбросили. Вместе с соседями составили акт обследования дома и ничего не обнаружили. Но сотрудники правоохранительных органов приехали и обнаружили.

Н.Е.: Более того, после задержания наш доверитель был избит и под физическим давлением вынужден был подписать признательные показания, что он действительно хранил эти предметы. Но потом он от них отказался и заявил о применении к нему насилия. Эти факты подтвердились заключением судебно-медицинского эксперта, актами осмотра медиков в изоляторе.

Однако должной реакции от органов пока не последовало. Сейчас материалы поступили в суд, дело приняла судья Патимат Махатилова, государственное обвинение поддерживал прокурор Павел Молчанов. 

Судья Махатилова давно испытывает к нам чувство неприязни

Судья Махатилова давно испытывает к нам чувство неприязни. Она работала с нами по некоторым прошлым делам и знает, что мы всегда принципиально отстаиваем позицию, соответствующую закону. Ей это не всегда нравится. По другому делу мы заявляли Махатиловой отвод, и он был удовлетворен ею. То есть она сама признала, что необъективна к нам. И после этого она принимает дело нашего доверителя Омара Магомедова.

- Вы считаете, что судья, испытывая к вам неприязнь, пытается отыграться на вашем подзащитном?

А.А.: Да, мы полагаем, что судья Махатилова испытывает к нам неприязненное отношение, которое возникло в ходе другого уголовного дела. Первое судебное заседание не состоялось, так как мы были на другом процессе. И на втором заседании 18 февраля мы в первую очередь заявили ходатайство на фиксацию хода судебного разбирательства.

Мы заявили, что будем использовать диктофон, сообщили марку, номер, серию, чтобы эти сведения занесли в протокол. Мы это сделали, чтобы в дальнейшем можно было использовать аудиозапись как доказательство, чтобы никто не мог сказать: «А откуда у вас эта запись?».

Надежда Ермолаева и Адам Абубакаров. Фото автора

Следующим нашим ходатайством было разрешение производить фото и видеофиксацию хода открытого судебного разбирательства, в соответствии со статьей 241 УПК РФ.

Прокурор Молчанов выступил против фиксации процесса, поскольку, по его словам, не уверен, что фото, аудио и видеозаписи не будут переданы нами кому-либо, в том числе и СМИ. На это мы ответили, что если прокурора смущает, что он находится на процессе не в форменном обмундировании, как того требует приказ генерального прокурора, а в гражданской одежде, то мы можем повременить с ходатайством, пока он не переоденется.

Судья Махатилова тоже прекрасно понимает, что всякая фиксация может разоблачить их цели. Насколько мы понимаем, они намерены были протащить это дело по «конвейеру». И такая фиксация судебного процесса их не устраивает.

Махатилова сообщила, что удаляется в совещательную комнату и ушла. Прокурор Молчанов вышел вслед за ней. Через какое-то время она вернулась и отказала нам в ходатайстве. Затем встал прокурор и сказал, что, когда судья удалилась в совещательную комнату, его назвали кафиром, и он расценивает это как угрозу. В связи с чем намерен обратиться в правоохранительные органы. 

Прокурор сказал, что его назвали кафиром, и он расценивает это как угрозу

Судья спросила, кто конкретно ему это сказал, на что прокурор ответил, что он, к сожалению, не знает в лицо этих людей и не может распознать, так как все женщины, то есть родственницы Омара, одеты, как жены боевиков. И фраза была сказана ему не в лицо, а в спину.

Сначала он отметил, что услышал «угрозу», когда выходил из здания суда. Но, отвечая на вопрос судьи, заявил, что это произошло в зале судебного заседания. И добавил, что это можно будет проверить по видеозаписям с камер наблюдения, которые установлены в здании Советского суда.

Н.Е.: Его речь пестрила противоречиями. Когда его начали расспрашивать подробнее, он решил все свалить на камеры, мол, они все покажут. И мы решили пойти по тому пути, который он нам посоветовал – запросили записи с видеокамер, чтобы узнать, действительно ли было, так как он рассказал.

