06 августа
11 января 2016 3428 1

«Я сильно сомневаюсь, что обстрел в Дербенте признают терактом»

«Если ЧП все же признают террористическим актом, пострадавшие, видимо, будут дальше добиваться каких-то своих требований»

usahlkaro Маирбек Агаев Журналист

Сегодня, 11 января, в редакции «Нового дела», по просьбе пострадавших в дербентском обстреле и их родственников, состоялась пресс-конференция.

Насколько я понял, пострадавшие пытаются добиться, чтобы это ЧП признали терактом.

Может быть, начинают действовать и какие-то материальные вещи.

Они написали обращение на имя Рамазана Абдулатипова и Сергея Меликова.

Если обстрел признают террористическим актом, в чем я сильно сомневаюсь, они, видимо, будут дальше добиваться каких-то своих требований.

Боевики, которые вели обстрел, прекрасно понимали и знали, что среди толпы людей находятся пограничники-контрактники, и, по всей видимости, стрельба велась прицельно, поскольку один из них впоследствии скончался.

При этом, похоже, боевики особо они не беспокоились, что в темноте, суете пули могут попасть в кого-то, кроме этих двух сотрудников.

Но сейчас на Кавказе и, в частности, в Дагестане группы боевиков разрознены и не имеют общего командования.

Они не тщательно планируют свои нападения и их не очень заботит, что жертвами атак могут стать женщины или дети.

Самим фактом этого обстрела боевики, можно сказать, показали, что они существуют, что они на что-то способны.

При разных лидерах разных группировок в разное время действовали свои правила. Когда-то, к примеру, запрещались самоподрывы в людных местах.

Каждый лидер по-своему применяет свою власть.

А сейчас в Дагестане много групп и много руководителей, и здесь главное – не качество исполнения диверсии, а сам факт этого исполнения.

В Дагестане главное – не качество исполнения диверсии, а сам факт этого исполнения

В количественном отношении сегодняшнее подполье в разы меньше и слабее, чем даже 2,5 – 3 года назад.

Последние полтора года я это связываю с отъездом большинства боевиков из дагестанского подполья в Сирию.

Поэтому здесь какое-то время было относительное затишье.

Все оставшиеся группы в основном присягнули ИГ. «Имарата Кавказ» [террористические группировки запрещены в РФ] практически нет.

Но, тем не менее, даже в группах, таких, как «Южная», есть свои промежуточные лидеры, которые не совсем подчиняются общему руководителю, главарю, амиру и так далее.

В группах, таких, как «Южная», есть свои промежуточные лидеры, которые не совсем подчиняются общему амиру

Каждая группа, я думаю, пытается оправдывать свое существование или нахождение на той или иной территории, она не стремится оказывать какое-то влияние.

Добавлю также, что проект «Дербент-2000» принял на себя «хороший» удар.

Инцидент произошел в Нарын-Кале именно в тот период, когда все время говорится о привлечении туристов, логистике.

В этом плане с дагестанскими местными туристами еще более-менее все понятно. А вот насколько получится выдержать линию и перейти на внешних туристов, это, конечно, большой вопрос.

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции "Кавполита"

0 Распечатать

Наверх