24 февраля
29 января 2016 2184 1

Новое амплуа Тегерана: из изгоев в миротворцы

Иран заявил о готовности стать посредником в урегулировании карабахского конфликта
Фото: СС0 Public Domain
Фото: СС0 Public Domain

Официальный представитель министерства иностранных дел Ирана Джабер Ансари заявил, что его страна готова выступить посредником в урегулировании нагорно-карабахского конфликта, если на это согласятся Армения и Азербайджан. Как передает Iran.ru, дипломат  заявил, что Тегеран с самого начала конфликта стремился предотвратить разногласия между соседними странами. Он также проинформировал о предстоящем визите в Иран президента Азербайджана Ильхама Алиева. Срок визита не назван.

Инициатива Ирана «совпала» с несколькими внешнеполитическими «акциями», касающимися Нагорного Карабаха и армяно-азербайджанских отношений. Во-первых, замминистра иностранных дел России Григорий Карасин обсудил со своим иранским коллегой Ибрагимом Рахимпуром вопросы карабахского урегулирования.

Во-вторых, распространились слухи о наличии так называемого «документа Лаврова» о новых инициативах России в решении проблемы региона. Правда, на недавней пресс-конференции, посвященной итогам российской внешней политики в 2015 году, глава российского МИД наличие вышеупомянутого документа не подтвердил. «Никаких документов, помимо тех, которые были депонированы в ОБСЕ, не существует. Все остальное – это поиск, это мозговой штурм», – пояснил Сергей Лавров.

Далее. За день до заявления Ирана о посредничестве в карабахском урегулировании президент Армении Серж Саргсян беседовал по телефону с иранским коллегой Хасаном Роухани, и, по данным армянских СМИ, разговор шел о перспективах двустороннего сотрудничества и региональной безопасности. На всем этом фоне Парламентская Ассамблея Совета Европы (ПАСЕ) обсудила доклады по армяно-азербайджанским «разборкам». Но об этом ниже.

Главным вопросом сейчас является обоснованность претензии Ирана на роль посредника, и вообще, возможна ли ее реализация в условиях, когда официально урегулированием занимается Минская группа ОБСЕ. Здесь стоит отметить, что Иран и раньше предлагал свои услуги в карабахском урегулировании, но как-то вяло и формально, и это не порождало никаких вопросов. Иное дело сейчас, в новых международных условиях, когда Иран выходит из-под санкций и начинает играть значительно более активную роль в мировой и региональной политике, чем прежде, и роль эта будет быстро возрастать.

Надо думать, что прежде чем сделать заявление о посредничестве, Тегеран проконсультировался по этому поводу с Москвой и Ереваном. Во всяком случае, это было бы логично, поскольку Россия, наряду с США, во-первых, является Сопредседателем Минской группы. Во-вторых, в экспертной среде многие считают, что у России есть собственный план урегулирования, реализацию которого замедлили или перебили сирийские события и российско-турецкое обострение.

То есть, без Москвы Тегеран к урегулированию не допустят, и вообще его самостоятельное поведение в этом вопросе только вызовет ненужный конфликт с Россией. Исходя из этого, надо полагать, что Иран и Россия консультировались по этому вопросу. Поэтому вполне возможно, что Иран, если на то будет получено согласие Баку и Еревана, начнет прокладывать свою «колею» в карабахском урегулировании, отдельную от формата Минской группы. Либо дополняющую МГ, если против этого не будут возражать США.

Желание Ирана вступить в карабахскую игру понятно. Во-первых, ему нужна стабильность на граничащем с ним Южном Кавказе, во-вторых, Иран стремится к политическому влиянию в этом регионе, и карабахское урегулирование видится для этого самой подходящей площадкой. И если Иран на ней закрепится, то сможет достигнуть поставленной цели – не допустить международных миротворцев до своей границы.

Армении должно быть выгодно  участие Ирана в карабахских делах – Ереван и Тегеран традиционно находятся в прекрасных отношениях, чего не скажешь об отношениях Ирана и Азербайджана. Но если последние две страны столкуются на выгодах экономического сотрудничества и спорах по Каспию, нельзя исключить, что они смогут найти общий язык и в карабахском урегулировании. Правда, в таком случае сильно разозлится стратегический партнер Азербайджана и политический антагонист Ирана – Турция. Но в любом случае карабахское урегулирование с участием Ирана не может обойтись без России, ее согласия и участия в этом деле.

В общем, если Иран подключат к карабахским делам, это будет означать полное переформатирование процесса армяно-азербайджанского и карабахского урегулирования.
И хоть интерес Ирана к Карабаху весьма воодушевил армянскую сторону, многие местные эксперты считают сомнительной перспективу участия  Тегерана в переговорном процессе. Как сказал интернет-порталу Sputnik (Ереван) эксперт-иранист Вардан Восканян, заявление Тегерана достойно уважения, но следует учитывать, что все переговоры по Карабаху проходят в рамках действующего формата Минской группы ОБСЕ.

