17 июля 2631 0

Поджог за откаты?

На Ставрополье сгорел автомобиль общественника, который поднял проблему откатов с фермерских грантов
Фото: netsmol.ru
Фото: netsmol.ru

usahlkaro Светлана Болотникова Автор статьи

Не бог весть какой секрет Полишинеля открыл правозащитник Виктор Шатерников, рассказав историю красногвардейского фермера, который разорился из-за государственного гранта. Об откатах в этой системе говорят многие, но мало кто упоминает конкретные фамилии. Возможно, именно за критику зампреда правительства Ставрополья Николая Великданя создатель АНО «Социально-правовая защита населения "Со-Весть"» поплатился автомобилем, сгоревшим ночью 8 июля.

Методом устрашения

3 или 4 июля руководителю «Со-Вести» Виктору Шатерникову позвонили с неизвестного номера.

– Если будешь открывать рот – жди ответных мер, – предупредил незнакомый голос.

К этому моменту Виктор успел поднять на уши весь Изобильненский район, сделав достоянием общественности историю роженицы, у которой вымогали деньги в роддоме.

Молодой человек начал получать угрозы с тех пор, как занялся общественной деятельностью, поэтому звонок от незнакомца его не напугал. В прошлом году Шатерников пережил нападение с ножом и беспричинное задержание полицией.

5 июля он опубликовал видеоинтервью с Александром Дмитриевым – многодетным фермером из села Красногвардейского, который рассказал, как после получения гранта на развитие плодового сада с него требовали откаты, угрожали подкинуть гранату или наркотики, чтобы «сделать» экстремистом, и заставить вырубить посаженный им сад.

7 июля в соцсети появился еще один видеоролик, в котором Виктор Шатерников, пользуясь возможностями прямого радиоэфира, задал зампреду правительства края Николаю Великданю вопрос о поддержке фермеров. Бодрый чиновничий ответ он соединил со свидетельством Дмитриева о том, как на самом деле «помогает» фермерам Николай Тимофеевич.

Ответные меры

И той же ночью у общественника полностью выгорела машина.

– В 01:40 я только ложился спать и услышал сильный хлопок, – рассказал он корреспонденту КАВПОЛИТа. – В отражении соседского забора был яркий свет. Сначала мне показалось, что горит дом соседей.

– Когда я выбежал на улицу, то понял, что горит машина, пробежал по дороге и увидел, как вдалеке какой-то автомобиль поворачивает в сторону асфальтированной улицы. После этого я позвал отца и зафиксировал все, что произошло. Раньше, когда я говорил, что мне угрожают, это не принимали во внимание. Говорили, что это пиар, – вспоминает Шатерников.

Следователи, сразу выехавшие на место, обнаружили, что автомобиль был облит какой-то маслянистой жидкостью

Следователи, сразу выехавшие на место, обнаружили, что автомобиль был облит какой-то маслянистой жидкостью. По результатам ее экспертизы решится вопрос о возбуждении уголовного дела.

Виктор сразу написал в полицию заявление о поджоге. Впрочем, однозначной версии о том, кто ему отомстил, у правозащитника нет. Это могло быть местью и за предыдущие публикации.

– Люди со своим горем обращаются ко мне практически каждый день, предоставляют доказательства, ведь сейчас многие записывают видео и аудио. Начали открыто говорить о вымогательстве в больнице, писать в прокуратуру, – рассказал общественник. – Я создал общественную организацию, в которую сейчас приходят активисты. Мы боремся не только с коррупцией, но и с беспределом. Мы говорим о проблемах и пытаемся их вывести на федеральный уровень.

Нищета вместо рая

О темных сторонах поддержки фермеров на Ставрополье КАВПОЛИТ писал неоднократно. Тем, кто не хочет делиться, часто вставляют палки в колеса: кому-то не дают землю, кого-то по надуманным предлогам не включают в списки на гранты.

Александру и Елене Дмитриевым сначала вроде бы повезло. Для своего КФХ «Райский сад» они составили хороший бизнес-план и выиграли грантовый конкурс. Получили полтора миллиона рублей как начинающие фермеры.

Статья о фермерском проекте Дмитриевых в местной газете

На 3,5 га бывшей свалки, которую они своими силами очистили от мусора и зарослей, разбили сад на капельном поливе. Посадили две тысячи яблонь, тысячу груш, тысячу слив и еще тысячу других плодовых деревьев.

