08 марта
24 октября 2016 3396 0

Инвестиции в СКФО: оптимизм правительства и кризисные реалии

Вице-премьер Александр Хлопонин явно поторопился с заявлением, что на Кавказе кризиса нет
Фото: gorodskoitelegraf.ru
Фото: gorodskoitelegraf.ru

usahlkaro Николай Проценко журналист

Федеральное правительство рассчитывает в следующем году перейти ко второму этапу реализации госпрограммы развития СКФО, ориентированной на привлечение частных инвестиций. Однако выполнимость этих планов выглядит более чем сомнительно.

Экономика Северного Кавказа сейчас переживает резкий спад инвестиций, связанный с бюджетным кризисом, и ожидаемое сокращение государственных ассигнований неминуемо приведет к дальнейшему падению частных капиталовложений.

«Отцепить» Кавказ от бюджетных инвестиций – это пока лишь благое намерение, имеющее мало общего с фактическим положением дел.

Дальше как-нибудь сами

«Именно частные инвестиции (а не государственный бюджет) в перспективе должны стать главным источником роста региона.

Поэтому главная задача второго этапа государственной программы – это поддержка предпринимательства и стимулирование инвестиций, чтобы открывались новые предприятия, чтобы люди получали достойную работу, а региональные бюджеты – дополнительные налоговые поступления», – заявил премьер-министр Дмитрий Медведев в ходе заседания правительственной комиссии по социально-экономическому развитию СКФО, которое состоялось в минувшую пятницу в Ингушетии.

Как сообщил сразу по завершению заседания министр по делам Северного Кавказа Лев Кузнецов в интервью «Коммерсанту», уже в следующем году финансирование госпрограммы будет сокращено.

В целом по РФ инвестиционный спад в прошлом году составил 8,4%, на Кавказе инвестиции падали почти в 3,5 раза быстрее

В марте, в момент утверждения новой редакции программы, предполагалось, что СКФО в 2017 году получит из бюджета 31,8 млрд рублей.

Но теперь финансирование сократилось в 2,5 раза – до 13,7 млрд рублей, включая расходы на завершение начатых социальных объектов (3 млрд рублей) и докапитализацию Корпорации развития Северного Кавказа и АО «Курорты Северного Кавказа» (около 6 млрд рублей).

В этом контексте расчет на то, что СКФО в ближайшие годы получит серьезный приток частных инвестиций, выглядит, мягко говоря, крайне оптимистичным.

Уже в прошлом году в регионе произошел серьезный инвестиционный провал.

В 2014 году доля бюджетных денег в средствах, привлеченных на реализацию инвестпроектов в СКФО, составляла 37,2%

В докладе о реализации госпрограммы развития СКФО за 2015 год, представленном в феврале Минкавказа РФ, прошлогодний объем инвестиций в основной капитал СКФО оценивался в 366,5 млрд рублей при плане в 514,6 млрд рублей. 

Иначе говоря, план был выполнен лишь на 71%, и примерно таким же оказался реальный уровень капиталовложений в сравнении с 2014 годом, когда на Северный Кавказ, по данным Росстата, поступило 516,9 млрд рублей инвестиций.

Обозначенный Минкавказа прошлогодний показатель инвестиций сопоставим с уровнем 2011 года (347,5 млрд рублей), причем без поправок на падение курса рубля и инфляцию.

Для сравнения: в целом по России инвестиционный спад в прошлом году составил 8,4%, то есть на Кавказе инвестиции падали почти в 3,5 раза быстрее.

Собственных средств на развитие инфраструктуры для экономического роста у большинства регионов СКФО попросту нет

При этом доля СКФО в федеральном инвестиционном портфеле (порядка 14 трлн рублей) составила всего 2,6%. В 2010 году, когда был образован СКФО, она равнялась 3,4%.

В общем, только этих показателей достаточно для понимания того, что экономический кризис ударил по Кавказу самым беспощадным образом – в отличие от кризиса 2008-2009 годов, который для региона вообще оказался почти незаметным.

Так что вице-премьер Александр Хлопонин в начале этого года явно поторопился с заявлением, что на Кавказе кризиса нет.

