24 октября 16617 6

Главный оплот дагестанской клановости

Хизри Шихсаидов во многом ассоциируется с той клановой системой, которая начала складываться в Дагестане еще в советские годы

usahlkaro КАВПОЛИТ Автор статьи

Недавняя смена власти в Дагестане значительно усилила позиции спикера Народного Собрания республики Хизри Шихсаидова – одного из главных долгожителей местной политической арены. Именно Шихсаидов как руководитель дагестанских единороссов в прошлом году занимался формированием текущего созыва депутатов.

В результате большинство кресел в Народном Собрании достались либо лояльным ему людям, либо выдвиженцам тех кланов, которые усилились при Рамазане Абдулатипове. Поэтому ожидаемое новое наступление на дагестанские кланы, которое ассоциируется с именем врио главы Дагестана, Владимиром Васильевым, чревато очередным обострением конфликтов в республике.

Ставленники «триумвирата»

Выборы текущего созыва Народного Собрания проходили в прошлом сентябре и совпали с выборами депутатов Госдумы, которые оказались чуть ли не самыми скандальными за всю постсоветскую историю Дагестана.

Собственно, этот эпизод и стал одним из главных поводов для отставки Рамазана Абдулатипова: еще в марте председатель ЦИК Элла Памфилова заявила о чрезвычайно низком качестве дагестанских выборов-2016 и о том, что полную ответственность за такие инциденты должны нести руководители регионов.

Хизри Шихсаидов, Рамазан Абдулатипов, Элла Памфилова и Михаил Ведерников. Фото: РИА Дагестан

Но что сделано, то сделано – новоизбранные депутаты от Дагестана уже больше года работают и в Госдуме, и в Народном Собрании. При этом декларированная «Единой Россией» перед прошлогодними выборами задача обновления кадров в Дагестане формально была выполнена: состав парламента республики сменился почти на две трети, в нынешний (шестой) созыв попали только 36 человек из 90 с опытом работы в прежних составах НС.

Персональный состав этого созыва четко отражал те изменения, которые произошли в дагестанской политике последних лет.

Если раньше Народное Собрание во многом было клубом политических «тяжеловесов» местного масштаба, то теперь оно оказалось проекцией сложившегося «триумвирата» – Рамазана Абдулатипова, премьера Абдусамада Гамидова и самого Хизри Шихсаидова. Последний возглавил Народное Собрание сразу после прихода Абдулатипова и более чем предсказуемо сохранил за собой этот пост после прошлогодних выборов.

Абдусамад Гамидов, Рамазан Абдулатипов и Хизри Шихсаидов. Фото: ФЛНКА

По оценке дагестанских СМИ, группу Шихсаидова в нынешнем созыве НС составляют примерно 15-20 депутатов. Среди них называются вице-спикер, глава фракции КПРФ Махмуд Махмудов, зампред комитета по строительству, ЖКХ, транспорту и связи  Батдал Батдалов, зампред комитета по бюджету, финансам и налогам Биярслан Изиев, зампред комитета по здравоохранению и социальной политике Лейла Керимова.

Еще одна мощная группа влияния в текущем созыве Народного собрания сформировалась вокруг  бывшего руководителя дагестанского УФМС Раджаба Абдулатипова, брата Рамазана Абдулатипова, который возглавляет комитет по образованию, науке, культуре, делам молодежи, спорту и туризму.

К ней дагестанские наблюдатели относят такие влиятельные фигуры среди депутатов, как Фикрет Раджабов (председатель комитета по законодательству, законности, государственному строительству и местному самоуправлению) и Магомедхан Арацилов (зампред комитета по здравоохранению и социальной политике).

К группе Раджаба Абдулатипова тяготеет и ряд известных в Дагестане бизнесменов: Магомед-Султан Магомедов (бенефициар компании «Дагнефтепродукт»), Магомед Садулаев (Дербентский завод игристых вин), Ахмед Гаджиев (бывший директор Махачкалинского порта и по совместительству брат депутата Госдумы Магомеда Гаджиева).

