17 октября
20 мая 2016 3455 1

Кто казнил грузинскую мечту?

Лидер партии «Промышленность спасет Грузию» Гоги Топадзе рассказал о внутриполитической ситуации в стране
Фото: golos-ameriki.ru
Фото: golos-ameriki.ru

usahlkaro Надана Фридрихсон международный обозреватель

В интервью КАВПОЛИТу лидер партии «Промышленность спасет Грузию» Гоги Топадзе рассказал о причинах распада коалиции «Грузинская мечта», предвыборной борьбе и своем видении политики России.  

– Давайте начнем со скандала. Из того, что я прочитала в прессе, получается, что вы – палач коалиции «Грузинская мечта». Раскол начался после того, как вы обвинили министра обороны Тину Хидашели в фальсификации мажоритарных выборов, а позже – в излишней прозападности…

– Наша коалиция была создана на идее избавить Грузию от национального движения Саакашвили. И если бы коалицию не возглавил такой популярный бизнесмен, как Иванишвили, который долго работал и в России, нам было бы трудно победить команду Саакашвили.

Поэтому все, кто хотел добра Грузии, нормальных отношений с Россией, объединились в одну коалицию. Но коалиция подразумевает единое политическое видение, а не все партии разделяли наши взгляды. Были и проамерикански настроенные.


Лидер партии «Промышленность спасет Грузию» Гоги Топадзе. Фото: kavkazplus.com

– А для чего они присоединялись к «Грузинской мечте»?

– Надо было побеждать. В общем, нашей партии удалось тогда победить ЕНД. Партия Саакашвили осталась в меньшинстве, наша коалиция набрала очень много голосов, получив большинство в парламенте.

Прошло три года, и ситуация вновь обострилась. Прозападные партии продолжают лоббировать идею о вступлении в НАТО, хотя понятно уже, что в Альянс нас не примут. Было создано множество неправительственных организаций, которые в том числе финансируют прозападные партии. И все это уже создавало конфликт в коалиции.

Сейчас сваливают на меня – мол, что я положил начало распаду, но это не совсем так. Эти партии продолжили развивать антироссийскую истерию: мол, это северный сосед виноват во всех наших бедах. Потом пошла тема однополых браков – и это в христианской стране Грузии…

В этих условиях оставаться в одной коалиции было неудобно. Слишком разнятся наши взгляды на будущее Грузии. Мы всегда считали, что с Россией лучше договариваться, чем делать агрессивные выпады в сторону Москвы.

Возвращаясь к конфликту с Хидашели... Я выступил в парламенте, раскритиковал президента Грузии… ориентация у него та же – прозападная. Меня раскритиковала министр обороны. С этого началось. Потом возникла перепалка, и в итоге дело дошло до того, что нам вместе в одной коалиции не стоит находиться.

– Как так вышло, что нынешний президент Грузии Георгий Маргвелашвили, который баллотировался от «Грузинской мечты», оказался из команды западников, и, по слухам, даже симпатизирует Единому национальному движению Саакашвили?

– Так прямо утверждать трудно… Но, судя по его действиям (это мое личное мнение), его позиция не совсем соответствует перспективному развитию Грузии. Когда наша коалиция его выбирала, он делал объективные заявления… А потом у него начались распри с теперь уже бывшим премьер-министром Ираклием Гарибашвили, которого мы очень уважали. Он был прогрузинским политиком, неоднократно заявлял, что нужны нормальные отношения с Россией. Но потом, видимо, был нажим, и он ушел…

– Нажим на Иванишвили?

– Есть предположения, что в грузинскую политику активно вмешиваются иностранные визитеры или послы. Не исключаю, что были нажимы от некоторых послов, иностранных экспертов на Иванишвили… не знаю, не могу конкретизировать.

Гоги Топадзе: у Гарибашвили бывали и свои мнения

Но факт, что Гарибашвили был очень удачный премьер-министр: молодой, энергичный….

