06 декабря
12 мая 2016 3333 0

«Правоохранители должны работать адресно, точечно и аккуратно»

Бизнес-омбудсмен Северной Осетии – о проблемах делового сообщества и их решении
Уполномоченный по защите прав предпринимателей в Северной Осетии Тимур Медоев
Уполномоченный по защите прав предпринимателей в Северной Осетии Тимур Медоев

usahlkaro Николай Проценко журналист

С назначением Вячеслава Битарова врио главы Северной Осетии деловое сообщество Северного Кавказа проявляет к этой республике особое внимание, поскольку на сегодняшний день это единственный регион СКФО, которым руководит выходец из частного бизнеса.

В своих выступлениях Битаров не раз подчеркивал, что видит одну из главных своих задач в формировании в Северной Осетии благоприятной для бизнеса среды, и ряд конкретных мер по ее реализации сейчас возложен на институт уполномоченного по защите прав предпринимателей.

Тимур Медоев, занимающий пост бизнес-омбудсмена с 2013 года, считает, что деловой климат Северной Осетии не слишком отличается от других регионов, но при этом отмечает ряд негативных тенденций последнего времени, прежде всего в части усиления давления на бизнес правоохранительных структур. Об этом свидетельствовала недавняя скандальная история с демонстративным «заходом» силовиков на владикавказское инновационное предприятие «Баспик». В то же время ряд громких уголовных дел, возбужденных в отношении предпринимателей Северной Осетии, при содействии республиканского бизнес-омбудсмена удалось разрешить в их пользу.

Деловая повестка для чиновников

– Какие задачи по улучшению делового климата перед вами ставит врио главы Северной Осетии Вячеслав Битаров, учитывая то, что сам он много лет занимался бизнесом?

– Да, он, как никто другой, знает проблемы предпринимателей в нашем регионе. Все задачи были обозначены им в ходе большой встречи с деловым сообществом республики, на которой Битаров в присутствии чиновников и бизнесменов недвусмысленно дал понять, что не потерпит коррупции и системы откатов и намерен лично жестко пресекать вмешательство чиновников в деятельность бизнеса.

Главная задача, по большому счету, одна – повышать прозрачность деятельности органов власти при принятии решений. Чиновник должен превратиться из инструмента, который разрешает или запрещает те или иные действия, в помощника при организации бизнеса.

Это очень тонкий момент, который устоявшийся бюрократический мозг не может понять. Чиновник привык решать, можно или нельзя что-либо делать, имея в арсенале властно-распорядительные полномочия. А надо, чтобы он, используя те же самые полномочия, помогал бизнесменам.

– Как вы оцениваете инвестиционный и деловой климат Северной Осетии, учитывая соответствующие рейтинги, в которых республики Северного Кавказа, как правило, занимают низкие места. Согласны ли вы, что уровень инвестиционных рисков в республике высок?

– Не доверяю рейтингам, доверяю мнениям предпринимателей, которые сами занимаются бизнесом. Но если говорить о рейтингах, то не все они ставят Северную Осетию на низкие места.

За последний год в республике сделано очень многое для улучшения инвестиционного климата. Открыто стали говорить о трудностях, с которыми сталкиваются предприниматели, и решать эти проблемы. В этом направлении еще предстоит многое сделать, но сейчас взят правильный курс и задан хороший темп.

– Есть ли в Северной Осетии, по опыту вашего общения с коллегами из других республик Северного Кавказа, какие-то специфические проблемы ведения бизнеса?

– За весь период существования института уполномоченного по защите прав предпринимателей никаких отличий мы не нашли, причем не только с республиками СКФО, но и с другими субъектами РФ.

Наличие проблем на пути развития бизнеса, в том числе административных, – это не какая-то специфика Кавказа

Проблемы предпринимателей Осетии присущи предпринимателям всей России, и большинство из них находятся в сфере федерального регулирования. Прежде всего это тарифы, банковские кредиты, налоги, проверки правоохранительных структур.

