08 марта
21 мая 2016 3389 0

Кавминводы: к борьбе с самостроем по-московски готовы не все

Как местное самоуправление будет использовать законный инструмент внесудебного сноса самовольных построек, покажет время
Фото: krasnok.ru
Фото: krasnok.ru

usahlkaro Николай Проценко журналист

Администрации городов Кавказских Минеральных Вод занимают разную позицию в отношении права на административный снос самовольных построек, предоставленного им прошлогодними поправками в Гражданский кодекс. В Пятигорске власти намерены решительно действовать в этом направлении, в Ессентуках и Кисловодске пока побаиваются бороться с самостроем в стиле московской мэрии, прославившейся ночным сносом торговых объектов у метро. Между тем юридическое сообщество настаивает на том, что основным механизмом сноса самовольных построек должен быть судебный, поскольку административный порядок сноса затрагивает конституционные права граждан. 

Насилие, замаскированное под снос

Новые аспекты «вечной» для Северного Кавказа темы стали предметом обсуждения в рамках прошедшего в Пятигорске научного круглого стола «Снос и легализация самовольных построек: тенденции законодательства и судебной практики», который был организован национальной юридической компанией «Митра» в рамках VI Петербургского международного юридического форума. Это мероприятие ежегодно проводится в Санкт-Петербурге по инициативе министерства юстиции РФ и при поддержке президента РФ.

«Поскольку наш круглый стол вошел в программу ПМЮФ, результаты обсуждения будут оценены ведущими правоведами страны и будут важны для развития права по заявленной тематике, – отметил генеральный директор компании «Митра» Юрий Мирзоев. – Поэтому хотелось бы выразить благодарность всем участникам круглого стола, которые нашли время в своих сильно загруженных рабочих графиках для того, чтобы принять участие в нашем мероприятии».

Основная дискуссия в Пятигорске развернулась по поводу введенного федеральным законом №258-ФЗ от 13 июля прошлого года пункта 4 статьи 222 Гражданского кодекса РФ (самовольная постройка).

Этот пункт наделил органы местного самоуправления правом принимать решения о сносе самовольных построек на земельных участках, не предоставленных в установленном порядке для этих целей и расположенных в зонах с особыми условиями использования территорий или на территории общего пользования либо в полосе отвода инженерных сетей.

Первым прогремевшим на всю страну случаем применения этой нормы стал снос торговых комплексов у станций столичного метро, осуществленный мэрией Москвы в феврале этого года. 

«Изменения в статью 222 Гражданского кодекса вносились и продолжают вноситься. Эти новшества наделали много шума, и, возможно, мы будем это наблюдать у нас. Поэтому было бы неплохо к этому подготовиться», – констатировал в открывающем форум выступлении руководитель практики частного права компании «Митра» Константин Сердюков.

По его словам, главная задача в связи с последними поправками в статью 222 ГК РФ – наладить диалог между бизнесом, который рискует получить огромные убытки,  и властью, поскольку органы местного самоуправления осуществляют надзор за строительством и зачастую выступают в суде с требованиями о сносе. Третьим ключевым участником этой дискуссии должны стать суды, которым предстоит давать оценку правомерности действий застройщиков и органов местного самоуправления.

Известный правовед и адвокат, доктор юридических наук Константин Скловский, выступивший в ходе конференции основным приглашенным экспертом, полагает, что снос самовольной постройки должен осуществляться исключительно в судебном порядке – за исключением тех случаев, когда невозможно выявить ее владельца.

На самом деле суть спора состоит в том, чтобы истец получил право выгнать ответчика, а потом снести

«Вопрос об административном сносе как минимум конституционный, – считает Скловский. – Нам только кажется, что речь идет о сносе самовольной постройки. На самом же деле суть спора состоит в том, чтобы истец получил право выгнать ответчика, а потом снести.

Снос всегда предполагает, что ответчик будет выгнан, но выгнать людей – это насилие по отношению к владельцам постройки. Насилие осуществляется не против строения, а против человека. Поэтому дело о сносе самовольных построек должно попадать в суд, поскольку мы никак не сможем снести, если не получим разрешение о насилии, а это может сделать только суд».

При этом Константин Скловский отметил, что поправки в статью 222 ГК РФ сформулированы весьма невнятно, что оставляет большой простор для «творчества» властей.

«Московские власти поняли пункт 4 статьи 222 буквально не по глупости, а потому, что так захотели понять. Но если они действовали правильно, то почему тогда снос производился ночью?» – прокомментировал Скловский нашумевшие события в столице.

«Понятно, что пункт 4 лоббировался органами местного самоуправления, но это достаточно сомнительное завоевание. Читать надо эту норму буквально, а буквально она не предусматривает сноса, кроме случая отсутствующего застройщика», – резюмировал правовед свою позицию, выразив надежду, что сами органы местного самоуправления не заинтересованы в конфликтах с владельцами самовольных построек, поскольку им проще получать решения о сносе в судебном порядке, и суды им вряд ли откажут.

Чиновники на распутье

Между тем некоторые представители городских администраций, принявшие участие в конференции, не скрывали своего приветственного отношения к новым полномочиям, которые предоставил им законодатель. По мнению заместителя начальника правового управления администрации Пятигорска Ангелины Ивановой, предоставление муниципалитетам права сносить самовольные постройки в административном порядке – это «попытка хоть как-то оперативно привести в порядок архитектуру населенных пунктов».

