09 декабря
19 января 2017 3656 3

Инноваций на Кавказе не нашли

Когда в СКФО появится собственная Силиконовая долина
Фото: svcomercio.info
Фото: svcomercio.info

usahlkaro Антон Чаблин политолог, журналист

Республики Северного Кавказа оказались аутсайдерами опубликованного на прошлой неделе рейтинга инновационных регионов. Хотя авторы исследования и признают, что у отдельных территорий есть свои сильные стороны. У Северной Осетии и Кабардино-Балкарии это оставшийся еще с советских времен задел в науке и образовании. А в Чечне и Ингушетии – быстро развивающаяся за счет государства инфраструктура для привлечения инвесторов. Только вот почему все это не работает, разбирался КАВПОЛИТ.

Регионы ранжирует Бортник

Если вас ждет важное мероприятие, экзамен или переговоры, возьмите микронаушник в аренду и сэкономьте.  На сайте беспроводных микронаушников microushi.com.ua представлен большой выбор микронаушников от ведущих производителей.  В качестве залога могут выступать: денежная сумма в размере стоимости микронаушника, либо документы.На Гайдаровском форуме был презентован рейтинг инновационных регионов России. Его представила Ассоциация инновационных регионов (АИРР) – экономическая организация, которую в декабре 2010 года учредили правительства восьми субъектов. Сегодня ее членами являются 15 территорий. И среди них, к слову, нет ни одной южнороссийской.

Несколько лет ассоциацию возглавлял Иван Бортник – имя этого выдающегося ученого-энергетика, пожалуй, известно даже людям, далеких от инноваций. Это именно в честь него назвали фонд Бортника, он же Фонд содействия развитию малых форм предприятий в научно-технической сфере (выделяющий государственные гранты для «прорывных» молодых ученых «Умник»).

Лидерами неизменно остаются одни и те же территории – Москва, Санкт-Петербург и Татарстан

В августе прошлого года АИРР возглавил Иван Федотов, проректор Российской академии народного хозяйства и госслужбы (РАНХиГС). Бортник при этом возглавляет созданный еще в 2012 году на базе АИРР фонд межрегиональных инновационных проектов.

Рейтинг регионов – также одно из детищ ассоциации. Он составляется и публикуется дважды в год (после обновления статистических данных) совместно с Минэкономразвития России. В основу методологии положены 29 индикаторов, большинство из которых относятся к ведению Росстата.

Но и есть и те показатели, которые официальными никак не назовешь. Скажем, число статей в научных журналах, индексируемых в Web of Science (WoS). Справедливости ради, большинство учитываемых индикаторов относятся еще к 2015 году, и лишь четыре из 29 включают показатели 2016 года: это наличие в регионе инновационной инфраструктуры, проведение публичных инновационных мероприятий, а также участие и победа в федеральных конкурсах.
В строгом смысле положение в текущем рейтинге АИРР отражает ситуацию почти двухлетней давности

То есть в строгом смысле положение в текущем рейтинге АИРР отражает ситуацию почти двухлетней давности. И об этом стоит помнить. Впрочем, лидерами неизменно остаются одни и те же территории – Москва, Санкт-Петербург и Татарстан (кстати, один из восьми соучредителей АИРР).

Чечня: инфраструктура – есть, бизнеса – нет?

Что касается южнороссийских регионов, то самые высокие показатели – у Ростовской области (19-е место). Заметно отстает Ставропольский край, занявший 32-е место (в сравнении с предыдущим рейтингом он прибавил три позиции).

Вся созданная в Чечне инновационная инфраструктура не приводит к созданию конечного продукта, который бы попадал на прилавки

А вот республики Северного Кавказа, по версии экспертов АИРР, находятся в явных аутсайдерах: Северную Осетию поставили на 68-е место (плюс пять позиций), Кабардино-Балкарию – на 69-е (минус семь позиций), Дагестан – на 75-е место (минус три строчки), Карачаево-Черкесию – на 81-е место (без изменений), Чечню – на 82-е (плюс три строчки), а Ингушетию – на 83-е (минус четыре места).

