24 января
16 августа 2016 4548 0

Как житель КБР вместо Сирии попал в СИЗО Нальчика

Аслану Конову грозит реальное лишение свободы от пяти до десяти лет
Фото: ura.ru
Фото: ura.ru

usahlkaro Фатима Тикаева Автор статьи

Аслан Конов из селения Плановского Кабардино-Балкарии обвиняется в покушении на участие в деятельности организации, которая в соответствии с российским законодательством признана террористической (ч.1 ст.30 - ч.2 ст.205.5 УК РФ), и в покушении на участие в вооруженном формировании, не предусмотренном федеральным законом, и участие на территории иностранного государства в вооруженном формировании, не предусмотренном законодательством данного государства, в целях противоречащих интересам РФ (ч.1 ст.30 - ч.2 ст.205.5 УК РФ).

Увидеть самому

Насмотревшись фотографий и видео жертв военных действий в Сирии, начитавшись статей о том, что в этой арабской республике попираются права мусульман, Аслан решил своими глазами увидеть происходящее.

По словам адвоката нальчикской коллегии адвокатов «Эгида» Артура Безирова, который защищает права Конова, молодой человек не собирался воевать, «он даже не знает, с какой стороны стреляет автомат, цель его поездки была скорее гуманитарной».

Артур Безиров долгие годы сам проработал следователем и «научился разбираться в людях».

«Я не сомневаюсь в искренности Аслана. Он приверженец чистого ислама, без примесей радикализма. Не приемлет насилия, я могу говорить об этом однозначно», – говорит защитник.

Но – обо всем по порядку...

В Сирию защищать черкесов

В июле прошлого года 28-летний Аслан Конов через Грузию отправился в Стамбул, откуда намеревался перебраться в Сирию. Родным он сказал, что едет в Грузию за запчастями для автомобиля.

По словам адвоката, завербовали Аслана Конова в интернете. «По характеру он сердобольный, отзывчивый. Насмотрелся фотографий голодающих детей, видео военных действий. Все это преподносилось так, будто мусульман притесняет режим Асада, что нарушаются права черкесов, которые живут в Сирии. Поэтому Аслан решил увидеть все это своими глазами», – рассказал защитник.
Следствие утверждает: Конов признал вину в том, что намеревался совершить преступление. Но ведь преступления не было

В Турции его встретили выходцы с Кавказа, которые занимаются вербовкой в Сети и переправкой в Сирию. Аслана поместили в охраняемое вооруженными людьми помещение, где он пробыл больше недели. «В разговорах с этими людьми понял, что они ничего общего с исламом не имеют, что они движимы своими низменными страстями, меркантильными интересами. Уйти добровольно он не мог, боялся, что его обвинят в шпионаже и убьют», – отметил Безиров.

Перед отправкой в зону боевых действий у Аслана отобрали российский паспорт, взамен вручили другие документы. «Это была не фальшивка, а официальный, государственный документ», – говорит адвокат.

На автовокзале при проверке документов молодого человека задержали турецкие полицейские. После опроса его отправили на родину.

Оснований нет

В августе 2015 года Конов вернулся в родное село и тогда же, по словам руководителя Кабардино-Балкарского правозащитного центра – члена республиканской комиссии по адаптации бывших боевиков к мирной жизни Валерия Хатажукова, вместе с отцом пришел в отделение ФСБ по Терскому району и обо всем рассказал.

«Аслан ответил на вопросы сотрудников, дал разъяснения. Таких бесед было несколько. А в конце февраля этого года его пригласили в Центр по противодействию экстремизму. Там его задержали сперва на двое суток, потом ему предъявили обвинения. Республиканская прокуратура уже утвердила заключение», – отметил правозащитник.

Официальных свидетельств, доказательств того, что Аслана насильно выдворили из Турции, в материалах дела нет

Однако, по мнению Хатажукова, никаких оснований для уголовного преследования Конова нет.

«Следствие утверждает, что он признал свою вину в том, что намеревался совершить преступление. Да, это так, но ведь преступления не было. Согласно статье 31 Уголовного кодекса России, человек не подлежит уголовной ответственности за преступление, если добровольно и окончательно отказался от доведения его до конца.