Но на этом везение закончилось, и они столкнулись с жестокой реальностью. Семья с тремя детьми на руках оказалась без копейки за душой и в долгах как в шелках.

Александр Дмитриев: «Мы никогда ни в чем не нуждались. Но как только с грантом связались – нас разорили»

– Мы никогда ни в чем не нуждались. Выращивали продукцию на огороде и зарабатывали миллион рублей в год. Я ежегодно менял иномарки, – рассказывает Александр Николаевич. – Мы всей семьей отдыхали пять-шесть раз за год на море, в Архызе. Как только с грантом связались, нас разорили.

Безвозмездно и безвозвратно?

Дмитриевым пришлось продать все, с чего они имели постоянный ежемесячный и ежегодный доход – земельный пай в 11 га, автомобиль, сельский дом, трех коров с телятами, 150 овец, 17 свиней с поросятами, все ювелирные украшения и бытовую технику.

До того, как получить грант, семья Дмитриевых ни в чем не нуждалась

Участие в грантовом конкурсе в 2015 году Дмитриевым навязал бывший глава района. В тот период многие красногвардейцы, опасаясь дотошных проверок различных инстанций, побаивались брать деньги у государства.. А край, видимо, требовал отчетов о росте числа фермеров по программам, запущенным из федерального центра.

Специалист районной администрации посмотрела соглашение и поразилась: «Ого! Надо будет вернуть больше, чем дали, почти 2 млн рублей!»

Дмитриевых заверили, что поддержка будет безвозмездной и невозвратной. И только когда новоявленные фермеры возвращались из краевого Минсельхоза, подписав соглашение с ведомством, специалист районной администрации посмотрела условия и поразилась:

– Ого! Надо будет вернуть больше, чем дали, почти 2 миллиона рублей!

Дело в том, что по условиям гранта Дмитриевы должны были (и выполнили этот пункт!) официально оформить в КФХ двух работников. Каждый месяц им полагалось платить по 9200 рублей и делать отчисления в Пенсионный фонд, Фонд социального страхования и налоговую службу. Если сложить эти затраты с налогами и выплатами в фонды за главу КФХ, выходит приличная сумма – 336 тысяч рублей в год.

За пять лет, отпущенных на реализацию гранта, набегает 1680 тысяч рублей – больше, чем выдало государство. А ведь первые доходы с заложенного в 2015-2016 годах сада фермеры получат только на четвертый-пятый год!

«Поддержали» называется

С просьбой отсрочить наем работников Александр Дмитриев обращался и в Минсельхоз Ставрополья, и к первому зампреду правительства Николаю Великданю.

Кроме того, он просил помочь в оформлении причитающихся ему по закону и так широко рекламируемых министром Владимиром Ситниковым субсидий на раскорчевку, закладку сада и капельное орошение. Просил поспособствовать и в получении льготного кредита на развитие. Все было напрасно.

Глава Минсельхоза Ставрополья Владимир Ситников. Фото: budennovsk.org

Почти два года Александр Дмитриев пробивал для своего КФХ вступление в реестр сельхозтоваропроизводителей, чтобы получить право на субсидии. Ему отвечали отказами. Объясняли, что земля у него – не сельскохозяйственного назначения, хотя брал он ее, согласовывая по телефону с министерством сельского хозяйства.

Но зато когда к делу подключился бывший уполномоченный по защите прав предпринимателей в крае Виктор Федулов, вопрос решился за 15 минут. Дмитриевых, много лет содержавших пасеку, внесли в реестр сельхозпроизводителей без вопросов о земле – как пчеловодов.

Экс-уполномоченный по защите прав предпринимателей Ставропольского края Виктор Федулов. Фото: pobeda26.ru

Однако из-за задержки этой формальной процедуры семья потеряла право на компенсацию затрат, понесенных в 2015 году на раскорчевку и капельное орошение.

В 2016 году, после внесения в реестр, фермер заказал проект сада за 50 тысяч рублей и подал документы в Минсельхоз. В декабре ему одобрили выплату субсидий в размере 473 тысяч рублей. Но выплатили только 260 тысяч.

Дмитриевы много лет содержат пасеку и в реестр сельхозпроизводителей вошли как пчеловоды

Виноват, как всегда, федеральный центр

– Где деньги? – спросил бы по этому поводу Владимир Путин у своего тезки, если бы фермер смог достучаться до президента лично, а не получать отписки из его аппарата.