Все исследованные экспертами АИРР статистические показатели распределили по четырем категориям: научная деятельность, инновационная деятельность, социально-экономические условия для инноваторов и, наконец, инновационная активность региона. Ни по одному из них территорий Северного Кавказа в ТОП-20 также не наблюдается.

В категории «Инновационная деятельность» (отражающей реальный вклад инноваций в экономику) Чечня занимает лишь 4-е с конца место

Впрочем, при ближайшем рассмотрении обращают на себя внимание некоторые перекосы. Взять, скажем, категорию «Инновационная активность региона». На 32-ю позицию водрузили Ставропольский край, и лишь с небольшим отставанием (на 37-м месте) – Чеченская республика. Столь высокие показатели Чечни связаны с тем, что в регионе формально существует весьма развитая инновационная среда.

 Распределение регионов СКФО по подрейтингу «Инновационная активность региона»

По данным агентства стратегических инициатив (АСИ) и фонда «Росконгресс», в республике работает два технопарка (оба – в Грозном), три бизнес-инкубатора (в Грозном и станице Наурской) и шесть бизнес-центров. Сейчас строится также инновационно-строительный технопарк «Казбек».

До марта 2014 года, кстати, действовало республиканское Агентство по инвестиционной и инновационной политике, но затем оно было ликвидировано.

При этом в категории «Инновационная деятельность» (это индикаторы, отражающий реальный вклад инноваций в экономику) Чечня занимает лишь четвертое с конца место. Позади нее лишь Карачаево-Черкесия, Ингушетия и Хакасия. Иными словами, вся созданная в республике инновационная инфраструктура – технопарки и бизнес-инкубаторы – не приводит к созданию конечного продукта, который бы попадал на прилавки.

 Распределение субъектов СКФО по подрейтингу «Инновационная деятельность»

Дагестан: «Уйташ» оценят еще нескоро

Среди регионов Северного Кавказа в разделе рейтинга «Инновационная деятельность» лидирует Ставрополье, хотя и находится лишь на 48-й позиции. Следом за ним расположился Дагестан (с огромным отрывом – на 75-м месте).

У Северной Осетии самая сильная сторона – это большой научный потенциал в сфере инноваций

Еще не успели оценить авторы исследования усилия республиканских властей по созданию инвестиционной площадки «Уйташ», куда и собираются «заселять» высокотехнологичные производства.

Между тем только за 2016 год из бюджета Дагестана потратили почти 400 млн. рублей на создание инженерной инфраструктуры для этой площадки – это газопровод, автодорога, ЛЭП, водопровод и сети ливневой канализации... Даже если экономический эффект от этих вложений будет, то отразится он лишь в рейтинге АИРР аж через два года.

У Северной Осетии самая сильная сторона – это большой научный потенциал в сфере инноваций, по этому показателю республика также взмыла выше прочих территорий Северного Кавказа (на 24-е место), обойдя даже Ставрополье. А суммировали эксперты АИРР разные показатели, включая даже число студентов и выпускников вузов. Уж с этим-то на Северном Кавказе проблем никогда не было.

Если в чем-то одном регион СКФО силен, то по другим пунктам – непременно провал. Баланс получается соблюдать лишь у Ставрополья

Впрочем, если обратиться к Российскому индексу научного цитирования (РИНЦ), то среди ученых Северной Осетии по индексу Хирша лидируют... нет, не биохимики или, скажем, электроники. То есть те ученые, наработки которых мгновенно и идут на производственный конвейер. Это трое геофизиков из Владикавказского научного центра РАН – Михаил Бергер, Владимир Голик и Владислав Заалишвили.

Еще один показатель, учитываемый в АИРР, – это «Социально-экономические условия для инновационной деятельности».