– Гарибашвили считали абсолютно человеком Иванишвили, и все, что говорил премьер-министр, воспринималось как голос главного «гражданина Грузии»...

– Давайте так скажем, что у него бывали и свои мнения.

– Бывали?

– Бывали… Он часто твердо отстаивал свою принципиальную позицию. Хотя я не отрицаю его давние отношения с Иванишвили.

Он долго работал у Иванишвили. Возглавлял его фонд, распределяя огромные суммы, и ни разу не было ни одного нарушения. Естественно, Иванишвили мог доверять ему. Гарибашвили был абсолютно приемлем для Иванишвили.

– Тогда почему Иванишвили его не отстоял?

– Давайте не будем в деталях. Иванишвили уже меньше вмешивается в политику. Он уже общественный деятель, он ушел из политики. Хотя наши оппоненты стараются приписать ему все вопросы: от глобальных до мелочных.

– Нынешний премьер-министр Грузии Георгий Квирикашвили… Вы очень много лестного сказали о его предшественнике, что можете сказать про него?

– Я очень хорошо его знаю. Он очень образованный, получил образование за границей, в Америке. Очень хороший экономист, очень интеллигентный человек. Я очень уважаю его и думаю, что он очень много хорошего сделает для Грузии. Единственное, что меня беспокоит: при своей интеллигентности, жесткие решения сегодня принимать тоже необходимо.

– У него нет конфликта с президентом?

– Он избегает этого конфликта.

– Вы пророссийский политик?

– Не совсем так. Я – прогрузинский политик. Я патриот своей страны и буду поддерживать тот курс, который наиболее выгоден моей стране. Сегодня я вижу перспективы от сближения Грузии и России.

Во-первых, это территориальная проблема, которая не решается войной или разными силовыми методами. Второе – экспорт нашей продукции: вы знаете хорошо, что Грузия поставляла 85% чая российским потребителям, вина, фрукты, овощи, это все было очень выгодно для Грузии.

И, конечно, это православие в Грузии. Тут мы тоже видим большую поддержку со стороны России.

Топадзе: я патриот своей страны, и буду поддерживать тот курс, который наиболее выгоден моей стране

И когда рисуются такие перспективы, каждый грузин, патриот своей страны ищет возможности нормализовать отношения с северным соседом.

С Россией у нас одна проблема: территориальная целостность Грузии. Но когда некоторые наши политики хотят  чуть ли не войной решить этот вопрос – это абсурд. С Россией можно договариваться: политически, дипломатически. Никто, кроме России, этот вопрос для нас не решит.

– А как вы политически и дипломатически собираетесь решить с Россией этот вопрос?

– Я считаю, что этот вопрос можно решить при условии нормализации отношений с Россией.

– «Грузинская мечта» делала ставку на нормализацию отношений с Россией в 2013 году. Прошло три года. Вопрос не решен.

– К сожалению, пока так... Россия трудно уступает свои территории. Возьмем Курильские острова…

– Курильские острова и статус Абхазии и Южной Осетии – это разные истории.

– Разные. Я говорю как пример. Очень трудно России поступиться. Возьмем Грузию… Какой другой вариант есть для реинтеграции? Воевать с Россией? Ругать Россию? Что нам, НАТО поможет или Евросоюз поможет?

– А дружба с Россией поможет?

– Может быть, это даст шанс.

– Как?

– Восстановить дипломатические отношения... Этот процесс уже запущен. Он идет медленно. Проходят встречи, и это правильный путь, я считаю. Другого пути нет, никто за нас не заступится.

Гоги Топадзе / Фото: sputnik-georgia.com

Я не говорю, что завтра этот вопрос решится, но другого пути нет. Мы будем до конца стараться искать возможность вернуть свои территории. Ну, какие-то условия, наверное, будут.

– А если миром не получится, что тогда?

– Будем стараться, чтобы получилось. Я не говорю, что получится.

– Евразийская интеграция Грузии может решить этот вопрос?

