23 августа 6206 1

Не дать дожить до освобождения за неучастие в мятеже

Начальство якутского ИК-8 создает условия, не совместимые с жизнью для осужденного по делу 58-ми Азамата Ахкубекова
Азамат Ахкубеков
Азамат Ахкубеков

usahlkaro Надежда Кеворкова журналист

Балкарцу Азамату Ахкубекову 44 года. По знаменитому делу 58-ми о нападении на Нальчик в 2005 году он осужден на 16 лет и 3 месяца. Отсидел в общей сумме уже 12 лет.

В декабре 2005 года он сам добровольно сдался правосудию.

Судом доказано то что он не участвовал  в нападении.

Суровость приговора, как и для всех подсудимых по этому делу, связана со степенью активности защиты своих прав. Азамат Ахкубеков был среди самых активных.

С 30 апреля 2016 года отбывает остаток своего срока в Якутии в ИК-8 города Ленска.

Отношение сотрудников к нему было негативным с самого начала.

А с декабря 2016 года новый заместитель начальника по оперативной работе Игорь Асланбекович Темирчиев, кабардинец по происхождению, угрожает Ахкубекову, что переведет его в крытую тюрьму.

У него постоянно изымают религиозную литературу, хотя все книги имеют печать Духовного управления мусульман.

Отбирали даже Коран, но вернули.

С момента прибытия и в течение 10 месяцев он находился в одиночном заключении в  четырехместной камере.

Все это время Ахкубеков по сути лишен мясной пищи. Тюремную еду он есть не может по религиозным соображениям, заказывать халяльную еду ему запрещено, а передача разрешена только раз в год.

Любое общение с другими заключенными резко пресекалось. Много месяцев во время прогулок и посещения бани он не видел ни одного заключенного.

У него изъяли теплые вещи (нательное белье, шерстяную жилетку и теплую обувь), за неимением не заменив их казенными – так что с октября 2016 по март 2017 он вообще не мог выходить на прогулку.

В длительном свидании ему отказано, со ссылкой на решение КС РФ от 15.11.2016, что такие свидания лишь для пожизненно заключенных.                       

В ИК-8 есть хлебопекарня, однако Темирчиев пресек работу там Ахкубекова, заявив, что ему не надо, чтобы люди на зоне принимали ислам.

Получать заочное образование, право всех заключенных в мире, Азамат Ахкубеков тоже не может, так как у ИК-8 нет для этого никаких условий и начальство не заинтересовано их создавать.

На запрос семьи в прокуратуру по поводу правомочности одиночного заключения, жене ответили, что причина в том, что в колонии «нет мест».

После этой жалобы в феврале 2017 года в камеру перевели русского мусульманина Сергея Шаманаева, который тоже 10 месяцев находился один в четырехместной камере.

Снаружи их окно заварили мелкой сеткой – чтобы препятствовать, видимо, побегу, хотя камера находится на третьем этаже.

Шаманаев рассказал Ахкубекову, что сотрудники ИК-8 (Игорь Темирчиев и оперативник Лебедев) пытались завербовать его, чтобы он докладывал начальству о настроениях и разговорах в камере.

Темирчиев угрожал Шаманаеву и требовал отказаться от ислама, а также пригрозил, что тот «живым не уйдет», если попадется ему на воле.

Доносить Шаманаев отказался. Тогда его стали шантажировать, что расскажут Ахкубекову о якобы данном согласии.

В итоге Темирчиев пообещал Ахкубекову, что переведет его в крытую тюрьму с особо жесткими методами. А на обоих заключенных пошли рапорты.

Так, их обвиняют в том, что они спят днем.

Хотя их спальные места не пристегиваются, вопреки приказу по ФСИН.

На данный момент начальство ИК-8 передало документы Ахкубекова в суд для изменения режима.

На комиссии по рассмотрению документов для перевода на крытый режим Темерчиев утверждал, что он «бегал по городу с автоматом», что противоречит следствию и суду.

Семья опасается, что еще 4,5 года крытой тюрьмы Азамат Ахкубеков просто не выдержит.

Все годы заключения он жаловался на боли в груди, однако медсанчасть СИЗО-1 Нальчика отказывалась зафиксировать у него туберкулез. Перед отправкой на этап  семья добилась освидетельствования у пульмонолога, который подтвердил, что осужденный перенес туберкулез. Но начальство ИК-8 тоже отказывается принять это обстоятельство к сведению.

Дело 58-ми прославилось не только пытками, не только количеством заключенных на скамье подсудимых, не только изменением закона о запрете рассматривать дела о терроризме судом присяжных, но и смертями: Валерий Болов умер во время следствия, Мурат Карданов – во время суда, а Сергей Казиев – после него.

По итогам пребывания в ИК-8 и угроз перевести Азамата Ахкубекова в крытую тюрьму весьма вероятно, что и этот заключенный до освобождения не доживет.

Медицинское заключение и документы о не участии в нападении прилагаются.






0 Распечатать

Наверх