27 ноября
02 апреля 2015 2602 1

Первые выводы о новой эпохе в жизни Абхазии

Каких результатов смог достичь Рауль Хаджимба, и какие силы препятствуют курсу на перемены 

usahlkaro Антон Кривенюк Журналист

Президент Абхазии Рауль Хаджимба у власти уже полгода. Пока не время для подведения итогов, но, во всяком случае, можно сделать некоторые первые выводы о новой эпохе в жизни страны. Один из них в том, что теперь у власти уже не коалиция политических сил, а группа соратников.

Это стало ясно после недавней отставки премьер-министра Беслана Бутбы, с фигурой которого и ассоциировалась коалиция. Во всей истории со сменой власти в прошлом году он был «привлеченным партнером», в отличие от большинства других ярких игроков в команде. Правда, возможно, на днях Бутба вернется в правительство, но уже на должность вице-премьера — что, конечно, совершенно иной уровень.

Недолговечные политические конструкции

Сегодня абхазская конструкция власти предельно крепка, в ней почти нет лишних людей, а все рычаги в руках президента. Но мы знаем, что в абхазских условиях не бывает долгосрочных политических конструкций. Поэтому еще один итог первого полугодия правления Хаджимбы состоит, видимо, в том, что определились некоторые предпосылки для формирования новых политических союзов.

Оппозиция, кстати говоря, в Абхазии есть. И она активна, вопреки некоторым первоначальным прогнозам. Работает и обладает значительным политическим капиталом партия «Амцахара», в которой мы видим самый широкий круг лиц, либо бывших при власти при прежнем президенте Анквабе, либо находившихся в непосредственной близости от нее. Но это «очевидная» оппозиция.

В то же время в стадии формирования находятся совершенно новые очаги политической активности. Сейчас еще непонятно, кто и как будет представлен в этих новых возможных союзах, но важно сделать два уточнения для понимания того, на какой почве они могут расти.

Во-первых, власть, как мы сказали, абсолютно перестала быть коалицией. Это значит, что остались недовольные. Во-вторых, далеко не все, кто поддерживал бывшую оппозицию в ее борьбе за власть, а значит, рассчитывал на дивиденды, их получили. Достаточно много влиятельных игроков находятся не на тех позициях, где планировали быть. Это хорошая почва для активизации, скорее всего, непубличных форм политической борьбы, но на определенном этапе эти силы обретут институциональные формы.

Очевидно, что ширящееся протестное поле не будет заинтересовано в том, чтобы команда Хаджимбы смогла достичь очевидных для общества успехов в работе.

«Точки роста»

Сегодня рано еще подводить итоги, но можно определить некоторые «точки роста», участки, где могут быть достигнуты успехи. Назовем некоторые из них, не претендуя на то, что этот взгляд отражает всю гамму разнообразных процессов.

Во-первых, это работа милиции. Ее можно исследовать сколь угодно глубоко, но на поверхностном уровне видны успехи в обеспечении общественной безопасности, в борьбе с преступностью, в предотвращении похищений людей в Гальском районе Абхазии. Не исключено также, что могут быть достигнуты успехи в борьбе с теневой экономикой.

Вообще, задача стоит простая – вывести, насколько это возможно, из тени реальный сектор. В стране очень мало денег, но даже те, которые могли бы наполнить доходную часть бюджета, находятся вне доступа. Могут быть в какой-то мере реалистичными надежды на реанимацию банковского сектора, банкам даже начали возвращать старые долги.

Если говорить о регионах, то в том же Гальском районе активно взялся за дело новый глава администрации региона Темур Надарая. Там есть очень большие потенциальные ресурсы для наполнения местного бюджета деньгами.