По ряду этих проблем есть продвижение на федеральном уровне – например, сейчас действуют надзорные каникулы для субъектов малого и среднего предпринимательства. Кроме того, в республике введены налоговые каникулы для вновь образованных ИП. В общем, говорить о какой-то специфике нашего региона не приходится.

– Какие еще контраргументы можно привести относительно утверждений, что в Северной Осетии не очень высокое качество делового климата?

– На недавнем совещании под председательством врио председателя правительства республики Таймураза Тускаева обсуждалось устранение административных барьеров, препятствующих развитию бизнеса. Там было сказано, что по срокам регистрации предприятий ситуация у нас нормальная, по подключению к объектам инфраструктуры, как отчитались профильные министерства, проблем тоже нет.

Еще раз подчеркну: наличие проблем на пути развития бизнеса, в том числе административных, – это не какая-то специфика Кавказа. Мы общаемся с коллегами из других регионов и видим, что большинство проблем бизнеса – сходные, причем их истоки – в федеральном регулировании.

Тимур Медоев на заседании Общественного совета по защите малого и среднего бизнеса. Фото: alaniaportal.ru

Но все же кое-какие проблемы можно решать и на региональном уровне. Например, на совещании, о котором я сказал, был решен вопрос об упрощении предоставления лицензий на осуществление фармацевтической деятельности. Решение того или иного вопроса на месте – это само по себе неплохой сигнал предпринимательскому сообществу, в этом и заключается стиль новой управленческой команды в республике.

Вечные вопросы

– Ряд крупных инвестпроектов в Северной Осетии забуксовал из-за проблем с выделением земли. Происходят ли сейчас какие-либо подвижки в области земельно-имущественных отношений?

– Земельный вопрос стоит очень остро. Вячеслав Битаров потребовал, чтобы муниципальная власть была максимально открыта при принятии решений о выделении земли. При этом он уточнил: если человек получил землю, даже на долгосрочный период, если у него в порядке документы и он занимается на ней хозяйственной деятельностью, то никто не имеет права мешать ему работать.

Сейчас есть неплохие законодательные инициативы, направленные на повышение прозрачности процесса предоставления земли, в частности, создание комиссии по распределению земельных участков при республиканском министерстве земельных и имущественных отношений

Формируется перечень участков, потенциально пригодных для инвесторов, Минимущество занимается обжалованием и аннулированием спорных или незаконных решений по предоставлению земли. Но все это требует длительного времени, земля – это вопрос, к которому нужно подходить тонко и щепетильно.

– Много ли уже примеров изъятия земель, которые использовались нецелевым образом или вообще не использовались?

– Примеров масса. Это и земельный участок в парке Победы во Владикавказе, и возвращение художественных мастерских в фонд главы республики, и другие случаи. Такая работа идет, перспективы здесь есть, хотя судебные процессы по земельным вопросам – это не дело одного-двух дней.

– Насколько решению земельных споров способствуют главы муниципальных образований?

– Я бы отметил разный настрой, поскольку большинство земельных участков предоставлялось именно муниципальными образованиями. На сегодняшний день у нас в производстве немного жалоб на действия муниципальных органов власти по незаконному отказу в предоставлении земельных участков. Они, конечно, есть, но не могу сказать, что их количество зашкаливает.

– Удалось ли, на ваш взгляд, повысить прозрачность госзакупок после знаменитого прошлогоднего выступления Вячеслава Битарова, в котором он сказал, что теперь все тендеры будут проводиться по закону?

– Мы видим положительную динамику в этом вопросе. На сегодняшний день произошла централизация закупочной деятельности, и это большое достижение, которое однозначно приведет к экономии бюджетных средств. Кроме того, управление по госзакупкам возглавил профессионал, Ахсарбек Фадзаев.

Проблема, которую предстоит решить, – это неисполнение государственных и муниципальных контрактов со стороны заказчиков

Проблема, которую предстоит решить, – это неисполнение государственных и муниципальных контрактов со стороны заказчиков. Эта проблема досталась «по наследству», и сейчас она находится на особом контроле прокуратуры республики, поскольку долг перед коммерческими организациями остается большим.

