09 декабря
19 февраля 2016 6418 0

Индейка с рейдерским привкусом

Выдержит ли атаку основатель «Евродона» Вадим Ванеев со стороны А1?
Фото: productcenter.ru
Фото: productcenter.ru

usahlkaro Николай Проценко журналист

Крупнейший российский производитель мяса индейки компания «Евродон», основанная выходцем из Южной Осетии бизнесменом Вадимом Ванеевым, столкнулась с угрозой недружественного поглощения со стороны инвесткомпании А1, одной из структур «Альфа-Групп» миллиардера Михаила Фридмана. 

Приобретя крупную долю в «Евродоне», А1 предъявила Ванееву претензии в неправомерном распоряжении кредитами государственных банков, на которые создавались производства «Евродона», и сейчас добивается его отстранения от управления компанией. Многое в разрешении этого конфликта зависит от того, какую позицию займет соотечественник Вадима Ванеева, знаменитый дирижер Валерий Гергиев, которому также принадлежит доля в «Евродоне». 

Родитель российской индейки

О вхождении А1 в число совладельцев «Евродона» стало известно в начале февраля после того, как инвесткомпания приобрела 40-процентную долю ООО «Евродон», принадлежащую зарегистрированной в Белизе структуре Brimstone Investments Ltd. Ее основным предыдущим бенефициаром называется бывший министр имущественных отношений РФ, а ныне член совета директоров «Газпрома» Фарит Газизуллин.

Первоначально А1 заявила о планах выступить «партнером по успешному введению новых мощностей и оптимизации бизнес-процессов “Евродона”», а также о намерениях расширять присутствие компании на внешних рынках, в частности на Ближнем Востоке. Но уже через несколько дней стало известно, что Brimstone потребовал через арбитражный суд признать недействительным предоставление кредитов двум дочерним компаниям «Евродона» – ООО «Евродон-Юг» (17 млрд рублей от Внешэкономбанка) и ООО «Донстар» (7 млрд рублей от Россельхозбанка на строительство комплекса по выращиванию уток).Фактического участия в управлении «Евродоном» он не принимал – все вопросы менеджмента в компании всегда решал ее основной владелец (45% долей) Вадим Ванеев.

Основатель "Евродона" Вадим Ванеев. Фото: indolina.ru

По версии А1, выдача этих кредитов, поручителем по которым выступала головная компания ООО «Евродон», сопровождалась «многочисленными нарушениями корпоративных процедур».

Еще один иск Brimstone адресован лично Вадиму Ванееву и направлен на его «исключение из состава ООО “Евродон”». Рассмотрение этих дел начнется в Арбитражном суде Ростовской области в ближайшие недели.

Скандальность исков, инициированных А1, заключается прежде всего в том, что между названием компании «Евродон» и ее гендиректором Вадимом Ванеевым фактически можно поставить знак равенства.

Уроженец Цхинвала Вадим Ванеев свой первый бизнес (ресторан) открыл в городе Шахты Ростовской области еще в советские времена, затем основал крупную компанию по дистрибьюции алкоголя «Мишель-Алко», но всегда хотел создать именно производственное предприятие. Свободной нишей, в которой ему удалось обосноваться, стало производство мяса индейки – птицы, которую в России в промышленных условиях никогда раньше не выращивали.

Путь Ванеева от бизнес-идеи до крупнейшего в стране индейководческого комплекса был очень непростым. Основатель «Евродона» любит рассказывать, как его выгоняли из банков, в которые он приходил за кредитами, а в Израиле, куда Ванеев поехал искать технологических партнеров, ему сказали прямым текстом: «Вы – фантаст из России». Не слишком верили в индейку и власти Ростовской области: коммуникации к первому производственному комплексу Вадиму Ванееву пришлось подводить за свой счет.

 Между названием компании «Евродон» и ее гендиректором Вадимом Ванеевым фактически можно поставить знак равенства

Решающим для судьбы индюшиного проекта стало знакомство Ванеева с именитым соотечественником – художественным руководителем Мариинского театра Валерием Гергиевым, который, в свою очередь, представил основателя «Евродона» председателю Внешэкономбанка Владимиру Дмитриеву.

Именно ВЭБ выступил ключевым кредитором «Евродона», который за несколько лет стал крупнейшим производителем мяса индейки в России (44 тысячи тонн в живом весе за 2014 год - 30% отечественного рынка), а затем замахнулся и на верхние позиции в мировом рейтинге.