Глава администрации Гальского района Темур Надарая. Фото: ekhokavkaza.com

Но плохая новость в том, что прорывов не будет. Собственно, это давно уже очевидно. Системный кризис в последнюю очередь связан с персоналиями. В стране нет экономики, очень низкий уровень и качество жизни. Институты, необходимые для того, чтобы хотя бы начать системную работу по выводу Абхазии из кризиса, во-первых, отсутствуют, а во-вторых, если бы и были, результаты такой работы проявятся лишь через несколько лет.
​В Абхазии нет институтов, способных вывести страну из кризиса, но даже если бы и были, результаты появились бы нескоро

И тем не менее общество ожидает радикального скачка в уровне жизни. Сегодня не скачок, конечно, но планомерный рост зарплат и пенсий будет обеспечен только за счет российской помощи. Но эта программа рассчитана на три года, и первые сравнительно ощутимые результаты повышения доходов появятся лишь в следующем году. А пока у государства есть даже долги перед бюджетниками. Проблемы в социальной сфере будут оставаться «топливом» для роста протестных настроений.

Система осталась прежней

В течение месяцев, прошедших после избрания нового президента, так и не наметились контуры реформ, давно назревших не только в экономике. Появились, правда, некоторые концептуальные планы, но незаметно, чтобы готовилась почва для структурных изменений.

Как пример: продолжает функционировать прежняя административная система, ущербность которой давно очевидна. Ее миссия состоит в том, что все сферы жизни должны регулироваться государством, а для обеспечения контроля над любой сферой создается институт с аппаратом трудящихся, которые кормятся за счет этой сферы.

Если в стране есть молодежь, должно быть ведомство по делам молодежи. Если есть труд и социальные отношения, должен быть их регулятор, и так далее. Сам смысл подобной организации управленческой системы давно устарел. Но как-то не видно новаций даже на уровне деклараций. Проще говоря, не созидательная, а распределительная система как работала, так и работает.

Это лишь один из примеров, но он показывает, что любые позитивные, хорошие идеи о реформах будут поломаны системой, ориентированной, по сути, на добычу средств и их перераспределение на содержание себя самой. Развития в таких системах быть не может.

Отсюда, кстати, и перманентные политические кризисы, которые будут воспроизводиться из года в год. Политическая среда ориентирована на доступ к ресурсам в самом примитивном смысле этого понятия. Не к созданным ресурсам, что позволяет взимать «ренту», а либо к скудным бюджетным средствам, либо к российской помощи — для дальнейшего их перераспределения.

И здесь мы уже отчетливо видим тупик. С одной стороны, новая власть в Абхазии начинает процессы с большими перспективами. Но для реализации проектов и реформ нужны годы. Российская финансовая помощь в значительной степени все-таки покрывает социальные потребности, как следствие, снижая протестную волну и стабилизируя политическую ситуацию.

Рауль Хаджимба в ходе инаугурации. Фото: ekhokavkaza.com

Но политический класс, находящийся в бесконечной борьбе за перераспределение ресурсов, не собирается давать, скажем, сегодняшней правящей команде пять-семь лет для того, чтобы у нее был шанс претворить свои планы в жизнь. 
​Политический класс в Абхазии не собирается давать сегодняшней правящей команде 5-7 лет для реализации реформ 

Политическому классу интереснее катаклизм, который даст возможность поменять правила игры. Отсюда море слухов о грядущей революции — то через полгода, то через год, то в разгар летнего сезона. И здесь — почва уже перманентной абхазской нестабильности.

Политическому классу не нужны созидательные процессы, потому что они долгосрочны и по мере поступательного развития усилят позиции той команды, которая претворяет в жизнь позитивные идеи. Значит ее нужно свалить — чем быстрее, тем лучше, чтобы все вновь начать с чистого листа.

Именно поэтому требуется жесткий и довольно динамичный процесс реформ, которые в принципе изменят политическую и административную конъюнктуру, то есть «сожгут мосты» в прошлое и создадут совершенно новые правила игры. Но пока новая абхазская власть не спешит приступать к самым важным для нее делам. Хотя от того, насколько успешно будут реализованы реформы, напрямую зависит политическое будущее команды абхазского президента. 

0 Распечатать

Наверх