– Каковы механизмы взыскания задолженности?

- Судебные решения и предписания прокуратуры. В каждом случае нужно разбираться, почему деньги были – ведь объявить конкурс без соответствующей строчки в бюджете невозможно, – и куда они потом делись.

Сейчас произошла смена власти, в том числе и в администрации Владикавказа, и я думаю, что новые власти разберутся, почему был накоплен долг. Необходимо приложить максимум усилий, чтобы такая ситуация не повторилась в будущем, в том числе потому, что для многих предприятий в республике государственный и муниципальный заказ остаются основными источниками дохода.

Правоохранительные перегибы

– Как вы прокомментируете развитие ситуации вокруг ВТЦ «Баспик» после обысков, состоявшихся там в начале марта?

- Действия правоохранителей, конечно, взбудоражили общественность и политическую элиту республики. Эти действия были, мягко говоря, неосторожны, что было отмечено всеми. Не стоило врываться в наукоемкое предприятие с автоматами и требовать предоставить документы, которые и так могли быть предоставлены по соответствующему запросу.

Тимур Медоев на проверке Управления по поддержке малого и среднего предпринимательства. Фото: ombudsmanbiz.ru

Но на сегодняшний день ситуация находится полностью в правовом поле, драматизировать ее не стоит. Органы прокуратуры занимаются проверкой законности действий силовых структур в отношении «Баспика». Деятельность предприятия продолжается, она не была парализована, но такие проявления, безусловно, нужно предупреждать.

Инвестиционный климат как раз и складывается из таких факторов. Появление сотрудников правоохранительных органов на предприятии всегда настораживает, даже если потом выясняется, что ничего противозаконного на этом предприятии не было.

Поэтому правоохранители должны понять: цель предпринимателей – развитие республики, и если у них есть информация о тех или иных правонарушениях, то нужно работать адресно, точечно и аккуратно.

– Открыты ли по-прежнему уголовные дела, возбужденные в связи с событиями на «Баспике»?

– Уголовное дело возбуждено в отношении неопределенного круга лиц по факту якобы неких сомнительных действий с имуществом завода «Гран». Но комментировать сейчас это не стоит, поскольку в отношении «Баспика» как юридического лица уголовного дела нет и не может быть.

– На ваш взгляд, объединение нескольких радиоэлектронных заводов Северной Осетии под руководством бывшего генерала наркоконтроля Руслана Кульбаева было эффективной мерой?

- Оценка эффективности тех или иных экономических решений – не наша прерогатива. Но могу сказать, что каких-то заявлений от господина Кульбаева, что ему мешают развиваться или у него есть какие-то препятствия в ведении бизнеса в республике, к нам не поступало.

– Как вы в целом оцениваете уровень правоохранительного давления на бизнес в Северной Осетии?

- Конечно, в нашем регионе были определенные перегибы. Например, несколько лет назад всего за один год было возбуждено порядка 70 уголовных дел в отношении получателей субсидий на господдержку предпринимательства – ни один регион такими показателями «похвастаться» не мог.

В прошлом году количество уголовных дел в отношении предпринимателей составило несколько десятков. Наш опрос предпринимателей показал, что административный климат в республике ухудшается, хотя это в целом подтверждает всероссийскую тенденцию.

Еще в начале этого года уполномоченный по правам предпринимателей при президенте РФ Борис Титов констатировал, что положение предпринимателей ухудшилось в связи с ростом и фискальной нагрузки, и преследований со стороны правоохранительных органов. В частности, в 2015 году было возбуждено на 30% больше уголовных дел в сравнении с 2014 годом. При этом установки по правоохранительной системе во все регионы приходят одни и те же. Особое беспокойство вызывают проверки в рамках осуществления оперативно-разыскной деятельности.

– Приведите, пожалуйста, прецедентные примеры того, как ваша деятельность способствовала защите прав конкретных предпринимателей, в том числе от преследований со стороны правоохранительных органов.

