08 августа 3921 5

Грани справедливости

Как «типично дагестанские истории» выглядят глазами жителей самого Дагестана

usahlkaro Орхан Джемаль журналист

Вот история, которая могла случиться только в Дагестане (ну в крайнем случае в Чечне, но тогда о ней вряд ли услышали бы посторонние уши).
Как вы все знаете, глава республиканского Минстроя Ибрагим Казибеков в июне стал жертвой киднеппинга. То есть министра похищали с целью выкупа.

А почему бы и нет, спрашивается. Ведь никто не сомневается, что дагестанский министр по строительству, архитектуре и ЖКХ – человек небедный, чай не школьный учитель, с кого как не с него выкуп брать.

По данным следствия, вечером 20 июля Ибрагим Казибеков возвращался домой на своем автомобиле по трассе, ведущей из Махачкалы в Каспийск. Неподалеку от места, где в Махачкале раньше был городской ипподром (его снесли; сейчас там строят дома для переселенцев из ветхого жилья), машину задержали похитители. Два человека, угрожая пистолетом, пересадили Казибекова в свой автомобиль и увезли в расположенную неподалеку квартиру. Похищенного чиновника приковали наручниками к батарее и потребовали 100 миллионов рублей.
Откуда у республиканского министра по строительству 100 миллионов наличными? 30 миллионов – это по-божески справедливая цена

Министру удалось сократить сумму выкупа до 70 миллионов, да и из них сразу отдать надо было лишь 30. Как я слышал, этих параметров сделки чиновник добивался семь часов на сложных переговорах, в которых его стартовые условия были отнюдь не самыми выигрышными (батарея, наручники). Ему пришлось игнорировать угрозы убийством и насилием, он повел себя в сложной ситуации как настоящий дагестанский министр по строительству, и в итоге оппонирующая сторона вняла голосу разума.

Понятное дело: откуда у республиканского министра по строительству 100 миллионов наличными? 30 миллионов – это по-божески справедливая цена, как любит выражаться Владимир Путин, когда речь идет о торговле углеводородами.

Несмотря на то что похитители продемонстрировали конструктивный подход и готовность к компромиссам, при передаче денег они были задержаны.

За пределами Дагестана почему-то считается, что такими похищениями в республике занимаются всякие террористы, бандиты, абреки

Это то, что знают все, хоть в Москве, хоть Питере. А вот поговори с махачкалинцем «в теме» – и история заиграет новыми красками, приобретет совершенно неповторимый аромат большого бабла и не меньшего беспредела.

Похитители – братья Залкип и Яхъя Алискантовы – довольно быстро стали сотрудничать со следствием и дали показания на организатора похищения.

За пределами Дагестана почему-то считается, что такими похищениями в республике занимаются всякие террористы, бандиты, абреки. Но внутри-то люди знают, что разница между разными сортами «человеков с ружьем» не так уж принципиальна, и там, где исполнитель – уголовник, а организатор – из бандподполья, в заказчиках, скорее всего, окажется или силовик, или депутат, или высокопоставленный бюрократ. Только копнуть поглубже надо.

Итак, знакомьтесь с организатором похищения! Магомед Омаров – полковник полиции, начальник управления охраны административного здания правительства РД. Уроженец горного селения Тлярата.
Когда Рамазан Абдулатипов, уроженец того же села Тлярата, стал главой Дагестана, про старые грехи Омарова забыли

Раньше он работал в Ленинском РОВД. Оттуда его уволили, при этом был какой-то скандальчик: то ли Омаров брал взятки, то ли крышевал наркоторговлю. Но когда Рамазан Абдулатипов, уроженец того же села, стал главой Дагестана, про старые грехи Омарова забыли – и его вернули в силовые структуры. Можно даже сказать, он при этом повышение получил, но не сразу. До того как стать начальником охраны, еще некоторое время потрудился личным охранником самого Рамазана Абдулатипова.

Что связывает президента Дагестана с односельчанином, некогда уволенным из МВД?

Любопытно, но как только имя Омарова прозвучало в СМИ, правительство Дагестана кинулось развенчивать слухи о том, что это троюродный брат Абдулатипова. В оправдательном раже стали даже утверждать, что он не является еще и штатным сотрудником абдулатиповской администрации или правительства.

О земляках президента гуляет анекдот: тляратинцы боятся в Махачкалу нос совать – их принуждают работать на высокооплачиваемых постах

Казалось, еще мгновение – и прозвучит: даже уроженцем села Тляраты, то есть земляком нынешнего главы Дагестана, он не является...

О земляках президента гуляет в Дагестане очаровательный анекдот: мол, тляратинцы нынче боятся в Махачкалу нос совать – там их сразу вылавливают и принуждают работать на высокооплачиваемых и ответственных постах.

Надо отметить, что Рамазан Абдулатипов, заняв пост главы республики, объявил настоящий крестовый поход против клановости и кумовства.

Муж президентской племянницы Магди Гитинов стал главным электриком в республике.

А муж другой племянницы Тагир Мансуров – начальник управления образования Махачкалы.

Кроме племянниц у главы Дагестана есть еще и племянники, их много.

Первый племянник Раджаб Раджабов командует родным Тляратинским районом.

А другой племянник – Абулмуслим Ханипов – возглавляет организационно-проектное управление администрации своего дяди.

А третьего племянника – Асхабали Абдулатипова – назначили руководить автохозяйством дядиной администрации.

А четвертый – Махмуд Магомедов – заместитель руководителя государственного бюджетного учреждения «Президент-Комплекс».

А пятый племянник – Басир Курбанов – дядин (в смысле президентский) помощник.

А муж дочери главы Дагестана Магомед Мусаев возглавил Стратегический совет региона. 