«Сама возможность сносить самовольные постройки в административном порядке – это плюс, и такая практика началась. Конечно, процесс идет не бесспорно, не гладко, но он имеет положительную тенденцию, и мы, города-курорты федерального значения, в данном случае имеем приоритет, так как мы априори являемся особыми зонами. Можете меня обвинить, что я заинтересованное лицо, но вы знаете, как уродуют лицо наших городов», – заявила Иванова, не исключив, впрочем, и возможность появления поводов для административного произвола.

В то же время представительница администрации Пятигорска признала, что приоритетным порядком при сносе самовольных построек является судебный, и это вызвало логичные вопросы со стороны судейского сообщества.

«Как вы будете различать объекты, по которым вы будете сносить в административном порядке и по которым будете обращаться в суд? – поинтересовался у чиновницы один из участников конференции. – У нас есть принцип равенства перед законом, и административный и судебный подходы не должны разниться».

«Критерий – наличие состоявшегося судебного акта либо зарегистрированного права. Если есть факт регистрации права или признание судом незаконным решения о сносе, обязателен судебный порядок», – ответила Ангелина Иванова.

Мы практически любое самовольное строение в городах-курортах можем снести, так как у нас все покрыто охранными зонами

«Мы практически любое самовольное строение в городах-курортах можем снести, так как у нас все покрыто охранными зонами», – поддержал коллегу начальник правового управления администрации Пятигорска Дмитрий Маркарян, сообщивший, что положение об административном сносе в городе было принято даже раньше Москвы, на данный момент рассмотрено в общей сложности более 40 объектов, и более 20 из них уже снесено.

Однако административный порыв Пятигорска поддерживают отнюдь не все администрации городов Кавминвод. «Регламент административного сноса у нас есть, но практика еще не наработана, – сообщил председатель комитета по муниципальной собственности города Ессентуки Сергей Павлов, пояснивший, что администрация Ессентуков аккуратно подходит к этому вопросу, так как снос не по решению суда может обернуться обвинением в самоуправстве.

По словам Павлова, в Есссентуках создана комиссия по самовольному строительству, но она пока не дошла до судов, поскольку в администрации города надеются, что «самовольщики» сами уберут свои объекты. При этом чиновник уверен, что более убедительные аргументы в пользу сноса даст именно судебная экспертиза, поскольку  односторонняя экспертиза со стороны органов местного самоуправления не вселяет полной уверенности в обоснованности таких действий.

Похожей позиции придерживаются в администрации Кисловодска. «Положение об административном сносе мы приняли, положили перед собой, сформировали перечень объектов, но пока, откровенно говоря, побаиваемся эти мероприятия предпринимать», – призналась заместитель главы администрации города Татьяна Загуменнова.

«Как чиновник и бюрократ могу сказать, что административный порядок сноса удобен, – считает она. – Но как юрист я отношусь к нему более консервативно, потому что каждое такое дело индивидуально. Сколько бы мы ни обсуждали эту тему, главное – судебная практика».

Застройщик в зоне риска

Представители городских администраций, придерживающиеся осторожной позиции, отдельно отметили, что на сегодняшний день отсутствует возможность предоставлять исполнительные листы судебным приставам на основании актов об административном сносе, а без исполнительного листа приставы сносить самовольные постройки не будут. Пока соответствующие поправки не будут внесены в законодательство об исполнительном производстве, действия администраций будут выступать предметом обжалования в суде и привлекать внимание и населения, и правоохранительных органов, считает Татьяна Загуменнова.

С такой позицией полностью согласны представители юридического сообщества. По мнению партнера-руководителя земельной и градостроительной практики компании «Митра» Романа Дьякова, практика применения пункта 4 статьи 222 еще не сформировалась, пока по ней нет каких-то судебных споров, и как органы местного самоуправления будут использовать предоставленный им законодательством инструмент внесудебного сноса самовольных построек, покажет время.

Если имеется хотя бы один из признаков самовольной постройки, то она может быть официально признана самовольной

«В целом практика по сносу объектов капитального строительства на Кавминводах складывается неоднозначно, – отмечает Роман Дьяков. – Случаются прецеденты, когда застройщик в установленном порядке получает в аренду земельный участок, получает необходимые согласования от всех органов и разрешение на строительство, приступает к возведению объекта, но суд все равно признает его самовольным строительством – например, на том основании, что часть земельного участка занята водным объектом».

Собственно, это признают и представители администраций. «Если имеется хотя бы один из признаков самовольной постройки, то она может быть официально признана самовольной – так складывается судебная практика», – отметила Ангелина Иванова.

Поэтому юристы констатируют, что наделение администраций правом сносить самовольные постройки по своему усмотрению создает дополнительные риски даже для добросовестных застройщиков, которые могут в любой момент столкнуться с тем, что их строения будут признаны самовольными.

Например, в судах общей юрисдикции сейчас скопилось немало дел, связанных с отменой администрациями разрешений на строительство в связи с обращениями граждан, и в этом случае нельзя исключать, что администрации будут избирать формальный подход и принимать решение о сносе.

«Состоявшийся обмен мнениями о перспективах использования административного порядка сноса самовольных построек выявил неоднозначное отношение юристов к такому способу борьбы с самовольным строительством, – подвел итог круглого стола Юрий Мирзоев. – Вместе с тем было высказано единое мнение, что точку в дискуссии о допустимости сноса самовольных построек во внесудебном порядке пока ставить рано, поскольку формируемая органами местного самоуправления практика использования механизма сноса самовольных построек в административном порядке должна получить оценку со стороны судебной власти при рассмотрении конкретных споров». 


0 Распечатать

Наверх