Естественно, мы переговорили с родственниками нашего доверителя. Они отрицают, что высказывали в адрес прокурора какие-то фразы. Более того, никто даже с ним не сталкивался вне зала судебного разбирательства.

А.А.: Нам было очень тяжело получить видеозапись с камер, но, по воле Всевышнего, мы ее получили.

Н.Е: На видеозаписи видно, что, когда судья и прокурор удалились из зала суда, и возник перерыв, родственники Омара Магомедова даже никуда не выходили и к прокурору никто не приближался. Единственный человек, с кем он встретился в коридоре суда – это судья Махатилова, это отчетливо видно на видеозаписи.

Как мы потом выяснили, прокурор специально вышел чуть раньше судьи, чтобы дождаться ее. Дело в том, что зал судебного заседания сконструирован так, что у судьи свой выход. Прокурор в коридоре дождался судью и, о чем-то беседуя, они проследовали вместе в совещательную комнату.

Естественно, они не хотели, чтобы эта видеозапись попала в руки к адвокатам. Во-первых, видеозапись опровергнет версию прокурора, покажет, что никто из женщин ему не угрожал, так как они вышли намного позже. Кроме того, видно, что женщины не были одеты как-то угрожающе – двое из них были в хиджабах, а остальные в платках, что для Дагестана, где исповедую ислам, является нормальным.

А во-вторых, видеозапись показывает, что судья Патимат Махатилова нарушила тайну совещания судей, так как она встретилась с прокурором, который поддерживает государственное обвинение. Он специально дожидался ее в коридоре, чтобы посовещаться о ходе судебного заседания.

А.А.: Дело в том, что это заявление прокурор сделал для того, чтобы объявить судебное заседание закрытым, удалить всех родственников из зала и в итоге – протащить незаконное обвинение, которое он поддерживал. Более того, высказывание прокурора в адрес родственниц Магомедова, что они похожи на жен боевиков, для них является оскорбительным.

Я просил судью, чтобы она призвала прокурора впредь не допускать подобных высказываний и объявить ему замечание, на что судья не отреагировала. И вместо того, чтобы разобраться и выяснить, на самом ли деле в адрес прокурора прозвучали такие угрозы, судья Махатилова, на основе голословных заявлений прокурора, вновь удалилась в совещательную комнату, после чего объявила заседание закрытым.

Это сделано исключительно для того, чтобы навредить нам, нашему подзащитному и его родственникам.

- Вы говорили, что с судьей Махатиловой вы работали и раньше по другим делам. Из-за чего, как вам кажется, у судьи родилась появилось к вам предвзятое отношение?

Н.Е.: Мы защищали одну бедную женщину из Махачкалы – Зейнаб Миркиеву. Ее обвиняли в том, что она убила свою соседку. 

Так вот, 20 ноября судья Махатилова продлевала срок содержания под стражей Зейнаб Миркиевой. Она это делала не только в отсутствие доказательств какой-либо причастности Зины к преступлению, но и в отсутствие документов, обосновывающих ходатайство о продлении срока содержания.

Следователь не стал утруждать себя обосновать ходатайство о продлении срока содержания документами, заверенными подписями свидетелей и обвиняемых. Он просто распечатал с компьютера протокол опроса в вордовском формате, без единой подписи и представил его в суд как документ, обосновывающий ходатайство.

Судья Махатилова закрыла глаза на процессуальные нарушения следователя и рассмотрела ходатайство. Кроме того, приняла она эти материалы не как положено, через канцелярию. Следователь просто пришел к судье, передал ей эти материалы в руки, Махатилова их приняла и начала рассматривать.

Если бы мы были на базаре, то, может быть, допустимо было бы так работать. Но если это суд, который действует от имени государства, то какую-то процедуру все-таки соблюдать нужно.

