15 декабря
07 декабря 1279 0

Конституционному правосудию регионов урезали границы дозволенного

КС РФ вернул силу соглашению между Чечней и Ингушетией
Фото: Давид Френкель / Коммерсантъ
Фото: Давид Френкель / Коммерсантъ

КС РФ в четверг, 6 декабря, признал действующим соглашение о границе между Чечней и Ингушетией, которое 30 октября отменил КС Ингушетии. Законы субъектов РФ и соглашения между региональными органами власти, признанные соответствующими Конституции РФ, «не могут считаться утратившими силу», заявил федеральный КС, поддержав главу республики Юнус-Бека Евкурова на фоне массовых протестов оппозиции. Ингушский КС обвинен в превышении полномочий, и теперь «конституционные суды регионов окончательно лишились собственной компетенции», считают эксперты.

КС в четверг признал соответствующим Конституции РФ соглашение о чечено-ингушской границе, подписанное 26 сентября главами регионов Юнус-Беком Евкуровым и Рамзаном Кадыровым, и закон о его ратификации, который вступил в силу 16 октября, но спустя две недели был отменен КС Ингушетии как нарушающий конституцию региона. Вернуть силу договору попросил федеральный КС глава Ингушетии, вступивший в жесткое противостояние с оппозицией, которую поддержал конституционный суд региона. Полномочий отменять ратифицированное соглашение между субъектами у КС Ингушетии не было, решил федеральный КС, подтвердив, что оно повсеместно действует в РФ, в том числе «для судебных органов власти и должностных лиц» — то есть для ингушского КС и его судей во главе с Аюпом Гагиевым. Он, напомним, отказался принять участие в деле, считая, что «вопрос не может быть предметом рассмотрения КС РФ и относится к исключительной компетенции» ингушского суда.

КС РФ опроверг позицию КС Ингушетии, что урезать территорию республики, изменяя границы ее муниципальных образований, нельзя было без учета мнения населения (референдума). При этом, КС РФ признал проблему муниципальных границ «вторичной», а нарушения порядка ратификации соглашения «несущественными». Он указал, что поскольку разграничение территорий Чечни и Ингушетии оформлялось впервые, проведение референдума и участие Совета федерации в этом процессе было «не обязательным», а сам вопрос относился к компетенции властей двух регионов. Представители властей Чечни и Ингушетии полностью удовлетворены таким решением КС. А представлявший в КС оппозиционный Всемирный конгресс ингушского народа адвокат Рамиль Ахметгалиев заявил “Ъ”, что КС, «отдав на откуп регионам вопрос о первичных границах, фактически признал, что он относится к исключительному ведению субъектов РФ, и он сам не должен был рассматривать дело». «Решать этот вопрос так жестко и в ручном управлении с учетом накаленной обстановки на Северном Кавказе несправедливо и создает серьезные риски»,— считает адвокат.

В резолютивной части постановления КС решение ингушского КС не оценивается, и проверять его на соответствие конституции глава Ингушетии не просил. Однако в мотивировочной части постановления КС РФ прямо указал, что региональному КС запрещено проверять на соответствие местной конституции вступившее в силу соглашение с другим субъектом РФ и закон о его ратификации, и КС Ингушетии «в любом случае был не вправе принять решение» об отмене этих актов. В случае признания таких актов соответствующими Конституции РФ они «не могут считаться утратившими силу и подлежат действию», заявил федеральный КС, фактически отменив решение ингушского суда.

В решении КС говорится, что ингушский суд может проверять лишь не вступившие в силу соглашения между субъектами РФ. Руководитель конституционной практики адвокатской конторы «Аснис и партнеры» Дмитрий Кравченко отметил, что чечено-ингушский договор вступил в силу фактически немедленно, что «снижает уровень конституционного контроля». Такой же запрет, отметил он, КС установил и для проверки законов о ратификации международных договоров, но их ратификация занимает длительное время. «КС Ингушетии, в отличие от КС РФ, свои полномочия аналогичным правилом не ограничивал, а толковать конституцию Ингушетии — прерогатива именно регионального КС»,— считает эксперт.

Напомним, КС РФ еще в 2013 году решил, что он вправе при наличии запроса региональных властей признать действующим закон субъекта РФ вопреки решению регионального КС о его несоответствии местной конституции. Тогда решение было принято по запросу властей Челябинской области в связи с поправками к закону «О транспортном налоге» и вызвало резкую критику судьи КС РФ Гадиса Гаджиева, который в особом мнении выступил против вмешательства КС РФ в региональное конституционное правосудие. Нынешнее решение КС «означает, что региональные конституционные и уставные суды окончательно лишились своей собственной компетенции и их дальнейшее существование полностью лишено смысла, кроме напрасных трат для региональных бюджетов», говорит адвокат Сергей Голубок.

Анна Пушкарская, "КоммерсантЪ"

0 Распечатать
Наверх