20 ноября
29 марта 2017 3506 1

Платок — не признак экстремизма

«Многие директора и чиновники, прежде чем принимать подобные решения, как запрет на хиджаб, будут заведомо думать, стоит ли это делать»

usahlkaro Руслан Нагиев Адвокат

В Мордовии  завершилось рассмотрение исковых заявлений учителей из татарского села Белозерье. Дело закончилось отменой приказа директора школы о запрете на ношение платков учителями. Адвокат Руслан Нагиев рассказал КАВПОЛИТУ, как удалось добиться справедливости.  

Сразу после изучения материалов дела я был убежден, что решение о запрете на ношение платка  будет отменено. Никаких правовых оснований для введения такого запрета не было.

Если внимательно разобраться в ходе дела, все-таки не суд принял решение об отмене дискриминационных введений, а ответчик в лице директора школы.

Директор добровольно, в ходе судебного процесса, сама удовлетворила наши исковые требования и отменила «изменения в правилах внутреннего распорядка в школе», согласно которым учителям было запрещено носить платок. Хотя ранее, как нам известно, в школе такого запрета не было.

Директор добровольно, в ходе судебного процесса, сама удовлетворила наши исковые требования

Так же в нашу пользу были отменены все выговоры и взыскания в отношении учителей. Напомню, что каждая из тринадцати учительниц, пришедших в школу в платке, постоянно получала выговор.

Только после того, как мы обратились в суд, полностью опровергли все нарушения и привели доводы, согласно которым решения незаконны, директор школы сама удовлетворила наши исковые требования в полном объеме.

Осталось только одно требование – о признании этих решений дискриминационными и о взыскании морального вреда. Это был третий пункт нашего заявления.

Но в связи с тем, что ответчик добровольно удовлетворил наши требования еще до того, как судья удалился в совещательную комнату, судья вынесла решение только по этому третьему пункту – о моральном вреде и о признании решений дискриминационными.


Из своего опыта могу сказать, что чиновники или представители государственных органов и учреждений не любят, когда против них появляются иски. Это сильно бьёт по их репутации, а в данном случае по репутации школы.

Поэтому, когда они видят сами, а может, им кто-то аккуратно подсказывает, что дело заведомо проигрышное, они добровольно идут на компромисс. Соответственно, судебное разбирательство против них не ведется. То есть из двух зол директор данной школы выбрала меньшее. Таким образом, ей удалось избежать денежного штрафа.

Для наших учительниц самое главное было сохранить возможность соблюдать свою традицию и продолжать носить платок

В любом случае, наша сторона полностью удовлетворена – главные наши требования были услышаны. Для нас не было принципиально, кем – судом или ответчиком. Мы с самого начала предлагали пойти на мировое соглашение с ответчиком, поэтому очень рады, что были услышаны. Директор вовремя исправила свою ошибку, а сумма морального вреда для нас не была чем-то принципиальным. Мы заявили всего пять тысяч рублей, совершенно символические деньги.

Для наших учительниц самое главное было сохранить возможность соблюдать свои традиции и продолжать носить платок. Это касается и исламских предписаний, и татарской традиционности.

Надо сказать, что ответчик на суд не являлась, присылала только своих представителей и адвоката. Никто из администрации школы или министерства образования или других заинтересованных ведомств Мордовии на суд так и не явился.
Учителя рассказывали, что кто-то к ним подходил и в устной форме предлагал отказаться от претензий

Прямого давления на нас в ходе процесса мы не ощутили, однако учителя рассказывали, что кто-то к ним подходил и в устной форме предлагал отказаться от претензий. Мол, «лучше заберите заявление, лучше вам это дело оставить». Намекали на то, что адвокаты приедут и уедут, а учителям здесь еще работать. Кто это был, нам не известно, человек не представлялся. Учителя отметили, что беседа была не самой приятной. Они расценили это как некую угрозу или предупреждение, но мы не отступили.


Команда адвокатов в лице Марата Ашимрова из Саранска, Равиля Тугушева из Саратова, Саида-Магомеда Чапанова из Грозного и меня уже имели опыт в подобных делах. Этой же командой мы защищали на Сахалине айяты Корана, которые были запрещены. Поэтому, как только узнали об этих решениях в школе Белозерья, сразу же истребовали документы, чтобы ознакомиться с делом, подготовить исковые заявления и  опровергнуть все пункты, с которыми мы были не согласны.

Конечно, нас порадовало, что многие мусульманские деятели объединились в этом вопросе. Огромное множество людей сошлись в том, что это нарушение прав женщин – запрещать носить платок мусульманкам.

И главы регионов, и политические деятели, и лидеры мусульманских общин, и журналисты, и даже православные друзья нас поддержали. Мы чувствовали эту поддержку, и это тоже повлияло на исход дела. Мы благодарны всем, кто эту поддержку оказывал и озвучивал свое мнение.

Хоть в России и не прецедентное право, я считаю, что это дело будет примером, ведь вся страна наблюдала за процессом. Многие директора и чиновники, прежде чем принимать подобные решения, как запрет на хиджаб, будут заведомо думать, стоит ли это делать.

Для верующих людей это положительный сигнал.

Хочется только напомнить еще раз всем тем, кто борется с экстремизмом и радикализмом в учебных заведениях, что платки на головах у женщин к этому не имеют отношения. Это разные вещи. Платок — это не признак экстремизма. Это в первую очередь право верующих женщин. Так что подобные запреты действуют обратным образом, они настраивают людей против и накаляют настроения, а это как раз на руку радикалам.

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции "Кавполита"

1 Распечатать

Наверх