Из выдвиженцев Абдусамада Гамидова стоит отметить прежде всего его родного брата Сиражудина Гамидова, который является членом комитета по строительству, жилищно-коммунальному хозяйству, транспорту и связи.

Немалое число мест в Народном Собрании получили и другие родственники влиятельных фигур в дагестанской политике.

В частности, Артур Шахнавазов, сын прокурора республики Рамазана Шахнавазова, стал зампредом комитета по законодательству, законности, государственному строительству и местному самоуправлению; бывший мэр Хасавюрта Сайгидпаша Умаханов делегировал в парламент брата Мухтарпашу и сына Якуба; Сапиюлла Карачаев, брат главы дагестанского Минприроды Набиюллы Карачаева, стал членом комитета, которым руководит Раджаб Абдулатипов, и т.д.

Рецепты выживаемости

Из всех старожилов дагестанской политики Хизри Шихсаидов обладает наиболее универсальным административным опытом, восходящим еще к советской эпохе, когда он был депутатом Верховного совета Дагестанской АССР.

Рамазан Абдулатипов, Хизри Шихсаидов и Муса Мусаев. Фото: Администрация Махачкалы

За последние четверть века Шихсаидов успел поработать как в законодательной ветви власти республики, так и в исполнительной, а также на федеральном уровне.

Еще при Магомедали Магомедове Хизри Шихсаидов возглавлял правительство Дагестана, затем был руководителем Счетной палаты, а в 2007 году, уже при Муху Алиеве, он был избран депутатом Госдумы.

Возвращение Шихсаидова в Дагестан произошло в начале 2013 года, вместе с назначением главой республики Рамазана Абдулатипова, который на тот момент также был депутатом Госдумы.

Уже по этому факту можно было судить об истинной цене деклараций Абдулатипова о борьбе с кланами, ведь именно Хизри Шихсаидов во многом и ассоциировался с той клановой системой, которая начала складываться в Дагестане еще в советские годы.

При этом, в отличие от Абдулатипова, который, в сущности, не имел своей команды и был вынужден продвигать во власть родственников и земляков из Тляратинского района, за Шихсаидовым в республике давно стояла мощная группа поддержки.

Главной «вотчиной» Хизри Шихсаидова давно считается Буйнакский район, где начиналась его карьера – сначала на сельхозпредприятиях, а затем и в политике. Обстоятельства биографии Шихсаидова определили и приоритетную сферу его влияния – сельское хозяйство, в частности, виноградарство, на которое из года в год выделяются многомиллионные субсидии.

Именно Шихсаидов в свое время выступил основателем и первым руководителем республиканской корпорации «Дагвино», на которую были заведены ключевые активы в винно-коньячной отрасли Дагестана.

Интересы семьи Хизри Шихсаидова в сельском хозяйстве Дагестана хорошо известны. Еще в прошлом десятилетии его племянник Мурат Шихсаидов был главой Каякентского района, одного из лидеров по производству винограда, а затем возглавил Минсельхоз республики.

Другой родственник Хизри Шихсаидова, Зайдин Джамбулатов, является ректором Дагестанского государственного аграрного университета, который носит имя его отца Магомеда Джамбулатова.

Еще в советское время восхождение клана Шихсаидовых началось благодаря брачным связям с тогдашним первым лицом Дагестана – руководителем компартии республики Магомед-Саламом Умахановым. В дальнейшем к ним, как утверждается, добавились и связи с руководством с правящей в соседнем Азербайджане семьей Алиевых.

Хизри Шихсаидов и министр внутренних дел Азербайджана Рамиль Усубов. Фото: НСРД

По некоторым сведениям, именно благодаря этим связям удалось отвести угрозу от сына Хизри Шихсаидова Данияла, который с 2011 года возглавлял Буйнакский район.

В августе 2015 года Даниял Шихсаидов был задержан по подозрению в хищении более 14 млн рублей бюджетных средств, предназначавшихся на детсад в одном из сел Буйнакского района.

