25 января
03 июля 2016 4281 0

Дело врача в КБР: госнаграда или срок?

Мама погибшего в РДКБ младенца Алхана Озова Марьяна выступила в защиту врача Хакуловой
Фото: bobruisk.ru
Фото: bobruisk.ru

usahlkaro Залина Арсланова Автор статьи

Государственное обвинение не верит в невиновность врача Арины Хакуловой и запросило в качестве наказания два года ограничения свободы. Однако защита настаивает на полном оправдании доктора.

Чьи доводы услышал суд и какое решение примет – ждать недолго. Суд удалился в совещательную комнату до понедельника – 4 июля.

Врачу – госнаграду  

В Нальчикском городском суде состоялись прения по делу Арины Хакуловой – заведующей отделением реанимации и интенсивной терапии новорожденных родильного отделения Нальчикской городской клинической больницы. Доктор обвиняется в причинении смерти по неосторожности младенцу Алхану Озову.

Процесс по делу врача длится уже больше полутора лет. Судебные заседания напоминают медицинскую конференцию, ведь за это время были допрошены медики с мировым именем.
Все эксперты, включенные обвинением в состав комиссии, не являются специалистами-неонатологами
В защиту Арины Хакуловой выступил президент Национальной медицинской палаты России Леонид Рошаль, который призвал не просто прекратить преследование врача, но дать ей государственную награду за спасение жизней сотен детишек в Кабардино-Балкарии.

Еще более удивительно: мама погибшего ребенка Марьяна Озова настаивает, что на скамье подсудимых оказался невинный человек. Она специально пришла на прения, чтобы рассказать, что же происходило с ее малышом в лечебных учреждениях КБР.

Ребенок поправлялся, но…

По мнению государственного обвинения, Арина Хакулова ненадлежащим образом исполнила профессиональные обязательства, не диагностировала ранний неонатальный сепсис, который стал причиной смерти ребенка, и не провела ряд диагностических исследований. «Неоказание адекватного лечения привело к смерти Озова по неосторожности», – заявила прокурор.

В основу обвинения положены выводы российского центра судебно-медицинских экспертиз Минздрава РФ. Ее авторы утверждают, что младенца Озова не исследовали в полной мере, что врачи городской больницы не заметили раннего неонатального сепсиса, поэтому ребенок не мог получить своевременного и полного лечения.
В лабораторных данных Алхана Озова не было признаков, указывающих на наличие раннего неонатального сепсиса

Малыш был в группе риска, родился недоношенным, но врачи городской больницы смогли стабилизировать его состояние.

Это признает и гособвинение – но настаивает на том, что врач Хакулова поставила неправильный диагноз, упустила ранний неонатальный сепсис. По мнению прокурора, виновность Хакуловой удалось доказать в суде.

Выводы ложные

Однако адвокат Арины Хакуловой Елизавета Шак заявила о полной невиновности своей подзащитной и попросила оправдать ее за отсутствием события преступления.

«В ходе судебного следствия указанное обвинение не нашло своего подтверждения представленными стороной обвинения доказательствами, полностью опровергнуто материалами уголовного дела», –  заявила защитница.

По ее словам, в лабораторных данных на период нахождения Алхана Озова городской клинической больнице Нальчика не было признаков, указывающих на наличие раннего неонатального сепсиса.
Выводы судебно-медицинской комиссионной экспертизы московских экспертов не соответствуют действующему законодательству
В качестве доказательства невиновности своей подзащитной Елизавета Шак привела результаты допроса экспертов. К примеру, профессор, доктор медицинских наук, сопредседатель комитета независимой медицинской экспертизы Национальной медицинской палаты Алексей Старченко  настаивал на том, что судебно-медицинская экспертиза проведена с  нарушениями законодательства.

Профессор отметил в суде, что заключение эксперта содержит «ложные выводы» – в частности, в ответе на вопрос о причине смерти младенца указывается, что ею стал ранний неонатальный сепсис, протекавший вначале как септицемия. Но это, по словам Старченко, не соответствует действительности.

