21 июля 5087 0

Похолодание на границе

Что послужило поводом для конфликта между главами Ставрополья и Карачаево-Черкесии
Рашид Темрезов и Владимир Владимиров. Фото: kavtoday.ru
Рашид Темрезов и Владимир Владимиров. Фото: kavtoday.ru

usahlkaro Антон Чаблин политолог, журналист

На сайте коллективных петиций Change.Org» начался сбор подписей под обращением в правительство Карачаево-Черкесию и администрацию Малокарачаевского района с требованием не допустить передачи Эшкаконского водохранилища Ставропольскому краю.

Судьба Эшкакона – лишь один из камней преткновения между двумя соседними регионами, отношения между лидерами которых последнее время всерьез испортились.

Арбитражная битва при Эшкаконе

Ставрополье на прошлой неделе, как уже рассказывал КАВПОЛИТ, посетила спикер Совета Федерации Валентина Матвиенко. После встречи с нею губернатор Владимир Владимиров заявил: мол, председатель верхней палаты парламента благосклонно восприняла его предложение передать Эшкаконское водохранилище Ставропольскому краю.

Родилось это предложение, оказывается, по итогам январского заседания краевой думы, когда депутаты обсуждали плачевную ситуацию с техническим состоянием гидроузла на водохранилище. Оно было введено в строй в 1972 году (плотина – в 1989 году), а капремонт последний раз проводился в 1998 году. И теперь, естественно, снова требуется ремонтировать почти все здания и сооружения.

Из-за паводковых явлений в низовьях Эшкакона постоянно размывается земляная обваловка и поддерживающие опоры магистрального водовода, так что сегодня жизненно необходимо строить новый водовод диаметром 700 мм (а заодно и отстойник), реконструировать очистные сооружения водозабора гидроузла и очищать ложе водохранилища от ила. Еще в 2000 году инженер Анатолий Приходько подсчитал, что срок эксплуатации водохранилища в нормальном режиме до полного заиления мертвого объема составит не более 30 лет.   

Эшкаконское водохранилище. Фото: stapravda.ru

А ведь сегодня водохранилище – это источник питьевого водоснабжения для нескольких городов и сел Кавминвод (в том числе для Кисловодска – единственный источник). Но техническое состояние водоводов таково, что в некоторых микрорайонах Кисловодска вода сегодня подается по графику, причем неуклонно ухудшается ее микробиологическое состояние. Между тем, реконструкция гидроузла и водоводов, как прикинули краевые депутаты, позволила бы вдвое увеличить объем поставляемой питьевой воды.
Водохранилище – это источник питьевого водоснабжения для нескольких городов и сел Кавминвод

Проблема в том, что водохранилище является федеральной собственностью. С 2010 года по договору с Росимуществом водохранилищем безвозмездно пользовалось ГБУ «Управление строительства и эксплуатации сооружений природоохранного назначения» (оно подчинено министерству ЖКХ Ставрополья).

Незадолго до того, как в 2013 году закончился срок действия договора, между ставропольским ГБУ и уполномоченным органом в области водных отношений – Управлением охраны окружающей среды и водных ресурсов Карачаево-Черкессии начались долгие суды. Погружать читателя в суть споров не будем, скажем лишь, что в июле 2013 года был заключен уже договор аренды, согласно которому ставропольское ГБУ перечисляло республиканскому Управлению охраны окружающей среды по 9 млн рублей в год за водопользование. Истекает договор в сентябре 2018 года. 

Валентина Матвиенко категорично заявила: мол, никакой приватизации водохранилища она не допустит

В свою очередь, Рашид Темрезов на странице в Instagram высказал свою позицию по ситуации вокруг Эшкаконского водохранилища.

"Поручил Правительству и обратился к Парламенту донести до жителей нашей республики мою позицию относительно дальнейшей эксплуатации Эшкаконского водохранилища, вокруг которого в последнее время много разговоров о том, что он якобы будет передаваться в собственность Ставропольского края. 
У меня состоялся разговор с Председателем Совета Федерации В.И. Матвиенко, Полпредом Президента РФ в СКФО О.Е. Белавенцевым, Министром РФ по делам Северного Кавказа Л.В. Кузнецовым, и, конечно, с моим коллегой – Губернатором Ставрополья В.В. Владимировым. У нас у всех есть абсолютное понимание, что на сегодняшний день этот гидроузел находится в федеральной собственности, платит налоги в республике и снабжает водой часть Карачаево-Черкесии и часть Ставропольского края. Он как был, так и будет находиться в Карачаево-Черкесской республике. И моя позиция заключается в том, что любой объект федеральной собственности, находящийся на территории субъекта, не должен переходить в собственность другого субъекта. 
Вопросом эффективной эксплуатации гидроузла мы занимаемся давно. Парламент поддержал мою инициативу и еще в начале июня направил в Минэкономики России, в Министерство по делам Северного Кавказа обращение с просьбой передать Эшкаконский гидроузел в собственность республики".

