25 января
03 октября 2015 21198 8

Что происходит в Южном Дагестане?

«Сулейман-Стальский район на глазах превращается в анклав преступности»

usahlkaro Руслан Гереев руководитель Центра исламских исследований Северного Кавказа

Сегодня, 3 октября, «ЛезгиЯр» опубликовал, а затем удалил «шокирующие подробности» недавних резонансных убийств пятерых охотников. Почему версия с марихуаной и «крышеванием» участковым долго не продержалась даже на портале, который называют народным, и что на самом деле происходит сейчас в Южном Дагестане, рассказал КАВПОЛИТу руководитель Центра исламских исследований Северного Кавказа Руслан Гереев.

В любом случае ориентироваться на слухи нельзя. Слухов очень много. Трупы могли быть привезены на место, где их обнаружили. Убийства могли совершить из экономических побуждений, из мести. За преступлением может стоять «лесное» подполье и так далее.

Версия с марихуаной – «край», апогей слухов.

В любом случае, на мой взгляд, что бы ни случилось, какие бы ни рождались слухи, местные, муниципальные, республиканские власти и общественность, все мы должны быть заинтересованы в объективном раскрытии преступлений, а не бросаться рассматривать странные мотивации. Это дело оперативных работников, следствия и суда.

Помимо того, что Сулейман-Стальский район – это один из самых крупных муниципальных районов республики, это еще и один из самых густонаселенных районов Южного Дагестана.

Печально, что некогда самый спокойный район Юга, это не пустые слова, на глазах превращается в анклав преступности.

Буквально пять лет назад такого не происходило.

На северных аварских территориях, приграничных с Чечней, в настоящее время идет фундаментальная зачистка федеральными и внутренними силами. Из этих районов практически изгнаны радикальные группировки в сторону Юга. Они подошли к Дербенту и двигаются дальше.

Постепенное вытеснение преступности приводит к тому, что некоторые группировки действительно пытаются использовать Южный Дагестан как перевалочный пункт для дальнейшего отправления через Азербайджан в Сирию.

Сейчас Южный Дагестан находится на этапе очищения зоны

Что касается ситуации на Ближнем Востоке, я считаю, что в той картине, которую сегодня рисуют многие аналитики, сгущены краски. То, что происходит, по моему мнению, не имеет ни религиозного, ни государственно-конфессионального подтекста. В этом конфликте так или иначе задействованы все мировые державы: и Китай, и РФ, и США. Не остаются в стороне Германия и Франция.

Я думаю, масштабных военных действий не будет. Есть два сценария, которые могут быть отработаны. Будет либо поддержка действующей власти, либо создание новой политической зоны на этих территориях с официальной властью, которую признает большая часть мирового сообщества.

А Россия заинтересована в том, чтобы те радикальные силы, которые покинули Северный Кавказ, не возвращались. Наша страна двинулась туда оборонять свои территории. И президент четко об этом заявил и в ООН, и в других выступлениях.

О сухопутной военной операции речи не идет, имеют место быть адресные удары по тем, кто так или иначе причастен к терактам на территории России. Не более того. 

Во всем Дагестане и в Сулейман-Стальском районе в частности созданы абсолютно все условия для тех, кто хочет реализовать свои религиозные потребности. Есть мечети, медресе, мактабы, развиваются отношения с государством, сотрудничество посредством грантов. Оказывается помощь при строительстве, реставрации объектов.

Сейчас Южный Дагестан находится на этапе очищения зоны. Это звучит плохо, некрасиво, но тем не менее законы ужесточаются, надо проявлять гражданскую сознательность и работать на благо республики и общества.

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции "Кавполита"

0 Распечатать

Наверх