– Это вопрос не касается евразийской ориентации. Евразийская, может, в экономическом плане для нас более выгодна. Кроме того, помимо экономического фактора, есть религиозный аспект. Я говорил уже о православии.

Конечно, Грузия всегда ориентировалась на Европу. Сегодня ЕС предлагает некоторые условия, но, насколько мы можем договориться с Европой? Ну сейчас, допустим, нам предлагают безвизовый режим, но одновременно обязывают нас вернуть всех грузин, кто нелегально работает в ЕС.

– Из всего сказанного получается, что вы и не антизападный политик?

– Нет, не «анти». Запад предлагает много интересного: демократическое устройство, технологическая помощь оттуда идет… Свои плюсы есть и в проевропейском векторе, и в пророссийском.

– Но на данном этапе геополитического становления Грузии надо выбрать либо пророссийский вектор, либо проевропейский. Вы за какой выбор?

– Я не готов сейчас конкретно ответить. Посмотрим, какие условия будут предлагаться с обеих сторон. И что будет выгоднее для Грузии, то я и буду принимать.

– Россия находится в финансовом кризисе. Что Россия может предложить Грузии? Даже если мы берем российский рынок: грузинские вина, например, стоят недешево. И чтобы грузинские вина стали конкурентными на российском рынке, Грузии надо для начала отказаться от ассоциации с Европейским союзом. Грузия теоретически может на это пойти, вы считаете?

– Я не исключаю.

– Вы поддерживаете современную внешнюю политику России?

– В 90-х Россия потеряла свое влияние. Сегодня Путин и его правительство заметно его восстанавливают. Путин восстал против навязанной Западом однополярной модели. 

​Топадзе: Путин восстал против навязанной Западом однополярной модели. Россия сейчас ведет правильную политику

– Вас как грузинского политика не пугают действия России в Сирии, например?

– Нет. У Грузии были бы большие проблемы, если бы ИГ (запрещенная в России террористическая группировка «Исламское государство» – прим.ред.) разрослось в Сирии.

– Подождите, вы сами сказали, что Россия сейчас восстанавливает свое влияние. Но вы же понимаете, что Грузия тоже находится в фокусе внимания России...

– Конечно.

– А если Россия начнет восстанавливать свое влияние на Грузию? Это разве не угроза?

– Почему? Россия сейчас ведет правильную политику, это мое видение.

– А разве Россия не считает Южный Кавказ своей вотчиной?

– Не исключаю, что она считает, что страны Южного Кавказа должны быть стратегическим партнером.

В России сейчас очень умные политики, они предлагают переговорные процессы. Я не говорю, что решатся все наболевшие проблемы с территориями, но, во всяком случае, другого пути нет.

– Вы бывали в Москве, общались лично с российскими политиками?

– Очень часто.

– С кем?

– В последние годы я очень редко бываю в Москве. Мы общались с Зюгановым, в 2004–м, 2005–м, 2006 годах…

– Тогда была иная эпоха. В последнее время?

– Нет. В последнее время я слушаю российских политиков. Некоторые из них агрессивны, я даже не о Жириновском говорю. Это маразм, если меня спросить.

Топадзе: для России грузины более приемлемы, чем представители других республик

Я вам приведу один пример. Очень много грузин живут во Франции, в Германии, но я нигде не видел очень богатых грузин, кроме как в России. Я вам назову не одного, не двух, не трех олигархов, которые в России разбогатели. Отсюда сделаем вывод, что для России грузины более приемлемы, чем представители других республик.

– Почему вы за последние годы не приезжали в Москву?

– Нет, я приезжал в Москву.

– Когда последний раз?

– В прошлом году был... У меня много друзей, родственников там.

– Это был частный визит. Я имею в виду политические визиты. Почему вы их не совершали в последние годы? Нино Бурджанадзе приезжала…

– Моя позиция вызовет много споров – почему я поехал в Россию?..

– Так она и сейчас вызывает много споров… Вас считают пророссийским, по крайней мере, в прессе вас преподносят так. Так что вы теряете?