Идеальный шторм

Причины столь радикального различия во влиянии двух кризисов на Кавказ лежат, безусловно, в бюджетной сфере.

Если в 2008-2009 годах федеральный бюджет был готов щедро помогать всем – от проблемных банков до глубоко дотационных регионов, то в нынешней ситуации рассчитывать на помощь федеральной казны больше не приходится.

Собственных же средств на развитие инфраструктуры для экономического роста у большинства регионов СКФО попросту нет.

Их глубоко дотационные бюджеты практически полностью ориентированы на выполнение социальных обязательств (в том числе по «майским указам»), причем по мере роста этих обязательств регионам приходилось все глубже залезать в долги.

Банки не хотят кредитовать экономику республик СКФО, несмотря на созданные механизмы госгарантий для приоритетных проектов

Добавляем к этому плохой инвестиционный климат – и получаем «идеальный шторм» в условиях падения бюджетных ассигнований, ведь именно на Кавказе зависимость инвестиций от бюджета – самая высокая в стране (не считая Крыма).

По данным Росстата, в 2014 году доля бюджетных денег в средствах, привлеченных на реализацию инвестпроектов в СКФО, составляла 37,2% при среднероссийском показателе всего 17%, снизившись за пять лет лишь на 4,1%.

Однако эта средняя по округу цифра в значительной степени сформирована за счет того, что в Ставропольском крае доля бюджетных средств находится в пределах нормы (19,6%).

В республиках же она гораздо выше – от 39,8% в Карачаево-Черкесии до 89,6% в Ингушетии, где в 2014 году, если верить Росстату, в структуре заемных средств на инвестпроекты вообще отсутствовали кредиты банков.

Не слишком далеко ушли в этом плане и другие республики – Северная Осетия (0,3% заемных банковских средств), Чечня (1,2%), Карачаево-Черкесия (1,5%) и т.д.

Эти показатели наглядно свидетельствуют о том, что банки в принципе не хотят кредитовать экономику республик Северного Кавказа, несмотря на созданные механизмы госгарантий для приоритетных проектов.

Целевая структура инвестиций в СКФО принципиально отличается от остальной России

А если это где-то и случается, как, скажем, в Дагестане (где в 2014 году уровень банковских кредитов в заемных средствах составил почти 32%), то очень скоро оказывается, что созданные на кредитные средства предприятия несут убытки и неспособны справляться с долговой нагрузкой.

Нашумевшие истории с банкротством Каспийского завода листового стекла и компании «Дагагрокомплекс» – тому наглядное подтверждение.

Нужно учитывать и то, что и целевая структура инвестиций в СКФО принципиально отличается от остальной России.

Как следует из данных статистики, 32% инвестиций на Северном Кавказе по состоянию на 2014 год – это вложения в жилую недвижимость; для сравнения, среднероссийский показатель в данном случае составляет всего 15,3%.

Причем в долгосрочной перспективе доля жилья имеет тенденцию к заметному увеличению – в 2005 году она составляла лишь 18,4%.

Сами данные по инвестициям на Северном Кавказе, публикуемые Росстатом, требуют критической оценки

Одновременно снижалась доля инвестиций в производственные активы (машины, оборудование, транспорт): если в 2005 году на них приходилось 30,1%, то в 2014 году – только 24,8% при среднероссийском показателе 35,9%.

К тому же надо учитывать, что сами данные по инвестициям на Северном Кавказе, публикуемые Росстатом, требуют критической оценки.

Например, хорошо известно, что большая часть жилья в республиках СКФО строится частными лицами, поэтому поле для «творчества» здесь весьма благодатное.

Скажем, в Дагестане в 2014 году на долю жилья вообще пришлось почти 52% капиталовложений – каждый, кто хоть раз был в этой республике и видел, как там ведутся стройки, вряд ли примет на веру официальные показатели.

Наша песня хороша – начинай сначала

Чтобы приведенные выше цифры обрели наглядность, можно вспомнить список инвестпроектов, которые первыми были отобраны ровно пять лет назад для получения госгарантий правительства РФ по заемным средствам, и посмотреть, какие из них дошли до этапа работающих компаний (см. таблицу).

