02 августа 2499 4

Гадис Гаджиев предложил расширить понятие «судимость»

В Конституционном суде возник спор вокруг уголовных сведений
Фото: Александр Коряков / Коммерсантъ
Фото: Александр Коряков / Коммерсантъ

Судья Конституционного суда (КС) Гадис Гаджиев предложил заменить в законодательстве о выборах понятие «судимость» понятием «осуждение», уточнив «пределы обязанности кандидата сообщать сведения об осуществлявшемся в отношении него уголовном преследовании».

Он выступил с особым мнением по делу главы Российского конгресса народов Кавказа (РКНК) Алия Тоторкулова, которому в 2016 году было отказано в регистрации на выборах в Госдуму. Гадис Гаджиев не согласился с тем, что кандидаты обязаны сообщать о судимости лишь при наличии «не отмененного на момент выдвижения» обвинительного приговора. Эксперт предупреждает: подход господина Гаджиева может позволить признавать осуждением любой судебный акт.

Гадис Гаджиев выступил с особым мнением по жалобе Алия Тоторкулова на законы «Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан РФ» и «О выборах депутатов Госдумы», предусматривающие обязанность кандидата на выборах представлять в избирком сведения об имевшихся судимостях (с указанием статей), включая снятые и погашенные. Кроме того, заявитель обжаловал нормы выборного законодательства и Кодекса административного судопроизводства, регламентирующие порядок обжалования решений, касающихся регистрации кандидатов.

Алий Тоторкулов обратился в КС после того, как в 2016 году был снят избиркомом Карачаево-Черкесии с выборов в Госдуму. Он баллотировался в качестве самовыдвиженца. В ходе регистрации выяснилось: в 2001 году он был осужден за незаконное хранение гексогена на два года лишения свободы условно. В 2002 году Верховный суд (ВС) отменил приговор и направил дело на новое рассмотрение, а в 2003 году уголовное дело было прекращено «в связи с изменением обстановки».

Суд указал, что заявитель «отбыл наказание по приговору, раскаялся, проявил себя с положительной стороны и, следовательно, перестал быть общественно опасным лицом», «совершенное им деяние также перестало быть общественно опасным», а потому господин Тоторкулов «может быть освобожден от уголовной ответственности», говорится в решении суда.

Поскольку кандидат не сообщил «о факте уголовного преследования, прекращенного по нереабилитирующему основанию», избирком республики, получив эти сведения из МВД, в регистрации ему отказал. Центризбирком отменил это решение из-за отсутствия кворума при его принятии (см. “Ъ” от 22 августа 2016 года), но суды всех инстанций подтвердили законность отказа.

КС повторил свою позицию: скрывать сведения о судимости кандидат не вправе, поскольку «факт совершения кандидатом преступления влияет на оценку избирателями его личности». При этом КС напомнил, что судимость означает сведения о вступившем в силу «и не отмененном на момент выдвижения кандидатом» приговоре. Оценивать конкретные обстоятельства дела Алия Тоторкулова КС не стал, но подчеркнул, что суды «не вправе возлагать на граждан обязанности в объеме большем, чем это предусмотрено законом в таком истолковании». Таким образом, КС согласился с заявителем о незаконности отказа ему в регистрации, хотя и не стал требовать пересмотра его дела.

Судья Гадис Гаджиев заявил, что однозначно сделать вывод о том, что избирательное право главы РКНК было нарушено, нельзя, поскольку КС неизвестны основания для отмены ему обвинительного приговора ВС. По мнению судьи Гаджиева, «пределы обязанности кандидата на выборах сообщать сведения об осуществлявшемся в отношении него уголовном преследовании» требуют уточнения: понятие «сведения о судимости кандидата» оказалось неподходящим для того, чтобы наиболее полно информировать избирателей о личности кандидата «при уважении его доброго имени и деловой репутации».

Судья отметил «целый спектр ситуаций», когда уголовное преследование лица завершилось прекращением дела по нереабилитирующим основаниям, при этом из-за отсутствия обвинительного приговора трудно говорить как о его судимости, так и об осуждении.

Но «этот факт биографии кандидата не должен оставаться без оценки избирателем», считает судья. Он отметил, что Верховный суд мог отменить приговор для квалификации преступления по более строгой статье Уголовного кодекса, и тогда прекращение дела по нереабилитирующим основаниям можно «с полным основанием квалифицировать как осуждение лица в смысле избирательного права».

По его мнению, законодателю следует внести поправки в законы, которые позволяли бы отражать в бюллетенях, подписных листах или доводить до сведения избирателей с использованием ГАС «Выборы» «наиболее полно и в корректной форме обстоятельства имевшегося уголовного преследования кандидата».

Руководитель судебной практики Института права и публичной политики Григорий Вайпан сказал “Ъ”, что «если ранее КС вывел в избирательном праве “автономное” понятие судимости, означающее “осуждение”, то судья Гаджиев теперь предлагает ввести уже понятие “осуждение” лица в смысле избирательного права, не совпадающее с уголовно-процессуальным». «Что тогда мешает назвать осуждением вообще любой судебный акт, так или иначе компрометирующий кандидата,— например, постановления по делам об административных правонарушениях, решения по искам о защите чести и достоинства и т. п.»,— говорит господин Вайпан.

Анна Пушкарская, Санкт-Петербург

Источник: kommersant.ru

0 Распечатать

Наверх