– По статистике у нас порядка 60% положительно разрешенных обращений, хотя очень часто правильно подсказанный алгоритм решения проблемы срабатывает позже, уже после того, как предприниматель обратился в суд, и такие случаи мы не можем сразу же записать себе в актив.

Из прецедентных ситуаций можно вспомнить прекращение уголовного дела в отношении Виталия Тотрова, руководителя филиала «РусГидро» в Северной Осетии. Это дело находилось на контроле уполномоченного по защите прав предпринимателей при президенте РФ Бориса Титова.

Также отметил бы прекращение резонансных уголовных дел в отношении предпринимателей Карякина и Маргоева. Все эти дела возбуждались по статье 159 УК РФ (мошенничество) – самой «популярной» в отношении предпринимателей.

Кроме того, мы способствовали положительному разрешению ряда административных дел, участвовали в принятии законов, облегчающих ведение бизнеса, в развитии государственно-частного партнерства.

Также большое место в нашей работе занимает взаимодействие с различными органами власти. Например, совместная работа с управлением ФНС позволила предостеречь отдельные инспекции от взимания налогов с государственных субсидий на поддержку начинающих предпринимателей.

Заявления о нарушении прав предпринимателей находятся на особом контроле прокурора РСО-Алания

В части взаимодействия с силовыми структурами мы начали выносить наиболее сложные заявления на обсуждение Общественного совета при уполномоченном по защите прав предпринимателей, в этих обсуждениях стали участвовать сотрудники правоохранительных органов, и мы считаем это большим достижением.

Очень плодотворное взаимодействие налажено с прокуратурой РСО-Алания. Заявления о нарушении прав предпринимателей находятся на особом контроле прокурора республики.

– Вы уже встречались с новым министром внутренних дел республики?

– Нет, он только недавно назначен, но у нас было выстроено взаимодействие с органами МВД еще при предыдущем министре. Все наши письма находили определенный отклик, наше мнение слышали. Надеюсь, что это взаимодействие продолжится и при новом министре.

Жалобная книга бизнеса

– Какие самые популярные жалобы предпринимателей, с которыми они приходят к вам?

– Административные споры: не дали разрешение, пришли с проверкой, не ответили на письмо, не предоставили земельный участок, отказы, отписки – в общем, главным образом бюрократия и административные барьеры.

Чиновникам нужно делать свою работу, и для некоторых ведомств основным показателем эффективности их работы является количество взысканных штрафов – в этом и есть основная проблема.

 Тимур Медоев на круглом столе «Система развития СМИ в РСО-Алания». Фото: ombudsmanbiz.ru

Должна быть изменена сама психология надзорной деятельности на территории всей страны, и первые попытки в этом направлении делаются. Это заявления президента РФ и председателя правительства, и разворот федерального законодательства, но чтобы ситуация реально изменилась, должно пройти время.

– Как этому могут способствовать регионы?

– Прежде всего гражданской активностью. Когда к предпринимателю приходят с неправомерной проверкой, он должен не пытаться договориться с проверяющим, а защищать свои права в законном порядке, в том числе с помощью судебных механизмов.

– Много ли в Северной Осетии предпринимателей готовы действовать именно так, а не пытаться решить вопросы с теми же правоохранительными органами в неофициальном порядке, «по-человечески»?

– Когда человек приходит к нам с официальным обращением, такой вариант развития событий уже в принципе исключен. К нам обращаются на разных стадиях развития конфликтов, но, как правило, люди ищут правду и не настроены использовать «серые» схемы или какие-то неофициальные договоренности. Мы предлагаем предпринимателям законно отстаивать их интересов, а в этом случае варианты для диалога могут быть находиться только в правовом поле.

– Нет ли среди предпринимателей опасений, что обращение к уполномоченному вызовет усиление административного давления на них?

– Предприниматели, которые обращаются к нам, готовы идти до конца. Но за все три года работы я только один раз сталкивался с тем, что обращение к нам вызвало гнев контролирующей структуры. Мы сами предпочитаем не конфликтовать с коллегами из органов власти, а совместно искать пути решения, и находим взаимопонимание.

