21 сентября
09 августа 2016 6373 2

«Никакого права задерживать меня нет, я – не преступник»

О задержании на российско-грузинской границе

usahlkaro Хамзат Чумаков богослов, имам Насыр-Кортской мечети

Ингушского богослова, имама мечети в селении Насыр-Корт Хамзата Чумакова не пустили на лечение в Грузию под предлогом того, что он и его супруга находятся на профилактическом учете.

Поездка была связана с заменой протеза ноги, которой имам лишился после одного из покушений на него.

Исламский проповедник рассказал КАВПОЛИТу о своем задержании на российско-грузинской границе.

В Грузии меня должны были встретить. Но на пропускном пункте «Верхний Ларс» нас с семьей остановили для допроса. Из огромной толпы выделили именно меня и мою супругу. Отвели в сторону. Сказали, что нужно с нами провести беседу: «Сейчас сотрудник подойдет».

Потом отвели в другое здание, в кабинет, похожий на изолятор. Думаю, это и был изолятор. Дверь закрылась, замок защелкнулся. Там мы просидели какое-то время. Я вижу – никто не приходит, начал стучать в дверь. Из-за чего они там скандал подняли: «Почему стучитесь? Почему кричите?». Я говорю: «Вы на каком основании меня задерживаете с супругой?» Начал свои претензии предъявлять: «Никакого права у вас нет задерживать меня, я – не преступник».

Все вопросы можно было задать у окошка, если они были. Зачем отводить человека в другое место, закрывать дверь, говорить «Придет сотрудник»? Я спросил, когда он придет? Ответили: «Когда нужно будет, тогда придет. Сидите, ждите». Такое грубое отношение.

Потом через некоторое время пришел их сотрудник. Начал вопросы задавать: «Куда едете? Зачем едете? К кому едете? На сколько дней? Что да как?». Вообще ненужные вопросы.

Я спрашиваю: «Зачем вам это все нужно знать?» Теперь, отвечают, всегда будет так – такая процедура каждый раз будет проводиться.

Когда я начал требовать объяснений, они ответили, что мы с супругой в базу данных внесены. То есть состоим на учете. При этом объяснить, о каком учете идет речь, мне не смогли. Сказали: «Разберитесь. Видимо, против вас настроены там – дома. По месту жительства ставят на учет. Мы не можем вам объяснить. И без протокола, без допроса тоже отпустить не можем».

Еле пропустили. Мои дети стояли на улице, испуганные. Я не знаю точно, сколько на эту волокиту ушло времени. Примерно час.

Потом мы отправились к грузинской таможне. Опять нас останавливают. В комнату заводят. Опять эти вопросы: «Куда? К кому?» Я объяснил. Телефонный номер даже дал. К кому я еду, кто меня пригласил, кто встречает. Созвонились, подтвердилось все.

Через некоторое время пришел сотрудник, говорит, есть указание от российских пограничников вас не пускать. С грузинскими властями, таможней не было никаких проблем. Так сказали грузинские пограничники.

Они не уточнили, кто им дал такую «рекомендацию», просто сказали, что есть указание нас не пропускать.

Нас вернули, идем обратно на нашу границу, опять задерживают. Снова меня и супругу мою из толпы выделяют. Я спрашиваю: «Что случилось?». У вас, говорят, сейчас будет допрос. Я отвечаю, что недавно был на допросе. Буквально два часа назад. Нет, говорят, так нужно: «Допрос был, когда вы проходили туда. Вы обратно сейчас едете. Это совсем разные вещи». Я спрашиваю, сколько это будет продолжаться. Постоянно, отвечают, пока отметку не снимут. «С вами нужно проводить профилактические беседы».

Снова не смогли конкретно объяснить, о какой отметке идет речь. Никогда такого со мной не было раньше. Сколько лет за границу летал.

Хамзат Чумаков: очень неприятно, когда именно тебя выделяют из толпы, сажают в изолятор, смотрят как на террориста

Я заметил, что грузинский пограничник, которому я и моя супруга отдали паспорт на проверку, был заранее обо всем информирован, он как будто меня ждал. Даже не внес мои данные в компьютер. Только на меня посмотрел и сразу сказал: «Отойдите в сторону».

После всего произошедшего я поговорил со своим адвокатом, попросил, чтобы он разобрался, обратился, куда надо. Он сейчас работает.

Очень неприятно, когда тебя уводят. Когда именно тебя выделяют из толпы как преступника, сажают в изолятор. Нечеловеком себя чувствуешь. Все вокруг отдают паспорта на проверку и проходят. А на тебя смотрят как на террориста.

Тем более в отношении меня никаких уголовных преследований не было. Никогда не привлекался к ответственности, не судим.

Кроме того, я – человек с ограниченными физическими возможностями,  я – инвалид. Еду вместе с семьей. Можно детей напугать. Тем более эти дети давно знают, какие вещи происходили со мной.

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции "Кавполита"

5 Распечатать

Наверх