В примечаниях к статьям 30 и 205.5 УК РФ, по которым обвиняется Конов, отмечается, что лицо, добровольно прекратившее участие в деятельности организации, которая в соответствии с законодательством РФ признана террористической, освобождается от уголовной ответственности, если в его деятельности не содержится иного состава преступления.

Таким образом, есть все основания прекратить уголовное преследование Конова», – считает Хатажуков.

А была ли явка

Однако позиция защиты и правоохранительных органов принципиально разошлась в двух моментах: добровольно ли Аслан вернулся на родину или его в принудительном порядке выдворили из Турции, и была ли явка с повинной.

«При попытке пресечь турецко-сирийскую границу автобус, в котором находится Конов, был остановлен правоохранительными органами Турецкой Республики. После проверки документов Конов был задержан, доставлен в отделение полиции и через несколько дней в принудительном порядке выдворен в Российскую Федерацию.

Таким образом, действия Конова, направленные на вхождение в состав незаконного вооруженного формирования международной террористической организации "Исламское государство" (запрещена в РФ – прим.ред.) не были доведены до завершения по независящим от него обстоятельствам», – написано в документе, направленном МВД по КБР в правозащитный центр в ответ на их обращение.

«Его и еще двух дагестанцев посадили на автобус и направили в турецкий город Хатай, чтобы там перейти границу Сирийской Арабской Республики. Дали им денег, их они должны были передать какому-то бригадиру. Но так как они не разговаривали по-турецки, их в чем-то заподозрила местная полиция.

Их задержали, деньги забрали и выдворили из страны. Именно выдворили, хотя адвокат утверждает, что это не так, что по дороге в Хатай он сам передумал, а в паспорте отметки о выдворении нет. Но ведь и паспорта у него не было!» – рассказали КАВПОЛИТу в силовых структурах.

Надо продемонстрировать, что государство с пониманием относится к тем, кто отказался доводить преступление до конца

С этим не согласны правозащитники и адвокат Конова.

«Что значит выдворить из страны? На наш взгляд, должны быть официальные документы, подтверждающие это. К примеру, отметка в паспорте, или какая-то информация в консульство России, либо что-то еще. Но никаких официальных свидетельств, доказательств того, что Аслана насильно выдворили из Турции, в материалах дела нет.

Кроме того, на практике нет ни одного примера, когда Турция депортировала людей за подобные преступления, таких фактов нет и у полицейских. Если есть официальный документ о депортации, его обязательно приложили бы к делу.

А с другой стороны, если мы говорим о профилактике экстремизма, об адресной работе с теми, кто оказался в группе риска, дело Аслана необходимо использовать в пропагандистских целях. Надо продемонстрировать, что государство с пониманием относится к тем, кто отказался доводить преступление до конца», – говорит Хатажуков.  

По словам адвоката Артура Безирова, его доверитель был несколько раз опрошен в правоохранительных органах.

«Аслан законопослушный человек. Когда парень вернулся домой, тут же все рассказал отцу, и они вместе пришли в отделение ФСБ в Терском районе. Его опрашивали подробно в течение шести-семи часов. Фактически это явка с повинной. Таких бесед было несколько. После ему было объявлено, что в его действиях нет состава преступления, и он может спокойно жить дома», – рассказал Безиров.
Конову не оформили явку с повинной: рядом с ним не оказалось сотрудника, который подсказал бы ему, как поступить

Аналогичную позицию занял и правозащитный центр. По словам Валерия Хатажукова, Конов сам пришел в правоохранительные органы.

«Но документы не были оформлены в качестве явки с повинной. Рядом с ним не оказалось сотрудника, который подсказал бы ему сделать это. Но на самом деле то, что он пришел в отделение ФСБ уже явка, ведь он ни от кого не скрывался, все сам честно рассказал», – говорит Хатажуков.

Однако в правоохранительных органах факт явки с повинной не признают.

«В протоколе опроса есть вопрос: обращались ли вы в правоохранительные органы? Ответ: нет. Он не обратился, иначе это обязательно было бы оформлено как явка с повинной. Ему инкриминируется ст.208 через ст.30 (как подготовка к преступлению).