Экспертизу исключить

Допрошенный в суде заместитель директора по научной работе, доктор медицинских наук, профессор ФГБУ «Научный центр акушерства, гинекологии и перинатологии им. академика В.И. Кулакова» министерства здравоохранения РФ, эксперт Росздравнадзора Дмитрий Дегтярев тоже настаивал на отсутствии объективных данных, свидетельствующих о наличии у ребенка раннего неонатального сепсиса.

«Старченко и Дегтярев пришли к мнению, что заключение судебно-медицинской комиссионной экспертизы московских экспертов не может быть положено в основу обвинения доктора Хакуловой, поскольку их выводы не соответствуют действующему законодательству, и что все эксперты, включенные в состав комиссии, не являются специалистами-неонатологами. Их выводы являются субъективным мнением и не основаны на объективных данных», – сказала адвокат.
Несмотря на все доводы, прокуратура посчитала Хакулову виновной и запросила два года ограничения свободы

Потом Шак обратилась к суду с просьбой исключить указанную экспертизу из списка доказательств, так как заключение «получено с нарушением УПК РФ и является недопустимым».

Другая экспертиза – Санкт-Петербургского бюро медико-социальной экспертизы – прямой причинно-следственной связи между объемом и качеством медицинской помощи в роддоме и смертью мальчика не обнаружила: лечение проводилось соответственно выставленному клиническому диагнозу и тяжести его состояния.

Эксперты однозначно отметили, что диагноз в роддоме поставлен правильно, решение о переводе в другое медицинское учреждение было верным и принято своевременно.

На самый главный вопрос – развивался ли у ребенка ранний неонатальный сепсис – восемь специалистов дали однозначный ответ: подтверждающих это клинических данных нет.

«Сторона защиты считает, что уголовное дело против заведующего отделением родильного дома возбуждено необоснованно. Ухудшение состояния у ребенка наступило в клинике после перевода в РДКБ и после неоднократных отключений электроэнергии, при отсутствии нормальных условий для выхаживания новорожденных детей», – заявила защитник.

Республиканская детская клиническая больница, г. Нальчик. Фото: kb-rdkb.com

У мамы претензий нет

Арина Хакулова в суде заявила, что сделала все возможное для спасения ребенка. Он погиб, но не в больнице, где она работает, а в медицинском учреждении более высокого уровня выхаживания.

«Я приводила в суде много аргументов в свою защиту, они все подтверждены ведущими специалистами России. Надеюсь, прокуратура их услышала», –  сказала медик.
Арина Хакулова надеется на оправдание, но не уверена в нем, учитывая ситуацию в республике

Мама погибшего мальчика Марьяна Озова в суде заявила, что не имеет никаких претензий к врачу.

«Я видела, как она относится к моему ребенку, что она сделала для него. Он шел на поправку, но его перевели, за несколько дней ему стало хуже, и он умер. Я считаю, что виноваты они (врачи РДКБ – прим.ред.), что сейчас наказывают невиновного человека. Арина Ауэсовна ни в чем не виновата», – сказала она.

Врач непричастен

«К сожалению, прокуратура не отказалась от предъявленного обвинения. Гособвинение настаивает на том, чтобы признать мою подзащитную виновной», – прокомментировала нам Елизавета Шак итоги прений.

Она пояснила: прокурор положила в основу своей речи результаты двух  экспертиз – российского центра судебно-медицинской экспертизы г. Москвы и бюро судебно-медицинской экспертизы г. Ставрополя.
Гособвинитель заявила, что ребенок умер через два дня после перевода в РДКБ, а на самом деле прошло пять дней

«При этом в своих показаниях ведущие эксперты, которые были допрошены в суде, в том числе Старченко, Дегтярев, Александрович, говорили о том, что у младенца не было раннего неонатального сепсиса.

