11 сентября 2015 8778 17

«Сейчас под прицелом ислам, но только одному Аллаху ведомо, какая мода будет завтра»

«Позиция, изложенная в мотивировочной части злосчастного решения Южно-Сахалинского суда, ставит вне закона утверждение о единственности Бога и ложности многобожия»

usahlkaro Мурад Мусаев юрист

Позволю себе несколько слов о запрещенной мусульманской книге.

Сначала прошу вас абстрагироваться от политического контекста, от оскорбленных чувств и системы «свой-чужой». Оставьте включенным один только здравый смысл.

12 августа 2015 года судья Южно-Сахалинского городского суда Сахалинской области Перченко Н.Л. признала экстремистским ряд фраз, содержащихся в Коране и перепечатанных в книге «Мольба к Богу: ее назначение и место в Исламе».

Запрещены, к примеру, отрывки следующих коранических стихов:

- «Поистине, вся слава принадлежит Одному Аллаху...» (1:5);
- «Скажи: "Я взываю к своему Господу и никого не приобщаю к Нему..."» (72:20);
- «Не взывайте к другим божествам, кроме Аллаха...» (26:213).

Главный тезис аятов, не понравившихся сахалинским прокурорам и суду настолько, что они признаны экстремистскими, предельно прост: нет бога, кроме Аллаха.

Главный тезис аятов, не понравившихся сахалинским прокурорам и суду, предельно прост: нет бога, кроме Аллаха

Общеизвестно, что в этом манифесте заключена самая основа ислама как религии. Но одного ли только ислама?

Чтобы ответить на этот вопрос, выясним, что значит «Аллах».

Считать ли это слово изначально и исключительно именем собственным или исходить из его предполагаемой этимологии, в любом случае Аллах в исламе есть Единый и Единственный Бог.

Это не собственное божество мусульман, не какой-нибудь идол, это Создатель, Творец всего сущего, Бог Адама, Авраама, Моисея, Иисуса, Мухаммада.

Короче говоря, когда в Коране пишется «Аллах», то имеется в виду общий для всех Единственный Бог.

Стало быть, утверждение о том, что нет другого бога, кроме Аллаха, кроме Единого Бога, — это не просто основа ислама, это квинтэссенция единобожия.

Нет бога, кроме Аллаха, — универсальная формула монотеизма, авраамических религий — уж точно.

Экспертам, оценивавшим обсуждаемую книгу, и суду, запретившему ее, эта формула не по душе.

Нельзя, считают они, «противопоставлять» Аллаха «неопределенному множеству богов» и утверждать, что молящиеся этому множеству заблуждаются, а обращающиеся к Единственному Богу — на истинном пути.

Если позицию суда признают обоснованной, любой прокурор сможет запретить Тору, Библию и Коран

Что это значит?

Это значит, что позиция, изложенная в мотивировочной части злосчастного решения Южно-Сахалинского суда, ставит вне закона утверждение о единственности Бога и ложности многобожия.

Если эта позиция будет признана обоснованной, то любой захолустный прокурор при помощи какого-нибудь лингвиста-недоучки и судьи, надевшего мантию без часу неделю назад, сможет разом запретить Тору, Библию и Коран, поставить вне закона иудаизм, христианство и ислам.

Мы имеем дело с целенаправленной политикой, определенной с «правоохранительного», я полагаю, верха

Сейчас, конечно, под прицелом ислам, но только одному Аллаху ведомо, какая мода будет завтра.

Верите вы в Бога или нет, если в сложившейся ситуации вы оставили включенным здравый смысл, то должны понимать: дурацкое решение судьи Перченко — это грубое нарушение свободы вероисповедания, гарантированной Конституцией России и всеми мыслимыми международно-правовыми актами о правах человека.

Кроме того, подобные решения дискриминируют миллионы граждан России по религиозному признаку и противопоставляют их государственной власти. Не только судебной, между прочим.

P.S. Для кого-то сахалинская история о запрете мусульманской книги стала сенсацией. Но это не первый, не десятый и не сто пятидесятый подобный случай. Судебных решений о запрете коранических стихов, изречений пророка Мухаммада и прочих базовых элементов ислама — уже многие сотни. Более того, судья Перченко попросту скатала большую часть своего решения с антиисламского шаблона, который уже давно выработан судами по всей России.

Иными словами, мы имеем дело с целенаправленной политикой, определенной с некоторого государственного — «правоохранительного», я полагаю, — верха, а судьи с прокурорами — всего лишь безвольные рабочие у этого конвейера.

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции "Кавполита"

9 Распечатать

Наверх