– Был недостаток лимита бюджетных средств. Они были распределены всем пропорционально, – объяснил эту ситуацию журналисту краевого телевидения Светлане Набиевой начальник отдела мелиорации и овощеводства Минсельхоза края Михаил Дыренко. – Всем дали 56,3 %. В январе были внесены изменения в постановление правительства СК, его привели в соответствие с федеральными требованиями – о том, что субсидия, которая выдается в текущем году, на следующий год не распространяется.

Александр Дмитриев с виноградом из «Райского сада»

Несколько месяцев Александр Дмитриев ждал доплаты, пока ему не намекнули, что денег не будет. Как и в случае с выплатами подтопленцам, виноватым назначили федеральный центр: не перечислил положенное.

В чем загвоздка?

Фермер много раз пытался попасть на прием к губернатору, однако каждый месяц ему отвечали, что график первого лица края расписан по минутам.

 – В марте этого года я опять был у Великданя, так как не смог попасть к губернатору. Я просил его вернуть остаток субсидий, который мне предназначался, снова просил о кредите и об отсрочке найма работников. Он дал указание своей помощнице. Через месяц мне пришла отписка, в которой написан полный бред, который вообще не соответствует тому, о чем мы говорили, – возмущается Александр Николаевич. – Я даже не просил, а умолял, потому что в декабре моя многодетная семья голодала. Да и сейчас положение такое же. Меня разорили полностью.

Александру Дмитриеву пригрозили, что если он не перестанет выносить сор из избы, ему вместе с семьей придется бежать со Ставрополья

Эффект возымел только видеосюжет на краевом телевидении, после которого министерство сельского хозяйства все-таки отсрочило открытие рабочих мест в КФХ «Райский сад» до 1 октября 2018. Правда, больше года выплаты за работников в бюджет и фонды уже осуществлялись.

– Это все умышленно затягивалось, – уверен Александр Дмитриев. – В 2015 году, как только мы расчистили свалку и заложили сад, ко мне приехал представитель Россельхознадзора и заявил, что если я не дам 150 тысяч рублей, то он наложит на сад карантин, и я буду за свой счет вырубать посаженные веточки. Я ему показал карантинный сертификат, а денег не дал. Я все делаю в рамках закона, поэтому откаты не даю. Если бы я хоть раз это сделал, пришлось бы давать бесконечно.

Потом приезжали люди и просили, чтобы я взял их в долю. Угрожали, что сделают из меня экстремиста, подбросят оружие или наркотики. Мне приводили примеры: мол, эти фермеры заплатили, и с ними все нормально, а вот эти не дали – на них завели дело о мошенничестве. Мне рассказывали, что в 2015 году откаты были по 10%, а потом стали брать 20%.

Мне приводили примеры: эти фермеры заплатили, и с ними все нормально, а вот эти не дали – на них завели дело о мошенничестве

Я планировал взять в аренду еще земли по соседству, тоже очистить их от мусора, построить фруктохранилище, разбить ореховую рощу. Но если ты хочешь взять землю, обязательно появляется еще кто-то, кто просит то же самое. Когда я брал участок под индивидуальное жилищное строительство, я вынужден был дать двум подставным лицам по 15 тысяч рублей.

Представители министерства, когда были у нас в районе, сами советовали выплачивать таким людям по 20-30 тысяч рублей. В этот раз появилось письмо от некой дамочки из Петербурга, даже без штампа об отправке, которая тоже хочет построить фруктохранилище и посадить сад. Мне сказали: если договоришься с ней, земля будет твоя. Но я больше не ходил в администрацию.

За три года мне никто ничем не помог – ни депутаты, ни ОНФ, ни ФСБ. Как только дело доходило до Николая Великданя, процесс тормозился. Поэтому я считаю, что этот человек разорил мою многодетную семью.

Дмитриеву поступила угроза, что если он будет выносить сор из избы, ему с семьей придется бежать за пределы Ставропольского края

Что касается сожженной машины Виктора Шатерникова, фермер также предполагает, что это месть за видео о нем, поскольку деньги в этой сфере крутятся нешуточные. Самому Александру Дмитриеву 11 июля поступила угроза, что если он будет выносить сор из избы, ему с семьей придется бежать за пределы Ставропольского края.

0 Распечатать

Наверх