– Я жил в России, был там в аспирантуре, в докторантуре, защищался… Я много лет прожил в России, работал там, у меня много родственников в России, много знакомых… Почему я не могу приезжать?

– Можете, конечно.

– У меня есть бизнес в России. Но по политическим вопросам я ни с кем не встречался.

– Так это и странно. Как вы можете оценивать политику России только по СМИ и заявлениям? Вам не кажется, что это дает искаженное представление о действительности?

– Милая моя! Сегодня есть интернет, Facebook, разные варианты…Мы анализируем разные заявления. Я не вижу агрессии России в отношении Грузии. Напротив, я вижу нашу агрессию и не оправдываю ее.

– Возможно ли, что вы боитесь совершать политический визит в Россию, потому что вас обвинят в том, что вы – агент Путина?

– Нет, если меня пригласят политики, я не исключаю своего визита.

– То есть если какой-то российский политик вас пригласит в данный период, вы поедете?

– Почему нет?

Топадзе: если меня пригласят российские политики, я не исключаю своего визита в Москву

– Вы сами сказали, это вызовет много споров. Тем более накануне выборов… У вас есть партия, вы ее представитель.

– Мне и так хватает критики за то, что я не поддерживаю некоторые политические силы. Если кто-то пригласит, будут переговоры, мы и с группой поедем, и отдельно поедем. Не исключаю.

– Вы и ваш штаб анализировали, почему никто из российских политиков вас еще не пригласил? Ведь очевидно, что Москва заинтересовалась политическими процессами в Грузии, и очевидно, что визиты Нино Бурджанадзе в Москву так или иначе были с этим связаны. Наверняка в России оценивали действия вашей партии, и видели, что вы – не ярый сторонник НАТО, что для Москвы уже хороший знак. Так почему вас не пригласили?

– Мы друзья с Нино Бурджанадзе… Ее муж – мой друг. Я очень приветствовал, что она по своей инициативе совершила визит в Россию. Я очень высоко оцениваю ее, она умная женщина, опытный политик.

– Почему вас не приглашают?

– Не знаю…

– Вы не анализировали, почему? Вообще этим вопросом вы задавались в вашей партии?

– Нет. Я встречался со многими, кто живет в России, политики все воспринимают нашу позицию очень положительно. Я не политическую элиту имею в виду. И очень часто СМС приходят, нас очень подбодряют, хвалят...

Я говорю: если какое-то будет предложение, я не испугаюсь того, что это будет иметь в Грузии резонанс. С удовольствием поеду. Тем более что я скучаю по Москве.

– Национальный демократический институт по международным вопросам (NDI ) провел недавно в Грузии исследование. Согласно его результатам, если в 2015 году интеграцию с Евросоюзом в Грузии поддерживали 60% опрошенных, то сейчас – 77%, то есть процент вырос. А за безвизовый режим выступают 74%. Получается, что грузинское общество по-прежнему настроено на евроинтеграцию.

– Все эти опросы, NDI – это политическая игра.

– То есть данные ложные?

– В 2012 году перед выборами NDI и подобные им организации ни разу и близко не приблизились к реальности. Это политика, а не изучение рынка. Их данные игнорирует вся Грузия. Это подготовка к парламентским выборам.

– Согласно опросу этого же института, в списке политиков, вызывающих антипатию, лидирует Иванишвили, 4% опрошенных его не любят, вас не любят 3%. А Тину Хидашели только 2%. Я так понимаю, это тоже неправильные цифры?

– Абсолютно.

– А как получилось, что вы оказались в списке политиков, вызывающих антипатию населения? Против вас был заказ?

– То, что я им не нравлюсь, не значит, что у нас слабая партия. Нас поддерживают очень многие. И дня не проходит, чтобы в наш партийный офис не пришли бы около 100 человек. Так что мы не волнуемся по этому вопросу.

– Вы проводили свои исследования: есть какие-то данные, сколько людей в Грузии, или хотя бы в Тбилиси поддерживают вас?