– Насколько хорошо бизнесмены вообще проинформированы о вашей деятельности?

– Когда мы начинали развивать институт защиты прав предпринимателей в Северной Осетии, нашим твердым убеждением было, что бизнесмены не знают о таких возможностях. На сегодняшний день можно оценить соотношение как 50 на 50 – не знают или не хотят знать? Девиз «Нам от государства ничего не нужно, только нам не мешайте» по-прежнему остается в сознании предпринимателей, но от него нужно решительно отказываться.

Тимур Медоев (справа) проводит прием предпринимателей по проблемам, связанным с развитием бизнеса. Фото: ombudsmanbiz.ru

Сегодня есть прекрасные механизмы не просто защиты прав предпринимательства, но и развития бизнеса, например, институт оценки регулирующего воздействия. Это прекрасный инструмент прямого учета мнения бизнеса при принятии законов республиканского уровня.

Но, к сожалению, наши предприниматели участвуют в этом процессе не слишком активно, и это – большой фронт работ, который стоит перед различными деловыми ассоциациями, которые сейчас в Северной Осетии представлены максимально широко.

У нас есть представительства практически всех ведущих предпринимательских объединений страны – «ОПОРы России», «Деловой России», Российского союза промышленников и предпринимателей, Торгово-промышленной палаты и так далее.

– Из каких отраслей бизнеса к вам чаще всего обращаются с жалобами?

– В основном эта торговля и услуги – это основные сегменты экономики Северной Осетии. Обращений со стороны производственных компаний очень мало.

– Не обращался ли к вам завод «Электроцинк», который регулярно проверяют самые разные структуры?

– Ни разу не обращался. Это крупный бизнес, а наш институт ориентирован скорее на малые и средние предприятия. Но это не значит, что мы им не постараемся помочь, если они к нам придут.

– Как оценивается эффективность вашей деятельности?

– Самой главной оценкой мы считаем мнение предпринимателей нашей республики. Но при этом в институте уполномоченных по защите прав предпринимателей есть собственная система оценки, в которой много критериев – это количество рассмотренных и удовлетворенных жалоб, ответы из органов власти, судебные заседания, которые посетил уполномоченный по правам предпринимателей, и упоминания в СМИ.

По итогам 2014 года мы находились на 56-м месте в России, анализ деятельности за прошлый год сейчас идет.

– Вы упомянули о наличии общественного совета при вашей структуре. Как он формируется? Много ли в нем реальных предпринимателей?

– Мы решили привлекать к участию в нем не конкретных бизнесменов, а представителей общественных объединений предпринимателей, которые могут доносить и компетентно отстаивать позицию представителей бизнес-сообщества на разных уровнях. Это и моя позиция, и федеральный тренд. Общественный совет сейчас состоит из 15 человек, его заседания проходят как минимум два раза в год.

– Насколько значимым фактором для инвесторов, приходящих в регион, по вашей оценке, является качество работы уполномоченного по правам предпринимателей?

– Наличие института уполномоченного по защите прав предпринимателей в регионе способствует формированию положительного инвестиционного климата. Но я считаю, что у инвестора в процессе работы вообще не должно быть оснований для обращений в адрес уполномоченного – тогда это будет говорить о том, что в регионе создан режим наибольшего благоприятствования для инвесторов.

С инвесторами лично готов встречаться врио главы республики, он это не раз подчеркивал и демонстрировал

На данный момент у нас есть всего одна жалоба со стороны компании, реализующей инвестпроект на территории Владикавказа, она сейчас находится в стадии рассмотрения.

– Есть ли в Северной Осетии практика закрепления высокопоставленных чиновников в качестве кураторов за теми или иными инвестпроектами?

– Безусловно, есть приоритетные проекты, которые демонстрируются на всех инвестиционных площадках, но конкретные чиновники за ними не закрепляются, для этого есть профильные ведомства и довольно неплохо развитая инфраструктура поддержки предпринимательства. Кроме того, с инвесторами лично готов встречаться врио главы республики, он это не раз подчеркивал и демонстрировал.

0 Распечатать

Наверх