Обращение к этому списку 2011 года полезно потому, что сейчас правительство вновь формирует «шорт-лист» приоритетных проектов, претендующих на господдержку в рамках реализации второго этапа госпрограммы.

Доля собственных средств в инвестициях в СКФО в 2014 году составляла всего лишь 30,8% при среднероссийском показателе 45,8%

Как сообщил на заседании правительственной комиссии глава Минкавказа Лев Кузнецов, уже есть предварительный перечень этих проектов, разработан механизм их отбора, сформирована межведомственная рабочая группа.

Анализ списка приоритетных проектов 2011 года показывает, что лишь половина из первоначально намеченных 20 претендентов на госгарантии спустя пять лет представляют собой реально работающие успешные предприятия.

При этом войти в число крупнейших компаний СКФО за счет быстрого роста смогло лишь одно из них – гидрометаллургический завод в городе Лермонтове Ставропольского края, который за пять лет увеличил выручку примерно в 5,5 раза.

Остальные из компаний, пять лет назад включенных в «гарантийный» список и доживших до сегодняшнего дня, по размеру доходов относятся к малому, в лучшем случае к среднему бизнесу.

Одним из ключевых приоритетов при формировании нового списка проектов, претендующих на господдержку, названо сельское хозяйство

В ряде случаев их первоначальные инвестиционные планы пришлось сокращать для получения банковского финансирования, а некоторым предприятиям оказалось проще вкладывать в развитие собственные средства, что также не способствовало их быстрому росту.

Что же касается другой половины списка, то здесь прежде всего обнаруживается несколько компаний, оказавшихся под банкротством, причем как уже работавшие предприятия типа ставропольского фармацевтического концерна «Эском», так и проекты, создававшиеся с нуля, например, уже упомянутый «Дагагрокомплекс».

Еще ряд «гринфилдов» (то есть проектов, начатых в «чистом поле»), таких как завод по производству полимеров «Этана» в Кабардино-Балкарии, кластер стройматериалов «Ин Ариа» в Ингушетии или чеченский горнолыжный курорт «Ведучи», «благополучно» вошли в стадию долгостроев.

В сравнении с условиями пятилетней давности «входной билет» в список получателей господдержки заметно подорожал

Вполне возможно, что в контексте политики импортозамещения предполагаемый новый заход на цель будет более результативен, чем предыдущие.

В частности, в качестве одного из ключевых приоритетов при формировании нового списка проектов, претендующих на господдержку, определено сельское хозяйство – отрасль, где у Северного Кавказа имеется естественное преимущество перед другими регионами. 

Однако в сравнении с условиями пятилетней давности «входной билет» в список получателей господдержки заметно подорожал.

Если раньше для этого требовалось как минимум 30% собственных средств, то теперь, как сообщил Лев Кузнецов на недавнем заседании правительственной комиссии, «ключевой является компонента, что более 50% должно быть обязательно частных инвестиций».

Здесь уместно вновь вернуться к цифрам.

Как следует из данных Росстата, доля собственных средств в инвестициях в СКФО в 2014 году составляла всего лишь 30,8% при среднероссийском показателе 45,8%.

Вопрос, откуда при таких входных данных на Кавказе возьмется бум частных инвестиций, носит явно риторический характер

Причем и здесь главный вклад в среднекавказскую цифру внесло Ставрополье (43,1%) – в республиках же с собственными средствами ситуация гораздо хуже (Ингушетия – 5,2%, Северная Осетия – 11,6%, Дагестан – 11,7% и т.д.).

Вопрос, откуда при таких входных данных на Кавказе возьмется бум частных инвестиций, на которые продолжает уповать правительство, носит явно риторический характер.

Причем если шесть лет назад Кавказ действительно вызывал интерес у инвесторов (как внешних, так и внутренних), то теперь задача убедить их вкладывать свои средства в этот регион выглядит для государства гораздо более сложной, если вообще выполнимой.


 Источник: данные компаний, СПАРК-Интерфакс

0 Распечатать

Наверх