Прокомментировал заявление – крайне лаконично и неизвестно, насколько искренне – и пресс-секретарь армянского МИД Тигран Балаян. «Мы находим, что переговорный процесс по нагорно-карабахскому конфликту должен проходить в формате Минской группы ОБСЕ», – сказал он. По его словам, указанный формат доказал свою эффективность и жизнеспособность.

Представитель внешнеполитического ведомства Армении не уточнил, в чем состоит эффективность работы Минской группы: на линии соприкосновения войск противников стрельба продолжается с разной степенью интенсивности. Между сторонами еще не начались масштабные военные действия, однако вменять это в заслугу исключительно Минской группе вряд ли стоит: вероятно, более всего «работает» общий геополитический контекст, дислоцированная в армянском Гюмри российская военная база, и тот факт, что Армения является членом ОДКБ и может рассчитывать на  систему коллективной безопасности. Но последняя видится скорее теоретической, чем практической, и реально Армения может уповать только на себя и помощь России.

Выше речь шла о «совпадении» предложения Ирана по посредничеству в карабахском урегулировании с другими «движениями» вокруг этой проблематики. В частности, ПАСЕ на текущей неделе обсудила два доклада: «Эскалация насилия в Нагорном Карабахе и на других оккупированных территориях Азербайджана» и «Преднамеренное лишение воды жителей приграничных регионов Азербайджана». Первый принят не был, второй одобрен большинством голосов.

Однако доклад об эскалации насилия в Нагорном Карабахе и на других азербайджанских территориях был гораздо важнее для Азербайджана, чем второй принятый документ. Как рассказал изданию Haqqin.az политолог Эльхан Шахиноглу, провал доклада связан с двумя факторами: «Во-первых, давление сопредседателей МГ ОБСЕ на ПАСЕ. За несколько дней до обсуждения сопредседатели призвали ПАСЕ «не вмешиваться в это дело», что усилило позиции армян».

Второй причиной провала доклада эксперт назвал непрофессиональную деятельность МИД Азербайджана: «Глава МИД Армении вместе со своим заместителем по одному обзванивали своих европейских коллег и призывали повлиять на депутатов ПАСЕ при обсуждении этих докладов. Кроме того, усилилась деятельность армянских лобби в Европе». А МИД Азербайджана, по данным эксперта, при этом бездействовал.

Как подчеркивает азербайджанское издание, проваленный доклад британского депутата ПАСЕ Роберта Уолтера содержит упоминание четырех резолюций Совета Безопасности ООН по карабахскому конфликту и призывает вывести армянские вооруженные формирования с оккупированных территорий, а также создать возможность для возвращения беженцев и вынужденных переселенцев.

В общем, доклад был политическим, и его непринятие можно трактовать как нежелание ПАСЕ и Минской группы ОБСЕ нанести удар по процессу мирного урегулирования. С другой стороны, считают некоторые эксперты в Баку, ПАСЕ и Минская группа сильно подкачали, не подтвердив провалом доклада, что Армения является страной-агрессором. Все это может означать, что международный формат урегулирования карабахского конфликта буксует, либо вокруг него имеют место некие движения, скрытые от общественности. Либо Минская группа не желает влияния ПАСЕ на свою, то есть МГ ОБСЕ,  политику урегулирования.

И тут «встревает» Иран, который, если его допустят до посредничества, может поставить процесс урегулирования с ног на голову, хотя его нынешняя «стойка» по линии Минской группы практически непонятна. Неясно также, на чью поддержку или огласие в посредничестве рассчитывает Иран, и есть ли у него «добро» России в этом деле.

Как считает депутат армянского парламента от правящей Республиканской партии Гагик Минасян (его цитирует ереванский Sputnik), позиция Ирана по Карабаху всегда была взвешенной, уравновешенной и благоприятной для Армении. «Иметь такую страну, обладающую огромным влиянием в исламском мире, и имеющую взвешенную позицию, … весьма благоприятно и может оказать поддержку деятельности Минской группы ОБСЕ», – сказал он.

Вместе с тем политик придерживается мнения, что параллельная с МГ ОБСЕ посредническая деятельность Ирана не будет оправданной, поскольку именно в Минской группе «сконцентрирован весь тот фактологический, интеллектуальный потенциал, который был собран во время конфликта».

Но не все эксперты в Ереване придерживаются такого мнения. Как сказал изданию Tert.am эксперт из Национальной академии наук Армении Рубен Сафрастян, вопрос участия Ирана в карабахском вопросе необходимо рассматривать в геополитической плоскости – учитывая тот факт, что Турция и Иран выступают, в основном, в качестве противников, и Армения должна этим воспользоваться.

«Это даст возможность нейтрализовать влияние Турции в регионе. А это означает, что мы получаем возможность ослабить давление Турции в вопросе Карабаха», – сказал он. Вместе с тем, отметил эксперт, говорить о конкретных шагах Ирана пока рано, но фактор этой страны «весьма положительный и исходит из наших интересов».

Автор: Ирина Джорбенадзе

Источник: Росбалт

0 Распечатать

Наверх