 Распределение регионов СКФО по подрейтингу «Социально-экономические условия инновационной деятельности»

Здесь среди регионов Северного Кавказа также лидерство получила Ингушетия (у нее 15-е место), за которой расположилась опять-таки Северная Осетия (44-я позиция). А оценивали эксперты АИРР развитие высоко- и среднетехнологичных, а также наукоемких производств (без учета «выхода» их реального продукта на рынок).

Курбанов предложил президенту создать на территории Северного Кавказа некий аналог Силиконовой долины

В конечном итоге стоит признать, что у каждой территории Северного Кавказа есть свои сильные стороны. Так, в Северной Осетии и Кабардино-Балкарии – это оставшийся еще с советских времен задел в науке и образовании. А в Чечне и Ингушетии – быстро развивающаяся инфраструктура для привлечения инвесторов.

Только вот если в чем-то одном регион силен, то по другим пунктам – непременно провал. Баланс получается соблюдать лишь у Ставрополья, но даже и оно на фоне соседних регионов ЮФО выглядит блекло. Не исправляют ситуацию даже те прорывные предприятия, известные далеко за пределами края, – например, «Энергомера» или «Микроген». Ведь их все равно единицы. Хотя республики Северного Кавказа порой и этим похвастаться не могут.

Получится ли «вторая Турция»?

В январе прошлого года во время межрегионального форума «Общероссийского народного фронта» в Ставрополе к президенту Владимиру Путину обратился старший научный сотрудник Института востоковедения РАН Руслан Курбанов. Он вспомнил о калифорнийской Силиконовой долине, где, по словам ученого, сегодня трудится большое количество молодых ребят из регионов Северного Кавказа, которые не смогли реализовать себя на малой родине.

На фото Руслан Курбанов

«Из-за того что слишком большая конкуренция, клановость, коррупция в [Северокавказском] регионе, они не могут реализовать свои проекты: экономические, бизнес-проекты, национально-культурные», – заявил Курбанов.

Он предложил президенту создать на территории Северного Кавказа некий аналог Силиконовой долины, где инновационно мыслящая молодежь могла бы развивать свои проекты (причем не только технологические, но и социально-гуманитарные).

На Северном Кавказе реальнее сценарий Турции или Индии: развитие сельского хозяйства, легкого промышленного производства, частного бизнеса

«В случае успешности их могли бы внедряться уже фактически на уровне руководства отдельных регионов, и этим ребятам позволялось бы быть авторами и реализаторами собственных проектов на благо собственных республик», – предлагал Курбанов.

Путин внимательно выслушал идеи ученого и предложил их конкретизировать, чтобы довести до практического воплощения. Правда, за год с мертвой точки ничего так и не сдвинулось. Об этом свидетельствует и то, что республики Северного Кавказа по-прежнему занимают низовые позиции в инновационном рейтинге АИРР.

По мнению директора проекта по Северному Кавказу Международной кризисной группы Екатерины Сокирянской, приоритет нужно отдавать не высокотехнологичным отраслям, а массовому потребительскому производству.

Северный Кавказ может играть очень значимую роль в обеспечении страны, и ему открыт огромный рынок сбыта многомиллионной России

«На Северном Кавказе реальнее сценарий Турции или Индии: развитие сельского хозяйства, легкого промышленного производства, частного бизнеса в сфере туризма и услуг. В условиях санкций и экономического кризиса, Северный Кавказ может играть очень значимую роль в обеспечении страны, и ему открыт огромный рынок сбыта многомиллионной России», – говорит Сокирянская.

На фото Екатерина Сокирянская

Сокирянская считает, что для оживления деловой активности среди молодежи на Северном Кавказе необходимы следующие механизмы: выделение долгосрочных дешевых кредитов фермерам и малому бизнесу, поощрение кооперации, упрощение требований к отчетности бизнеса и уменьшение административных барьеров, ревизия обременительных сборов для для индивидуальных предпринимателей. Впрочем, эти идеи можно считать одинаково применимыми для любой территории страны – от Забайкалья до Севастополя...