А сын президента Джамал теперь заместитель мэра Каспийска.

А родной брат главы Дагестана Раджаб возглавлял республиканскую ФМС (при нем и случились все скандалы с выдачей загранпаспортов добровольцам, пополняющим ряды запрещенной в РФ террористической организации «Исламское государство», – хотя те на момент выдачи документов находились кто в розыске, а кто и под следствием).

На этом фоне родному брату главы Дагестана пришлось уйти из миграционных структур, и теперь он – простой депутат, рулит комитетом по образованию и науке.

Как только Абдулатипов возглавил республику, сразу же оказалось, что Тлярата – просто кузница управленческих кадров

Это, так сказать, про семью. Но ведь в анекдоте сказано – «тляратинцы» (а не члены семьи президента) боятся в Махачкалу нос сунуть. Как только Абдулатипов возглавил республику, сразу же оказалось, что Тлярата – просто кузница управленческих кадров.

Новый президент сразу оценил потенциал земляков, и теперь:

– вице-премьер правительства Рамазан Алиев – тляратинец;

– замминистра сельского хозяйства и продовольствия Шахмир Бахарчиев – тляратинец;

– председатель комитета по лесному хозяйству Алибек Гаджиев – тляратинец;

– руководитель Главного бюро медико-социальной экспертизы Магомед Махачев – тляратинец;

– руководитель Комитета по свободе совести Магомед Абдурахманов – тляратинец;

– уполномоченный главы Дагестана Алибек Алиев – тляратинец.

Поэтому не так уж важно, является ли похититель-полковник троюродным братом или просто земляком. Главное, что он – персонаж из этого анекдота.

Ну да мы к нему еще вернемся.

Умный чиновник смекнул, что если ты сам – и строитель, и министр, то тебе вроде как и прибыль достается, и откатывать некому

Теперь – про похищенного министра Ибрагима Казибекова. Рассказывают, что незадолго до похищения он ходил к знакомым в ФСБ, официальное заявление писать не стал, но по-товарищески жаловался: звонят, угрожают!

Проблема у министра была простая. В свое время он не без пользы вложил 200 миллионов своих личных рублей в государственный проект. Бизнес беспроигрышный: существовала программа строительства жилья для расселения ветхого фонда, на это в бюджет заложены деньги, но их когда еще выделят, а если сейчас в дело вложить свои, то потом у тебя будет гарантированный покупатель – государство.

Оно покупает такое жилье у строительных компаний по 32 тыс. руб./м², из этих денег тысяч десять идет на откаты, а остальное – строителю, в этом остатке – и себестоимость, и прибыль.

Когда дело дошло до снятия сливок, министру стали звонить и говорить: можешь забрать из бизнеса свои 200 лямов, и вали к чертовой матери

Умный чиновник смекнул, что если ты сам – и строитель, и министр, то тебе вроде как и прибыль достается, и откатывать некому: сплошная выгода со всех сторон. Это даже преступлением-то назвать язык не поворачивается – кому, спрашивается, от этого плохо?

И вот когда дело дошло до снятия сливок, министру стали звонить и говорить: мол, можешь забрать из бизнеса свои 200 лямов, и вали к чертовой матери, теперь этим будут заниматься другие, да, и с министерского кресла тоже вали... Вот прямо так, напишешь заявление по собственному... И скажи спасибо, что еще разрешаем свое стартовое вложение забрать...

Все это, конечно, слухи, но звонил вроде бы тот самый Магомед Омаров, который теперь больше не троюродный брат главы Дагестана.

Имени Рамазана Абдулатипова он в этих разговорах и не упоминал, а называл имя Раджаба Абдулатипова, который, как мы помним, приходится Рамазану родным братом. Вроде как Магомед Омаров действовал от его имени.

Росгвардия, в отличие от Абдулатипова, не стала истерично кричать «Он не из наших», а пока благоразумно помалкивает

Абдулатиповы открестились от близости с начальником собственной охраны, но есть еще одна сторона, которой тоже хотелось бы откреститься – только, увы, уже не получится.

Охранявший дагестанского президента и теперь арестованный за организацию киднеппинга полковник Магомед Омаров в результате сложных манипуляций с силовыми структурами, затеянных Владимиром Путиным, числится теперь не за МВД, а за Росгвардией, отчего в этой системе случился легкий шок.

С одной стороны, это структура молодая, новая, и росгвардейцы пока голодные, жиру не нагулявшие. С другой стороны, у них честь мундира не заляпана жирными пятнами, которые на МВДшных мундирах давно стали неотъемлемым и привычным атрибутом, вроде как боевые награды.

Ведомство оказалось перед традиционным российским выбором: что важнее – честь или бабло.

С точки зрения Абдулатипова: разве справедливо, когда министр, который даже не из Тляраты, бюджетные деньги сам себе откатывает?

Арест Омарова согласовывали с заместителями аж самого Золотова. На задержание, которое провели не в Дагестане, а в Ингушетии, лично выезжал аж главный росгвардеец по Дагестану Магомед Баачилов. А из Москвы по этому поводу в Ингушетию прилетал аж сам заместитель росгвардейского управления собственной безопасности.

Росгвардия, в отличие от Абдулатипова, не стала истерично кричать «Он не из наших», а пока благоразумно помалкивает.

А в целом понять можно и тех, и этих. С точки зрения Абдулатипова: разве справедливо, когда министр Казибеков, который даже не из Тляраты, бюджетные деньги сам себе откатывает?

А с точки зрения Росгвардии – разве не вправе их сотрудник немного конвертировать право на насилие, совсем недавно полученное от Путина?

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции "Кавполита"

6 Распечатать

Наверх