16 сентября
19 декабря 2018 16558 0

Хабиб Нурмагомедов — о мусульманах, единстве страны и фейках

Почему легенда MMA не выходит на ринг с флагом России и скрывает будущий бой
Фото: Владимир Жабриков © URA.RU
Фото: Владимир Жабриков © URA.RU

Слава Хабиба Нурмагомедова, действующего чемпиона UFC (Абсолютный бойцовский чемпионат) в легком весе, вышла за пределы спортивных кругов. Его бой с Конором Макгрегором и массовая драка после него обсуждается спустя два месяца, едва ли не больше — особенности Хабиба, уроженца Дагестана и мусульманина. Так, Нурмагомедов, выступая на форуме «Синергия», отказался жать руку генерального продюсера «Матч ТВ» Тине Канделаки. Во время приезда Хабиба в Екатеринбург — посмотреть на турнир Russia cagefighting сhampionship (RRC5) — шеф-редактор «URA.RU» Иван Некрасов попытался лучше узнать бойца.

— Как к вам обращаться? Просто Хабиб?

— На «ты».


После скандального боя с Макгрегором Нурмагомедов — главный герой MMA. В Екатеринбурге ему не дают прохода без фото. Фото: Владимир Жабриков / URA.RU

— Хабиб, что изменилось после осеннего боя с Конором Макгрегором?

— Изменений очень много, начали узнавать. Популярность повысилась очень сильно.

— В России или за рубежом?

— Повсюду, где бы ни было. Если я раньше только здесь чувствовал [популярность], сейчас по всему миру чувствую. Где бы я ни был. Ближнее зарубежье, в арабских странах, в Турции, в Африке.

— Изменилось ли отношение фанатов Конора к тебе?

— А я их и не вижу, не встречаю. Надо спросить: а вообще есть ли они?

— Что интересно, раньше, я заметил, ты писал в Instagram и по-русски, и по-английски, а сейчас только по-русски. С чем это связано?

— Я пишу и на английском тоже.

— Последние посты на русском. Видимо, ты разделяешь: что пишешь для российской аудитории, а что для мира.

— От этого тоже зависит. Instagram — это моя личная страница. Так что я ни с кем не советуюсь, как мне ее вести. Я ее веду, так сказать, по настроению: захотел так, захотел так.

— Ты ощущаешь себя одной из первых, одной из самых известных фигур российского мусульманского мира?

— Ну, я так вообще не думаю. И стараюсь не думать об этом. Когда ты пускаешь себе в голову вот эти мысли — это очень плохо. Тебе нужно контролировать свои мысли. Эти моменты очень сильно могут влиять на человека внутренне.

— Ты о гордыне говоришь?

— Да, я об этом. Я стараюсь об этом вообще не думать.

— К чему я все это: я понимаю, что ты позиционируешь Дагестан, свой народ, выходя в папахе. Но почему не выходишь на ринг с российским флагом?

— Я всегда выхожу. Там наверху [на экранах] показано [флаг страны]. Меня и в Америке все называют — кто не знает Дагестан, Чечню, Кавказ — русским. И, если вы заметили, даже [иностранные] бойцы, которые про меня говорят, все говорят, что я русский. Так что для них мы — одна нация, для них мы — одни люди. Самое главное, чтобы наши люди [россияне] не разделяли. Такие, как ты, например. Чтобы такие глупые вопросы мне не задавали.

Там, за границей, нас никто не разделяет. Разделяют внутри люди, которые хотят, чтобы мы были разделенными. Так что смени разговор, и давайте разговаривать о спорте, а не о политике. Если у тебя есть нормальные вопросы — можешь продолжать задавать их.

— Ну, хорошо. Вот, есть вопрос про спорт. Я читал, что ты следишь за футболом.

— Да.

— Недавно мы обсуждали в редакции, что чемпионат мира прошел восхитительно, в том числе, в Екатеринбурге. Но эффекта сейчас от него не чувствуется. Было ощущение международного праздника, но он очень быстро забылся — точно так же, как и с Олимпиадой в Сочи. Почему так происходит?

— На чемпионат мира приехало столько гостей, столько команд — атмосфера чувствовалась. Раз они уехали — всё заканчивается. Это так должно быть. Не только у нас на чемпионате — это везде так.

Но футбол очень сильно поднялся после чемпионата мира. Наши организаторы хорошо встретили гостей, и все матчи были на загляденье. И мои друзья, иностранцы, все только об этом и говорят, что чемпионат мира прошел на высшем уровне. Много людей, которые бывали в Питере, в Сочи, в Екатеринбурге, в Самаре, были в легком удивлении. Потому что они ожидали другого: Россия — суровый край, холод и так далее. А они приехали на чемпионат мира — и не ожидали такого приема.

— А что должно быть сделано для единоборств, бокса, чтобы его так же популяризировать в России?

— Единоборства уже наступают на пятки. Они по популярности, я считаю, в тройке у нас в России: футбол, хоккей, единоборства. Это один из самых развивающихся видов спорта в мире среди всех видов спорта. И единоборства особо не нуждаются в сильной рекламе.

— Вот чемпионат мира по боксу будет у нас в 2019-м. Как он должен пройти, чтобы эффект был надолго?