Синдром «голодных девяностых»

Со скепсисом смотрит на перспективы хай-тек отраслей на Северном Кавказе специалист IT-компании Bank's Soft Systems Антон Иванов. По его мнению, Силиконовая долина на Северном Кавказе останется утопией, пока не будут созданы привлекательные условия для талантливой и образованной молодежи, а также предпринимателей в соответствующих секторах ИТ-индустрии».

Государство должно радикально пересмотреть образовательную политику в СКФО

Эксперт приводит в пример Малайзию, где властям удалось создать эффективную систему поддержки хай-тек отраслей. В поддерживаемом правительством мультимедиа бизнес-коридоре (MDEC) предприниматели получают десятилетние налоговые каникулы, могут арендовать недорогие современные офисы, прекрасную ИКТ-инфраструктуру и многое другое.

«Вот этот опыт необходимо изучать и применять по мере возможности. «А на Кавказе, где оппоненты получают ярлык «врагов народа», капитал бежит, а престиж измеряется деньгами и силой, бедным ИТ-ботаникам некомфортно», – заключает Иванов.

Опрошенные КАВПОЛИТом эксперты отмечают, что государство должно радикально пересмотреть и образовательную политику в регионе. Во-первых, сделав упор на борьбу с коррупцией в учебных заведениях и клановостью при последующем приеме на работе их выпускников. А во-вторых, сделав упор на развитие прикладной науки.

У постсоветских поколений на Кавказе сформировалась порочная система ценностей, в которой превыше всего ставится именно престижность

«Вы посмотрите, какие сегодня зарплаты получают преподаватели, научные сотрудники и ученые наших вузов! Надо усилить работу в развитии науки в высших учебных заведениях Северокавказского региона, создать какие-то новые инновационные технопарки, научно-исследовательские центры с хорошим финансированием», – говорит заместитель начальника отдела Министерства Чеченской Республики по делам молодежи Алихан Исраилов.

 Распределение субъектов СКФО по подрейтингу «Научные исследования и разработки»

Руководитель мобильной группы общественного движения «За права мусульман» Гасан Гаджиев считает, что у постсоветских поколений на Кавказе сформировалась порочная система ценностей, в которой превыше всего ставится именно престижность. «Диплом воспринимается как часть приданного у невесты или в качестве справки о наличии мозгов у молодого человека», – констатирует общественный деятель.

Эту систему возможно сломать, только выстроив полноценные социальные лифты, которые бы начинали «работать» уже со школы. «Одно из наших предложений – создать клубы самых активных и успевающих выпускников школ, где им будут помогать личностно развиваться и поступать в необходимый вуз, а затем помогать привлекать инвестиции в проекты будущего специалиста», – предлагает Гаджиев.

Джамалудинов уверен, что система высшего образования на Северном Кавказа деградирует из-за чрезмерно большого числа учебных заведений

Аспирант Московского университета Шамиль Джамалудинов уверен, что сама система высшего образования на Северном Кавказа деградирует вовсе не только из-за коррупции, но даже из-за чрезмерно большого числа учебных заведений.

«Согласитесь, десять человек можно гораздо качественнее обучить чем сто. Хотя эта проблема не обошла другие регионы России и даже страны развитого мира, где высшее образование перестало быть привилегией элитарных кругов. Но там лишь10-15% выпускников выбирают вузы, а 50-60% – специализированное обучение», – считает Джамалудинов.

По его мнению, общество должно как можно скорее преодолеть «синдром голодных девяностых», когда «семья учила ребенка, что только материальное благополучие – признак преуспевания, а не материальные блага и статусы, не приносящие доход, несущественны».

Только вот сколько десятилетий на это понадобится? И не только Кавказу, но и всей России...

0 Распечатать

Наверх