А в органы его вызывали повесткой. Только поэтому он пришел. На допросе все подтвердил по вербовщикам, и что ехал воевать, все это зафиксировано», – прокомментировали в правоохранительных органах.

Учесть обстоятельства

Пока же защита Конова обратилась к главе КБР Юрию Кокову и в комиссию по адаптации бывших боевиков к мирной жизни – с просьбой проявить объективность в расследовании и прекратить уголовное преследование.

Через республиканские СМИ Аслан призвал молодежь не совершать его ошибок: «Все, что говорится о событиях в Сирии через интернет – ложь и не соответствует действительности. Ничего общего эти люди с исламом не имеют, они просто реализуют свои низменные желания. Все это я сам увидел и понял свою ошибку».

Как рассказал КАВПОЛИТу Валерий Хатажуков, комиссия при главе КБР по оказанию содействия в адаптации к мирной жизни лицам, принявшим решение о прекращении террористической и экстремистской деятельности, рассмотрела заявление Аслана и обратилась в суд с просьбой принять во внимание все обстоятельства дела при определении меры наказания.

По данным МВД, за террористов в Сирии воюют до 150 жителей КБР, но правозащитники не уверены в этих цифрах

«Члены комиссии осуждают общественно опасные деяния, совершенные Коновым, о чем заявили в ходе рассмотрения обращения. Вместе с тем в целях снижения активности террористического и экстремистского подполья, формирования мотивов у его участников к отказу от преступной деятельности, с учетом согласия Конова участвовать в профилактических и информационно-пропагандистских мероприятиях в данной сфере члены комиссии единогласно решили поддержать обращение и в рамках своей компетенции направить соответствующее ходатайство в судебные органы», – сказано в документе, который направлен в суд.

«Это дело показательно для работы самой комиссии. Аслан уже семь месяцев находится в СИЗО Нальчика, он по сути уже наказан. Но надо сказать и о другой стороне дела. Если его все же осудят, где гарантия, что он не вернется оттуда озлобленным человеком, готовым джихадистом? Там его могут настроить против государства», – говорит Хатажуков.

Кроме того, пример Аслана можно использовать в профилактической работе, считает наш собеседник. По данным МВД, в Сирии на стороне террористических организаций воюют до 150 жителей Кабардино-Балкарии. Однако правозащитный центр не уверен в достоверности этих цифр.

«Нам известны факты, когда люди из списков МВД на самом деле находятся в Турции, в Европе. Одни из них были вынуждены по разным причинам уехать из КБР, есть и те, кто намеревался перейти на сторону террористических организаций, но черкесская диаспора в Турции их от этого шага отговорила.

Многие хотят вернуться. Они, конечно, понимают, что придется отвечать за свои действия, но никто не отказывается. Только просят гарантии защиты их прав, что на них не будет давления. Но если добровольно отказавшихся от участия в боевых действиях, раскаявшихся, как Аслан Конов, будут привлекать к уголовной ответственности, это может негативно сказаться на профилактической работе», – считает правозащитник.

Многие хотят вернуться из Сирии. Только просят гарантии защиты их прав, что на них не будет давления

Аслану Конову грозит реальное лишение свободы от пяти до десяти лет. Но защита намерена настаивать на прекращении уголовного преследования.

Ни одного доказательства вины, кроме показаний Аслана, в деле нет, считает его адвокат. «Аслану вменяют покушение на преступление, что он не окончил его по не зависящим от него обстоятельствам, то есть его якобы выдворили из страны, но это не так. Когда я начал его защиту, парень был настолько подавлен, что был готов подписать все что угодно. Он признался, раскаялся, но его задержали», – говорит Артур Безиров.

Разобраться, действительно ли Аслан Конов заблуждался, был обманут, и сам отказался от преступления – или ехал воевать на стороне боевиков, был выдворен из страны и только поэтому не довел свои намерения до конца, предстоит разобраться Северо-Кавказскому окружному военному суду. 

0 Распечатать

Наверх