26 февраля
09 апреля 2016 13003 9

Инцидент в Элисте: мифы и факты

Провокаторам почти удалось столкнуть лбами два соседних народа
Фото: elista.org
Фото: elista.org

usahlkaro Бадма Бюрчиев обозреватель

Скандал, вызванный хамским поведением дагестанского спортсмена в столице Калмыкии, продолжает оставаться в центре внимания общественности двух республик. Хотя пик обострения ситуации, кажется, уже позади.
Эмоции немного схлынули, и настала пора спокойно разобраться в произошедшем. Обозреватель КАВПОЛИТа поговорил с адвокатами заключенного под стражу Саида Османова. И восстановил хронологию событий на основе информации в соцсетях.

Камерная обстановка

Начнем с самого насущного – условий содержания Саида Османова. Наверное, не стоит уже говорить о том, что слухи о самоубийстве молодого человека были несколько преувеличены. Однако явно есть обеспокоенность тем, как к нему относятся в СИЗО.

Вот что, например, пишет депутат Госдумы РФ Умахан Умаханов в обращении к генпрокурору Юрию Чайке:

«Родственники подозреваемого также выражают крайнее беспокойство тем обстоятельством, что содержание Саида Османова производится на территории Республики Калмыкия. Это беспокойство связано с тем, что условия его содержания и отношения к нему, по их заявлению, сопровождается фактами эмоциональной религиозной невыдержанности и предвзятого личностного отношения со стороны сотрудников надзорного учреждения».

Вчера я встречался с гозащитником Османова – Алтаном Гаряевым. С его слов, подозреваемому предоставили отдельную камеру. Это не одиночка и не карцер, пояснил он. Просто в целях безопасности его посадили отдельно – и от местных, и от своих.

Депутату Государственной Думы Курбанову Р.Д. от Адвоката Гусейновой Б.А.КА «Мазанаев и партнёры»г.Махачкала, ул.Даха...

Опубликовано Баканай Гусейновой 9 апреля 2016 г.

Гаряев попросил передать родителям Саида, что их сын чувствует себя хорошо – насколько это, конечно, возможно в его положении. Никаких жалоб от него не поступало.

«Он сейчас попал в информационный вакуум, не знает, какой ажиотаж здесь творится. И у него появилась возможность спокойно осмыслить произошедшее. Он раскаивается. Что и подтвердил своими публичными извинениями», – добавил юрист.

То же самое (об условиях содержания) повторила дагестанский адвокат Баканай Гусейнова, которая работает по соглашению и уже побывала в СИЗО.

Связь Гаряев поддерживал только с дядей Османова. Остальные родственники узнавали о состоянии заключенного уже от него. Их переживания понятны. Но два разных источника не подтверждают информацию о «предвзятом отношении».

Ничего лишнего

Теперь о самой истории.

22-летний Саид Османов, как известно, подозревается «в совершении публичных действий, выражающих явное неуважение к обществу и совершенные в целях оскорбления религиозных чувств верующих, совершенные в местах, специально предназначенных для проведения богослужений».

Предварительная версия следствия такова:

«01 апреля 2016 года примерно в 21 час житель Республики Дагестан О., 1994 года рождения, прибывший в город Элисту для участия в спортивных мероприятиях, находясь у статуи «Будды Шакьямуни», расположенной на «Аллее Героев» по улице Ленина города Элисты Республики Калмыкия, посредством социальной сети «Перископ» в онлайн-режиме обнародовал видеоматериал, в котором О. выражался нецензурной бранью, а также осквернил статую «Будды Шакьямуни», являющуюся местом, специально предназначенным для проведения богослужений, других религиозных обрядов и церемоний, справляя на нее естественные надобности».

Сам Османов, по сведениям госзащитника, признает, что допустил словесное оскорбление в адрес Будды. Но опровергает, что мочился на статую. В общих чертах его показания совпадают с рассказом его друга.

Мы не выслушали парней, которые были там, Дагестанцев. Сразу одни начали осуждать, другие начали искать какие-то непонят...

Опубликовано Махачкала 7 апреля 2016 г.

Давайте попробуем выстроить цепочку событий.