Новое предприятие компании в 2017 году планирует выйти на объем 150 тысяч тонн в год. Параллельно Вадим Ванеев запустил еще один знаковый проект в птицеводстве – предприятие по производству мяса утки, также первое в России в своем классе.  

Зловещие следы

Именно поэтому атака на Ванеева была воспринята деловым сообществом юга России как беспрецедентный скандал. «Исключение Вадима Ванеева из “Евродона” – это все равно что исключение Марка Цукерберга из Facebook», – характеризует этот сюжет управляющий партнер Национальной юридической корпорации «Митра» Сослан Каиров. К тому же компания А1 принимает участие в корпоративных конфликтах в Ростовской области далеко не в первый раз.

Еще в 2000 году это подразделение «Альфа-Групп» (на тот момент называвшееся «Альфа-Эко») ввязалось в борьбу за контроль над крупнейшим в области Таганрогским металлургическим заводом (ОАО «Тагмет») с его основным акционером, местным бизнесменом Сергеем Бидашом.

У этого конфликта был отчетливый политический подтекст, поскольку Бидаш не скрывал своих намерений баллотироваться в губернаторы Ростовской области, которую тогда возглавлял Владимир Чуб (ныне сенатор от Мурманской области), крайне ревностно относившийся к возможным конкурентам.  

Борьбу за «Тагмет» «Альфа» в конечном итоге проиграла. Бидаш предпочел продать свои акции предприятия группе МДМ, но и сам не вышел сухим из воды. Против бизнесмена было возбуждено уголовное дело о мошенничестве, по которому он получил 6 лет тюрьмы.

На свободу Бидаш вышел через несколько дней после того, как Владимир Чуб, публично назвавший таганрогского предпринимателя Ходорковским Ростовской области, сложил полномочия губернатора в июне 2010 года.

​«Исключение Вадима Ванеева из “Евродона” - это все равно что исключение Марка Цукерберга из Facebook» -  Сослан Каиров

Следующее появление компании А1 на Дону состоялось уже при нынешнем губернаторе Василии Голубеве в начале 2014 года. Поводом для этого стал очередной корпоративный конфликт – на сей раз между местным бизнесменом Лазарем Шауловым, владельцем крупного производителя керамической плитки ОАО «Стройфарфор», и его московским партнером Леонидом Маевским.

Последнего Шаулов пригласил в качестве инвестора, который смог бы помочь его компании рассчитаться по долгам. Однако Маевский быстро установил над «Стройфарфором» полный контроль, и Лазарю Шаулову пришлось подключать к разрешению конфликта А1, которая в конце 2014 года стала стопроцентным владельцем предприятия.

Кроме того, крупным донским активом «Альфы» был Ростовский комбинат хлебопродуктов, но еще в 2005 году он был продан структурам транснационального холдинга Glencore, и какое-то время «Альфа-Групп» не проявляла интереса к АПК. Однако в случае с «Евродоном» для компании А1, которая давно специализируется на вхождении в активы с корпоративными конфликтами, похоже, просто подвернулся выгодный момент.

​А1 давно специализируется на вхождении в активы с корпоративными конфликтами

Проснуться с чужой женой

Доподлинно неизвестно, что именно заставило Фарита Газизуллина продать А1 свою долю в «Евродоне», но наличие в числе учредителей компании офшорной структуры изначально создавало риск недружественного поглощения.

«Когда среди участников компании другое юридическое лицо – более того, в данном случае это иностранная компания – всегда сохраняется риск неопределенности: в любой день можешь уснуть с женой, с которой прожил много лет, а проснуться с незнакомым человеком», – говорит Сослан Каиров.

Причем смена собственника в таком юридическом лице не влияет на преимущественное право приобретения доли в основном обществе, и при отсутствии каких-либо корпоративных договоров с предыдущими бенефициарами такой компании никто не сможет гарантировать, как поведет себя фактически новый партнер по бизнесу.

Однако в то же время, отмечает Сослан Каиров, у Вадима Ванеева могут найтись в борьбе за «Евродон» серьезные козыри: «Очевидно, Ванеев – не то лицо, которое делает невозможным осуществление хозяйственной деятельности “Евродона”. Факт причинения убытков компании действиями Ванеева судом не установлен, информация о претензиях Внешэкономбанка к исполнению кредитных договоров отсутствует – налицо внутренний корпоративный конфликт.