— Хорошо надо провести.

— Это как?

— В смысле как? Интервью ты первый раз берешь, да?

— Нет.


Глава РМК Алтушкин (справа) второй раз за год приглашает Нурмагомедова посмотреть бойцовский турнир в Екатеринбурге
Фото: Владимир Жабриков / URA.RU

— Ну, а как он должен пройти? На высшем уровне. Надо хорошо встретить, разместить гостей. Сюда приедут лучшие бойцы с каждой страны. Главное — чтобы не в сарае провели — тогда хорошо пройдет.

— Ну, поскольку первые лица страны его анонсировали и за него отвечают, то я думаю, все будет в порядке. Что ты скажешь про Екатеринбург, как здесь развиваются твои виды спорта?

— Игорь [Алтушкин, глава «Русской медной компании»] меня уже второй раз пригласил на турнир. Очень хороший турнир, много личностей, много ярких звезд: [Александр] Шлеменко, [Михаил] Мохнаткин. Сейчас [Георгий] Кичигин выиграл — легенда смешанных единоборств в России. Очень много хороших боев и бойцов, я лично с ними знаком.

Конечно, Игорь Алексеевич построил центр единоборств, проводит турниры. Это все просто так не пройдет. Будут последствия, и последствия будут очень хорошие. Дети будут тренироваться, развиваться. Детям нужно, чтобы у них было меньше свободного времени. Это очень важно. Потому что, как только у них появляется свободное время — появляются какие-то плохие привычки.

— В интернете вот такой бой анонсируется [Иван Некрасов показывает Telegram-канал «Хабиб Нурмагомедов» с фото Хабиба и одного из бойцов UFC Тони Фергюсона: «Хотите этот бой?»].

— Там тысячи фейков. Как он может анонсироваться, мне еще не вынесли решение по суду [о драке на турнире UFC]. Так что ждем суда. Только после суда мы можем говорить о каком-то бое. У нас будет, вообще, бой. И с кем будет, когда будет — это всё мы узнаем только после суда — заседание перенесено на 29 января. Только после этого мы сможем думать уже о следующем сопернике.

— Сейчас ты готовишься?

— Я просто езжу на турниры, так скажем, путешествую. Знакомлюсь с людьми. Вчера был в Самаре, сегодня я здесь, в Екатеринбурге, завтра я буду в Дагестане. Так что пока вот так и живем.

— Сейчас ты видишь себя больше популяризатором спорта или своей малой Родины, возможно?

— Нет, ну, конечно же, я буду популяризировать мою малую Родину. Потом что нам и так хватает людей, которые хотят, так сказать, показать в плохом свете родной край. Так что основная цель — да, популяризировать и себя, и Родину, откуда родом. И тебе советую, всегда чтобы ты говорил, откуда ты родом, где родился, где вырос. От этого ты никогда не пострадаешь.

— Это, конечно, так. Есть теория, что через 30 лет доля мусульман в России превысит долю православных. Что ты про это думаешь?

— Насчет того, сколько процентов кого будет, какие нации, какие религии — я об этом не думаю. Это не самое важное в жизни.

Через 30 лет… Мы не знаем, завтра будем жить или нет. И 10 лет назад, если бы люди мне сказали, что будут айфоны, не поверил бы. Так что мы не знаем, что будет завтра.

Так что давайте не будем заглядывать вперед. Лучше жить сегодняшней жизнью, строить планы на завтра, послезавтра, я не знаю, на месяц. Нам и так хватает. И советую, чтобы люди не жили в иллюзиях. Лучше жить настоящей жизнью.

— Но у тебя же есть личные планы на жизнь, да?

— Конечно.

— Олимпийский спорт?

— Нет-нет. Я профессиональный боец, боец UFC. Так что об Олимпиаде я не думаю.

— Политика — в дальнейшем — отстаивать интересы малой Родины?

— Пока не знаю. Пока у меня нет никаких планов насчет политики. Так скажем, я профессиональный боец. Так что спорт без политики — он всегда лучше, чем с политикой.

— Как я понимаю, ты сейчас организуешь свою промоутерскую компанию.

— Нет, такого нет.

— Ну что ж, очень много фейков в интернете.

— Да. Точно так же, как и ты, я тоже читаю много вещей о себе. Много фейков, очень много фейков. Я, можно сказать, уже привык к этому. Просто стараюсь не обращать внимания. Потому что на все обращать внимание — физически тебя не хватит. Ну, это, скорее, уже последствия популярности.

Конечно, «URA.RU» не могло не спросить Хабиба Нурмагомедова про инцидент с Тиной Канделаки на форуме «Синергия», когда боец отказался пожать ведущей руку (по данным агентства — по религиозным соображениям). Но, по просьбе собеседника, разговор на эту тему не может быть опубликован.

— Мне кажется, не стоит. Зря ты так. Нужно, наоборот, демонстрировать и объяснять свои воззрения — так мы станем друг другу понятнее.

— Как тебя зовут?

— Иван.

— Ты — Иван, я — Хабиб. Мы разные. Я же не разбираю тебя, вот и ты не трогай меня.


1 Распечатать

Наверх