– Официально мы не проводили, я не считаю это обязательным. Перед выборами мы, конечно, сделаем опрос, но сейчас я считаю, что нас поддерживает более чем 20-25%. Так мы считаем.

– Кто ваши избиратели? В социальном плане – это студенты, это рабочие люди?

– Сегодня 70% населения настроены пророссийски. Отчасти так получилось из-за навязывания со стороны Запада неприемлемых для Грузии ценностей: тип жизни, сексуальных отношений…

– То есть проживающие в Грузии гомосексуалисты – не ваши избиратели?

– Они нас ненавидят. Мы неоднократно выступали против однополых браков. И в этом вопросе Россия тоже поддерживает нашу инициативу.

Грузия – традиционная страна, и много очень связано с историей, многие стараются эти идеи развивать, но это в Грузии не пройдет.

Была инициатива разрешить в Грузии однополые браки. Мы подняли шум, объездили уже всю страну, в каждом районе были. Мы чувствуем отношение народа…

– Что вы предлагаете: запретить полностью однополые браки, однополые отношения в Грузии?

– Да, да, и еще раз да. А зачем это Грузии?

– А что вы собираетесь делать с гомосексуалистами? Допустим, они есть.

– Ничего… Но я против того, чтобы они рекламировали свой образ жизни, пропагандировали. Так вот, мы проведем референдум по этому вопросу среди населения. Надо 200 тысяч человек, чтобы закон не прошел.

– Сейчас начинается предвыборная гонка. Националы, насколько я знаю, получили серьезное финансирование, и, я так понимаю, они готовятся к очень серьезной пиар-кампании. Вы готовы им чем-то ответить? У вас готовится какая-то предвыборная агитация?

– У нас будет своя пиар-кампания.

– На чем она будет строиться?

– Одна ошибка нашего сегодняшнего правительства – что мы очень либерально отнеслись к работникам прессы. И печатная пресса, и телеканалы очень часто необъективно оценивают и направлены именно на антироссийскую работу.

Но мы не считаем так – и мы уверены, что большинство жителей Грузии разделяют наше мнение. И потому мы уверены, что очень мощно придем в парламент в октябре этого года.

– Как вы планируете строить свою пиар-кампанию?

– Наши пиарщики предлагают разные варианты, мы это все рассмотрим. Рассмотрим, рассчитаем наши ресурсы финансовые… Выборы – это очень дорогое удовольствие. И начнем. Где-то, наверное, с конца мая мы начнем пиар-компанию.

У ЕНД гораздо больше возможностей: их поддерживают телеканалы, есть иностранное финансирование. Но это нас не пугает. Мы ездим по деревням, нигде никакого выпада против наших взглядов нет.

– «Грузинская мечта» провела свой опрос, также не доверяя NDI, и согласно этому опросу получилось, что «Грузинскую мечту» поддерживают 33%, а «Национальное движение» – 30%. Почти сравнялись.

– Я вам привел пример 2012 года. Это политическая авантюра.

– То есть «Грузинская мечта» тоже некорректно опросы проводит?

– «Грузинская мечта»? Они проводили?

– Да, в десяти городах Грузии с 1 по 3 апреля. И по этим данным получилось, что у «Мечты» – 33%, у ЕНД – 30%.

– Мы не верим в эти опросы. Я вам дам расклад, который вы в октябре увидите сами.

«Грузинская мечта» наберет минимум 45%. «Национальное движение» – максимум 12-14%. Мы наверняка пройдем.

Топадзе: «Грузинская мечта» наберет минимум 45%. Национальное движение – максимум 12-14%.

– Сколько процентов у вас будет?

– Где-то на уровне 15-16% будет, я считаю.

– То есть с малым отрывом от «националов»?

– Да, больше они не наберут, несмотря на всю поддержку всех этих СМИ. Нино Бурджанадзе может пройти, Аласания... И больше я не вижу.

Позже стало известно, что партия «Промышленность спасет Грузию» покинула правящую коалицию «Грузинская мечта».

0 Распечатать

Наверх