По версии борцов, они шли по городу «ничего лишнего себе не позволяли», пока Османов матерным словом не обозвал Будду. Поскольку в это время велась трансляция в Periscope, об оскорблении узнали элистинцы и стали собираться у гостиницы, где остановились спортсмены.

Судя по тому, как описывает маршрут от кафе до этой гостиницы один из участников событий, Османов выразился нецензурно в адрес именно той статуи, что находится на Аллее Героев, рядом с главной площадью столицы Калмыкии.

Это подтверждается и цитатой из показаний Османова, о которых нам известно в изложении адвоката Гусейновой: «Со слов свидетелей – двоих ребят спортсменов и самого Саида, они не оскверняли [статую], не мочились и вообще находились на расстоянии одного-двух метров от ступенек статуи, соответственно, даже не поднимались».

До появления видео дагестанские пользователи соцсетей распространяли рассказ, как я понимаю, того же очевидца, но в письменном виде. Вот отрывок:

А это, согласно поясняющей подписи автора публикации в YouTube, один из эпизодов той самой прогулки. Там, по всей видимости, обсуждается другое изваяние – одного из божеств буддизма. Качество видео не позволяет сказать точнее.

Если это действительно кадры из Periscope, то можно примерно представить, как вели себя молодые спортсмены в центре Элисты. Кроме того, становится ясно, что не знать, кто такой Будда, они не могли. И в таком случае комментарии молодых людей могли послужить толчком для всякого рода домыслов и откровенных фальсификаций.

Однако адвокат Гусейнова уверена, что видео не имеет ничего общего с нашумевшей трансляцией. По ее сведениям, эта съемка была сделана позже.

Масло в огонь

Фейки, безусловно, сыграли важную роль во всей этой истории. Но надо отметить, что появляющиеся в Сети подробности жители Калмыкии воспринимали как второстепенные детали.

То, что Османов зашел в храм и там осквернил статую, нафантазировали федеральные СМИ. В Элисте об этом речи не было.

О том, что дагестанский спортсмен якобы справил нужду в неположенном, скажем так, месте, стало известно на следующий день после событий у гостиницы – когда была обнародована запись из дежурной части (следователи заверили Гусейнову, что есть два очевидца – в свою очередь, Османов и его друзья настаивают, что никого, кроме них, возле статуи не было).

В этот же день появился снимок, где какой-то другой «боец» бьет ногой статую Будды. Фотография, как мы теперь знаем, старая. Вторую жизнь ей, по моим наблюдениям, дали в одной из калмыцких групп в соцсети.

Но снимок там быстро удалили. Так что теперь можно только строить догадки – делалось ли это намеренно или по незнанию.

Надо сказать, в Калмыкии многие были дезинформированы этим изображением. А когда разобрались, – примерно в течение суток – было уже поздно: иллюстрация разлетелась по всем СМИ.

Как бы там ни было, и фото, и информация о том, что Османов помочился на статую, появились уже после того, как толпа получила от него извинения. Чтобы вызвать массовое возмущение элистинцев, вполне хватило прямой трансляции вечернего променада борцов.

То есть на само событие фейки не повлияли. Хотя, конечно, именно они формировали общественное мнение за пределами Калмыкии.

Как только история получила резонанс, за дело взялись провокаторы – с обеих сторон. И, стоит признать, им почти удалось столкнуть лбами два соседних народа. Обстановка обострилась не только в виртуальном пространстве. Полиции даже пришлось усиленно охранять границу.

Вольно или невольно поспособствовали этому напряжению и власти республик. Многочисленные извинения от имени народа за проступок конкретного человека предсказуемо вызвали раздражение в дагестанском обществе.

В результате мы имеем то, что имеем. Страсти накалены. Дело приобретает почти политический характер: слишком много слов было сказано с высоких трибун по горячим следам, и у властей, наверное, сейчас велик соблазн провести показательный процесс.

Адвокат Гусейнова признает, что на фоне мощного резонанса ее подзащитному трудно будет избежать наказания. Но все же надеется, что ей удастся доказать, что Османов совершил не уголовное преступление, а административное правонарушение.

0 Распечатать

Наверх