Но, несмотря на все доводы, прокуратура посчитала Арину Хакулову виновной, в качестве наказания запросила два года ограничения свободы – и освободить ее от исполнения наказания, поскольку истек срок давности привлечения», – отметила защитник.

Адвокат в соответствии со ст.75 УПК РФ попросила исключить результаты московской и ставропольской экспертиз как не соответствующих закону об экспертной деятельности в России. Более того, в них содержатся неверные выводы о том, что у погибшего ребенка был ранний неонатальный сепсис, который якобы не заметила врач Хакулова.

«Я попросила оправдать доктора в связки с непричастностью к совершенному преступлению. Я считаю, Арина Ауэсовна ни в чем не виновата.

Хочу напомнить слова президента Национальной медицинской палаты РФ доктора Леонида Рошаля, который резко раскритиковал преследование врача Хакуловой и сказал, что необходимо попросить у нее прощения. Он сказал, что Арина Ауэсовна достойна награды за спасение сотен жизней маленьких детишек в Кабардино-Балкарии», – напомнила Шак.

Адвокат поблагодарила мать умершего ребенка за выступление в суде на стороне врача. «Сейчас женщина опять готовится стать мамой, будем надеяться, что все пройдет успешно», – сказала она.

Суд разберется

Арина Ауэсовна после суда выглядела подавленной, уставшей. «Очень надеюсь, что полтора года судебных исследований и слушаний закончились», – сказала она КАВПОЛИТу после прений.

Доктор поблагодарила судью Нальчикского городского суда Людмилу Суровцеву за терпение и желание разобраться в сложной медицинской терминологии.

По словам Хакуловой, в обвинительной речи прокурора она заметила по меньшей мере три пункта, которые не соответствуют материалам дела.

«В частности, гособвинитель заявила, что ребенок умер через два дня после перевода в РДКБ, но на самом деле это произошло через пять дней после того, как младенец оказался в стационаре более высокого уровня. А пять дней для новорожденного – достаточный срок, чтобы он пошел на поправку либо ухудшилось состояние», – сказала она.

Еще в речи обвинителя было отмечено, что в детской больнице ребенок был сразу переведен на аппарат вентиляции легких, но это не соответствует действительности.

«Адекватная медицинская помощь ему стала оказываться спустя полторы суток. Все эти факты отмечены в материалах дела, но почему-то гособвинение их не увидело», – отметила врач.
Если бы врачи на самом деле были виновны в гибели сына Озовой, она точно не пришла бы к ним рожать снова

Самые важные выводы экспертизы – о том, что между действиями Хакуловой и смертью ребенка нет причинно-следственной связи, – прокуратура не приняла во внимание. «Думаю, суд не обратит внимания на это и вынесет справедливое решение», – надеется Хакулова.

Еще одним доказательством в свою пользу она считает намерение Марьяны Озовой снова рожать в том же роддоме, где она сейчас наблюдается. «Думаю, это говорит о многом. Кстати, она будет оперироваться у того же гинеколога – у Жабеловой. Если бы наши врачи на самом деле были виновны в гибели ее мальчика, думаю, она второй раз к нам точно не пришла бы», – считает Хакулова.


Городская клиническая больница, где работает Арина Хакулова. Фото: kavkaz-uzel.ru

Врач сомневается, что министерство здравоохранения и ответственные за оборудование лечебных учреждений лица признают свою вину в гибели младенцев зимой 2012 года, что матерям, потерявшим своих детей и врачам,  которые подверглись уголовному преследованию, принесут извинения.

«Я очень надеюсь за справедливость. В приговоре прокуратура зачитывает множество фактов, которые свидетельствуют о моей невиновности, но при этом от обвинения не отказывается. Я все же надеюсь на оправдание, но не уверена в нем, учитывая ситуацию в республике», – призналась Арина Хакулова.

Суд удалился в совещательную комнату. Приговор предположительно будет вынесен 4 июля. 0 Распечатать

Наверх