При такой ситуации вопрос нецелевого использования кредитных средств вторичен, и в случае подтверждения такого факта инициирование досрочного возврата кредита будет являться оружием в корпоративном сражении, а не его причиной».

У Вадима Ванеева  в борьбе за «Евродон» могут найтись серьезные козыри

Об отсутствии претензий со стороны кредиторов говорят и в «Евродоне». В блоге Вадима Ванеева в «Фейсбуке» утверждается, что из 17,5 млрд рублей кредитных средств Внешэконмбанка на строительство нового мегакомплекса по производству мяса индейки на данный момент использовано 7 млрд.

«Освоение денег привязано к поэтапному исполнению задач проекта и происходит под жесточайшим контролем. Осуществляют контроль не только различные департаменты банка. Финансово-технический надзор, строительный аудит и мониторинг ведут независимые надзорные компании, администрация и Минсельхоз Ростовской области».

Относительно же причин конфликта в блоге Ванеева содержится намек на то, что между собственниками «Евродона» возник конфликт относительно использования прибыли: «Длительный период участники разделяли решение вкладывать прибыль в развитие и строить мировую компанию. А что на деле? Все-таки кому-то нужно извлечь прибыль сегодня. Вот и предпринимаются действия, свидетелями которых мы являемся».

«Цена вопроса» в данном случае измеряется сотнями миллионов рублей. По данным «СПАРК-Интерфакса», чистая прибыль ООО «Евродон» в 2014 году составила 333,1 млн рублей, годом ранее – 258,6 млн рублей, а в 2012 году – 497,6 млн рублей.

Осетия против Фридмана

Конфликт в «Евродоне» незамедлительно вызвал резонанс среди соотечественников Вадима Ванеева, с которыми бизнесмен поддерживает постоянную связь.

В середине прошлого года он объявил о планах строительства в Южной Осетии мясоперерабатывающего комплекса стоимостью 153 млн рублей, который сможет закрыть половину потребности республики в мясной продукции.

«Для меня это больше имиджевый проект. Я приехал сюда не деньги зарабатывать. Все равно я должен был что-то сделать в Южной Осетии, и я не исключаю, что это будет не единственный проект», – сказал тогда Ванеев.

Неудивительно, что именно президент Южной Осетии Леонид Тибилов был одним из первых представителей власти, кто высказал озабоченность ситуацией вокруг «Евродона». 

​«Осетинский фактор» в конфликте вокруг «Евродона» в самом деле может сыграть решающую роль

А в сборе подписей в поддержку компании на портале Change.оrg приняли активное участие жители Владикавказа; за несколько дней акцию поддержали уже около 3 тысяч человек. Большую поддержку в Северной и Южной Осетии получили и посты в социальных сетях с хэштегом #ВанеевМысТобой.

Соотечественники прежде всего вспоминают о том, что Ванеев регулярно бывает на своей малой родине, о его планах создать крупное производство в Южной Осетии, о десятках выходцев из Осетии, работающих на предприятиях «Евродона» и его дочерних компаний, а главное, о человеческих качествах предпринимателя, создавшего свой бизнес с нуля. «Я сын медсестры и водителя из Цхинвала, я был грузчиком, плиточником», – рассказывал Ванеев в одном из интервью.

«Осетинский фактор» в конфликте вокруг «Евродона» в самом деле может сыграть решающую роль, поскольку третьим совладельцем компании (15% в уставном капитале) является не кто иной, как маэстро Валерий Гергиев. Хорошо известно, что дирижер вхож в ближайший круг президента Владимира Путина, который лично посещал производство «Евродона» и дал ему самую высокую оценку. 

​«Это действительно эффективное и современное хозяйство. Инновационное производство, без всякого преувеличения», – заявил Путин в октябре 2010 года, задолго до того, как слово «импортозамещение» вошло в лексикон российских чиновников. Именно последнее обстоятельство сейчас выдвигают на первый план участники сетевых акций в поддержку Вадима Ванеева, ведь если «Евродон» станет объектом недружественного поглощения со стороны структуры, которая не имеет никакого отношения к истории компании, то это может серьезно дискредитировать саму идею импортозамещения, которая и так воспринимается в обществе весьма неоднозначно.

1 Распечатать

Наверх