После этого Шихсаидов-младший был отправлен под домашний арест, его отцу просили скорую отставку, но в итоге о дальнейшем развитии уголовного дела ничего не сообщалось.

В начале этого года Даниял Шихсаидов покинул пост главы Буйнакского района, но на смену ему пришел Камиль Изиев, ранее работавший в аппарате Народного Собрания.

История клана Хизри Шихсаидова много говорит о самой природе дагестанской клановости, которая давно утратила свою этническую основу. Формально Шихсаидова можно назвать самым влиятельным кумыкским политиком Дагестана, и принадлежность к этому третьему по численности народу республики дала ему право на третий по значимости пост спикера Народного Собрания.

На деле же от таких давних кумыкских проблем, как, скажем, земли Карамана, Хизри Шихсаидов всегда подчеркнуто дистанцировался, а в его ближайшее окружение давно входят представители других этнических групп.

Например, еще с девяностых годов у Шихсаидова установились близкие отношения с аварскими политиками – покойным лидером Народного фронта имени имама Шамиля Гаджи Махачевым и Магомедом Гаджиевым, ныне депутатом Госдумы, а в то время заместителем руководителя ФГБУ «Запкаспрыбвод».

Смотрящий по мандатам

Но вернемся к Народному Собранию Дагестана. Нынешний его созыв выступает характерным образом клановой системы в республике в ее самой последней версии, и это – один из главных рисков, с которым сразу же предстоит иметь дело врио главы Дагестана Владимиру Васильеву.

Формирование этого созыва явно делалось с дальним прицелом, из расчета, что новая клановая конфигурация сохранится и после того, как завершится политическая карьера ее создателя – Рамазана Абдулатипова.

Неслучайно его брата Раджаба называли в числе возможных претендентов на пост главы Дагестана, и хотя этот сценарий не реализовался, именно парламент республики сейчас выглядит главным потенциальным очагом клановой «фронды» против нового руководителя Дагестана.

При этом ценность депутатского мандата в Народном Собрании будет расти, и первые признаки этого уже налицо.

На днях стало известно, что в стены парламента решил вернуться глава города Южно-Сухокумска Эсенбулат Магомедов, один из выдвиженцев периода Рамазана Абдулатипова. Скорее всего, депутатское кресло в ситуации очередной смены власти выглядит более надежным активом, чем пост муниципального руководителя.

Не стоит забывать и о таком важном факте, что именно депутатом НС предстоит уже в следующем году выбирать главу Дагестана, и здесь сразу же напрашиваются аналогии с той ситуацией, которая сложилась в республике при назначении врио Рамазана Абдулатипова.

Хизри Шихсаидов и Валентина Матвиенко. Фото: РИА Дагестан

Несмотря на то, что Абдулатипов сразу же провел замену спикера (до Хизри Шихсаидова Народное Собрание возглавлял Магомед-Султан Магомедов), наиболее влиятельной фигурой для парламента на тот момент был мэр Махачкалы Саид Амиров.

Среди депутатов предыдущего созыва НС было немало близких к нему людей, включая сына градоначальника Магомеда Амирова, и при определенных раскладах кандидатура Рамазана Абдулатипова могла получить немало «черных шаров».

Не исключался в начале 2013 года и сценарий выдвижения самого Амирова в качестве альтернативного кандидата. Чем все это закончилось, хорошо известно, и сегодня есть все основания полагать, что ситуация воспроизведется в том или ином виде.

Несколько дней назад депутат Госдумы от «Справедливой России» Гаджимурад Омаров, представляющий Башкирию, заявил, что в Дагестане необходимо ввести прямые выборы главы.

Эта идея вполне может найти отклик среди тех депутатов дагестанского парламента, которые сами хотели бы поучаствовать в выборной игре, пусть не обязательно с победой.

Тем более, что лидером дагестанской «Единой России», которая будет выдвигать кандидата номер один, по-прежнему остается Хизри Шихсаидов.

-2 Распечатать

Наверх