Если это суд, который действует от имени государства, то какую-то процедуру все-таки соблюдать нужно

А.А.: Мы, естественно, возмутились. И когда мы все это оспаривали, судью Патимат Махатилову не устроила наша принципиальная законная позиция. Как мы поняли, она привыкла к тому, что все адвокаты стоят по струнке и слушают ее. Да и не только адвокаты.

В результате, мы стали для нее неугодными. И уже в январе, во время очередного ходатайства о продлении срока содержания Зины, мы заявили судье отвод, который она удовлетворила и признала, что относится к нам необъективно. Сейчас Зейнаб освобождена из-под стражи и находится дома, со своими родственниками, пока идет следствие.

- После ваших публикаций в социальных сетях была ли какая-то реакция?

Н.Е.: После публикации видеозаписи в Facebook у наших дагестанских коллег, которые работали с нами, сотрудники суда интересовались, когда мы появимся в Дагестане, где мы и что с нами. Связывать это с каким-то злым умыслом пока преждевременно, тем не менее нами уже интересовались.

После публикации видеозаписи в Facebook сотрудники суда интересовались у наших коллег, когда мы появимся в Дагестане

А.А.: Хочу отметить, что если нами интересовались исключительно с целью узнать, будем ли мы на следующем заседании или нет, то они точно знают, что 15 апреля мы будем в Дагестане, так как на этот день назначено судебное заседание. По всей видимости, их интересует, приедем ли мы до 15 апреля.

Н.Е.: Надо сказать, после нашей публикации, которая вызвала резонанс, мы поняли из комментариев пользователей, что судья Махатилова допускает такие вот попрания УПК не только в отношении нашего доверителя. У очень многих других людей были сломаны судьбы благодаря действиям судьи.

- Вы обращались куда-нибудь с жалобами, чтобы разобрались в этой истории?

А.А.: Мы подали жалобу в квалификационную коллегию судей, приложив туда аудио, видеозапись и протоколы опросов. Кроме того, мы подали жалобу в прокуратуру. Следующим нашим шагом будет повторный отвод судье Махатиловой.

Дело в том, что первый наш отвод она отклонила, так как прокурора и судью смутило, что мы не представили доказательства необъективности судьи и сговора с прокурором. Но вместе с тем, на наше удивление, судья в своем постановлении об отказе в ходатайстве указала, что не отрицает тот факт, что прогуливалась с прокурором в совещательную комнату. И это уже ставит под сомнение ее объективность.

Мы подали эти жалобы, и теперь судья и прокурор уже являются нашими оппонентами, мы с ними уже имеем спор. Поэтому они уже не могут быть объективными в этом деле. И чтобы навредить нам, адвокатам, они будут отрываться на нашем подзащитном. В связи с этим мы подготовили еще одно ходатайство об отводе прокурора, и на следующем заседании будем его заявлять.

Судья не отрицает тот факт, что прогуливалась с прокурором в совещательную комнату

Хочу также отметить, что прокурор Молчанов сказал, что по поводу угроз в его адрес будет обращаться в правоохранительные органы с сообщением о преступлении. Мы сразу же сделали запрос в Советский районный отдел полиции, обращался ли Павел Молчанов с заявлением о преступлении. Но нам ответили, что прокурор к ним не обращался с подобным заявлением.

Суть в том, что если человеку угрожают и он чувствует какую-то опасность, если угрозы в действительности имели место, то я полагаю, что он бы все-таки обратился бы в правоохранительные органы, а также в суд за получением государственной защиты. Но ничего этого он не сделал, по всей видимости, понимая, что видеозапись не в его пользу. Да он и сам знает, что они с судьей это выдумали.

Все было сделано, чтобы пустить нам пыль в глаза. Но они не думали, что мы так дотошно будем придираться к сказанному и доказывать обратное. В связи с оскорбительным высказыванием прокурора в адрес родственниц нашего доверителя мы подали исковое заявление о защите чести и достоинства.


2 Распечатать

Наверх