Сегодня провел рабочее совещание со Спикером Парламента КЧР Александром Ивановым и председателем Правительства Асланом Озовым. Поблагодарил парламентариев за эффективную работу в первом полугодии, за взаимодействие с Правительством республики, органами местного самоуправления в вопросах развития региона. Поручил Правительству и обратился к Парламенту донести до жителей нашей республики мою позицию относительно дальнейшей эксплуатации Эшкаконского водохранилища, вокруг которого в последнее время много разговоров о том, что он якобы будет передаваться в собственность Ставропольского края. У меня состоялся разговор с Председателем Совета Федерации В.И. Матвиенко, Полпредом Президента РФ в СКФО О.Е. Белавенцевым, Министром РФ по делам Северного Кавказа Л.В. Кузнецовым, и, конечно, с моим коллегой – Губернатором Ставрополья В.В. Владимировым. У нас у всех есть абсолютное понимание, что на сегодняшний день этот гидроузел находится в федеральной собственности, платит налоги в республике и снабжает водой часть Карачаево-Черкесии и часть Ставропольского края. Он как был, так и будет находиться в Карачаево-Черкесской республике. И моя позиция заключается в том, что любой объект федеральной собственности, находящийся на территории субъекта, не должен переходить в собственность другого субъекта. Вопросом эффективной эксплуатации гидроузла мы занимаемся давно. Парламент поддержал мою инициативу и еще в начале июня направил в Минэкономики России, в Министерство по делам Северного Кавказа обращение с просьбой передать Эшкаконский гидроузел в собственность республики. #карачаевочеркесия #темрезов #25леткчр

Публикация от Рашид Темрезов (@rashidtemrezov)

Карачаевцы требуют вернуть имущество

Ставропольское госучреждение реконструкцию огромного водохранилища, понятно, не потянет, а средства краевого бюджета вкладывает в этот объект нельзя, коли он федеральный. И уже не раз власти Ставрополья подступались к решению этой проблемы.

Скажем, при прежнем губернаторе Валерии Зеренкове обсуждался вопрос о том, чтобы передать водохранилище в концессию ОАО «РусГидро» (притом что водоем бы остался в оперативном управлении Росимущества как федеральная собственность). Но затем от этой идеи отказались.

Вот и сейчас Валентина Матвиенко категорично заявила: мол, никакой приватизации водохранилища она не допустит. Зато вопрос передачи гидротехнического сооружения Ставропольскому краю обещала решить максимально оперативно – в течение двух месяцев.

Совещание с Валентиной Матвиенко в Кисловодске. Фото: kavtoday.ru

Однако не успела Матвиенко уехать, как этот сугубо хозяйственный вопрос стали быстро политизировать: дескать, речь идет о том, что Ставрополью отдают часть территории Карачаево-Черкесии. Разумеется, об этом речи не идет. В случае гидротехнических сооружений – вовсе не исключение, когда они подчиняются юрлицам, которые находятся на территории иного субъекта. Скажем, в Черкесске находится ФГБУ «Управление эксплуатации Большого Ставропольского канала», однако у него имеется филиал на территории Ставрополья.
Карачаевские старейшины требуют вернуть (или хотя бы выплатить компенсацию) имущество, которое якобы ранее принадлежало Карачаевской автономной области

Между тем, к истории вокруг Эшкаконского водохранилища подключился даже «Конгресс карачаевского народа», который опубликовал обращение на имя Валентины Матвиенко и президента Владимира Путина.

Карачаевские старейшины требуют вернуть (или хотя бы выплатить компенсацию) имущество, которое якобы ранее принадлежало Карачаевской автономной области в Кисловодске – гостиницу «Нарзан», валяльно-бурочную фабрику, ликеро-водочный завод, больницу, военкомат, типографию, художественные мастерские, клуб, усадьбы двух колхозов... 

Обиделись еще и из-за медкластера

Еще один повод для трений между Карачаево-Черкесией и Ставропольем – это судьба будущего медкластера, на развитие которого намерены выделить более 160 млрд рублей.

Владимир Владимиров и Рашид Темрезов. Фото: ФедералПресс

Напомним, что первоначально его планировали разместить на земельных участках общей площадью почти 250 гектаров, который в сентябре 2016 года «Терский племенной конезавод №169» безвозмездно уступил фонду «ПосетиКавказ».

Участок находится между селом Побегайловка и хутором Красный Пахарь, к нему примыкает к федеральная автотрасса «Кавказ», рядом находятся международный аэропорт «Минеральные Воды» и недостроенный выставочный комплекс «Минводы-Экспо» (его, кстати, также предлагали включить в медкластер).

Земли, подаренные фонду «ПосетиКавказ», он сдал в аренду «Корпорации развития Северного Кавказа», которая потратила почти 23 млн рублей на разработку градостроительной документации и проведение археологических работ.

Однако в конце мая Минкавказа объявил, что медкластер решено создавать не на Ставрополье, а в Карачаево-Черкесии – точнее, в Малокарачаевском районе. Как рассказал первый заместитель министра по делам Северного Кавказа Одес Байсултанов, перенос был связан с тем, что на территории Минераловодского округа, где начали археологические раскопки, обнаружилось слишком много древних памятников.

После этого на межведомственную рабочую группу при Минкавказа вынесли список иных альтернативных участков, где можно было бы разместить кластер: 13 предложило Ставрополье, 2 – Кабардино-Балкария и один – Карачаево-Черкесия.

Один из участков, предложенный правительством на территории Ставрополья, по предложению Байсултанова мог бы быть принят для строительства медкластера. Но только при одном условии – если бы его передали безвозмездно. Власти края, по словам Байсултанова, на такие условия не пошли: только, мол, за плату.

В итоге большинством голосов членов рабочей группы и был принят участок в Малокарачаевском районе, неподалеку от туркомплекса «Медовые водопады». Сейчас, по словам Байсултанова, будет разрабатываться проектно-сметная документация, а с 2018 года его начнут строить.

Но история на этом не закончилась. Сейчас правительство Ставрополья (оно является миноритарным акционером «Терского племенного конезавода №169», который и передал землю под медкластер) судится с фондом «ПосетиКавказ» и «Корпорацией развития Северного Кавказа», требуя возврата участков в Минераловодском округе.

Так или иначе, тема с медкластером негативно сказалась на "корпоративной этике" в губернаторских отношениях.

Политику «делают» силовики… и дорожники

Власти Ставрополья проявляют недюжинные усилия по продвижению проекта строительства скоростной автодороги от Кисловодска до горнолыжных курортов Сочи. Существует два варианта ее маршрута, которые в апреле обсуждали на заседании в Росавтодоре РФ: один предлагало правительство Ставрополья, а второй – Карачаево-Черкесии.

Власти КЧР предлагают продлить существующую магистраль от Черкесска до горнолыжного курорта Лунная поляна до Красной поляны. В состав новой трассы включат участки федеральных дорог А-155 и А-156 (они потребуют реконструкции), а также 14-километровый участок «Архыз – Лунная Поляна – гора Дукка» и его продолжение длиной 22 км в направлении населенного пункта Пхия. Придется построить два высокогорных тоннеля длиной 7,6 и 5,1 километра.

«Архыз – Лунная Поляна – гора Дукка». Фото: kavtoday.ru

Фактически, речь идет о том, чтобы обслуживать только туристов с территории самой республики, которые захотят поехать в Сочи: общая протяженность дороги составит 273 километра. В то время как «ставропольский» вариант на 61 км длиннее, поскольку предлагает, что новая автодорога начнется от Кисловодска.  

Разница между двумя проектами ощутимая – соответственно, 110 и 200 млрд рублей. Ведь дорогу от Кисловодска до Черкесска придется строить с нуля. Зато она выгоднее для туристов, которые приезжают на бальнеологические курорты Кавминвод, а не только на горнолыжные курорты Архыза.   

Разумеется, в правительстве Карачаево-Черкесии всерьез опасаются такой «инициативности» соседей. Будущая автотрасса обещает быть платной, чтобы вернуть вложения частных инвесторов, на средства которых она частично и будет строиться.

Наибольшие лоббистские усилия в продвижении этого проекта приложил министр строительства, дорожного хозяйства и транспорта Ставрополья Игорь Васильев. Недавно он сообщил, что уже провел переговоры с китайскими инвесторами, которые готовы вкладывать участвовать в строительстве платной автотрассы. Это еще пуще прежнего разозлило инициаторов аналогичного проекта в Карачаево-Черкесии.

И тут вдруг неожиданно Васильева задерживают по подозрению в злоупотреблении должностными полномочиями, обыски в офисе и дома и, наконец, отстранение. Причем все эти события – от переговоров с китайцами до отстранения – занимают каких-то полмесяца. Совпадение? Вполне возможно.

0 Распечатать

Наверх