17 октября
22 июня 2016 3881 0

Примирить союзников?

Как будет складываться политика Азербайджана при разрастающемся конфликте Москвы и Анкары
Фото: rosbalt.ru
Фото: rosbalt.ru

usahlkaro Надана Фридрихсон международный обозреватель

В интервью КАВПОЛИТУ политолог Тофик Аббасов поделился размышлениями о том, насколько важно для Баку примирение Москвы и Анкары и рассматривают ли в Азербайджане возможность досрочного ухода Эрдогана с поста президента Турции.

–  Насколько остро сегодня стоит для Азербайджана вопрос примирения России и Турции?

– Вопрос примирения России и Турции для Азербайджана, так же, как и для остальных стран региона, пожалуй, кроме Армении, стоит в актуальной повестке. Обе страны являются не только важными партнерами для других субъектов, но и государствами, чье слово и действия реально влияют на геополитический расклад в одном из важных коммуникативных пространств Евразии.

Тофик Аббасов. Фото: minval.az

Состояние конфронтации между Москвой и Анкарой открывает шлюзы для потерь, упущенных возможностей, потому антагонизм в их отношениях не может восприниматься без сожаления, тем более, что две страны только теряют от ухудшения отношений.

Здравый смысл подсказывает, что как можно скорее нужно искать пути выхода из создавшегося кризисного положения.

–  Что теряет Азербайджан от конфликта Москвы и Анкары?

–  До недавних пор, когда ничего не предвещало проблем, три соседа в треугольнике Москва-Баку-Анкара с оптимизмом вынашивали планы интеграции, рассматривали возможные варианты реализации транспортно-энергетических проектов будущего.

В этой плоскости действительно имеются большие потенциальные возможности для извлечения выгоды от рационального сотрудничества, не говоря о том, что нормальная среда приносила много пользы всем – и Азербайджану тоже.

Совсем скоро должна вступить в эксплуатацию железнодорожная линия Баку – Тбилиси – Карс. В межконтинентальной коммуникационной сети это наиболее выгодный маршрут между Азией и Европой для перевалки грузов и пассажиропотока. К нему присматриваются не только страны, по чьей территории пролегает маршрут, но и соседи вроде Ирана, Казахстана, Узбекистана.

Строительство железной дороги Баку – Тбилиси – Карс. Фото: sputnik.az

Для России, которая имела достаточно важные торгово-экономические связи с Анкарой, также открываются перспективные возможности в использовании преимуществ новой коммуникационной линии.

Но, увы, Россия, свернув большую часть экономических отношений с Турцией, скорее, воздержится от части преференций. И это только вызывает сожаление, ведь упущенное время, шанс всегда оборачивается издержками.

Азербайджан, географически находясь между этими двумя странами, естественно, будет терять на транзите, производственно-торговой кооперации. Это удручает.  

–  Азербайджан предлагал себя как посредника в урегулировании конфликта? И в целом, если брать теоретическую плоскость, какие механизмы Баку мог бы задействовать, чтобы изменить ситуацию в российско-турецких отношениях? Отправить какого-то конкретного человека для переговоров? Сделать ставку на кого-то?

–  Возможности дипломатии безграничны. Полагаю, главным фактором, который обращает на себя внимание, является авторитет главы азербайджанского государства Ильхама Алиева. Он имеет одинаково хорошие личные отношения с российским и турецким президентами. Его серьезно воспринимают и в Москве, и в Анкаре. И если он возьмет на себя миссию посредника, то без сомнений можно сказать, что к нему достаточно серьезно отнесутся в двух столицах.

Учитывая маневренность и проверенную опытом прагматичность, Алиев сможет подобрать ключи к урегулированию конфликта

В данном конкретном случае востребованы строго деликатные действия, и Ильхам Алиев, как мне кажется, не станет уполномочивать специального эмиссара, а сам по принципу «наверняка» сможет осилить нагрузку посредника. Тем более что прецеденты в мировой практике имеются.

Учитывая маневренность и проверенную опытом прагматичность, азербайджанский лидер сможет подобрать соответствующие ключи к урегулированию конфликтной ситуации.  

–  Азербайджан рассматривает вариант досрочного ухода Эрдогана с поста президента ввиду сложной ситуации внутри страны и внешних вызовов?

– Пока ничего не свидетельствует в пользу поворота, о котором вы говорите. Эрдоган достаточно уверенно себя чувствует в кресле главы государства и готовится к доведению до ума той конституционной реформы, которую вынашивает и которая закрепит за ним новые полномочия.

В политике ничего исключать нельзя, любой неожиданный поворот может случиться. Но не думаю, что в Баку сейчас просчитывают досрочный уход Эрдогана.  

–  Как в Азербайджане оценивают заявление России, что власти Турции связаны с нефтяными сделками с запрещенной в РФ террористической группировкой «Исламское государство»?

–  Угроза, исходящая от радикального интернационала, напоминает ртутную массу. Она легко переливается через границы, демонстрирует завидную гибкость, появляется там, где ее не ждут.

Обратите внимание – сколько усилий предпринимают Интерпол, национальные службы безопасности, специальные миссии, детективы в деле обезвреживания наркодилеров, курьеров, тех, кто промышляет трафикингом и другими видами преступного бизнеса.

Направленные действия, спецоперации во многих случаях дают эффект, однако ж главы черного бизнеса без конца изощряются, находят новые варианты для своих планов.

Сродни им и радикалы-джихадисты, которые легко диверсифицируют маршруты, находят новые формы для камуфлирования своих действий.

Эксперт: не думаю, что в Баку сейчас просчитывают досрочный уход Эрдогана  

Турция, увы, давно является прифронтовой страной, куда вместе с потоком беженцев хлынул и черный бизнес. Местные мафиозные группы легко срослись с пришельцами, и в результате образовались сложноукомплектованные структуры. Им, разумеется, тесно в границах одной страны, и они без конца желают расширить ареал своего действия.

Естественно, в Азербайджане все это не может не восприниматься без тревоги. Но азербайджанские силы безопасности тесно взаимодействуют с коллегами близлежащих и соседних государств. Проведение превентивных мер способствует предвотвращению подрывной деятельности интернациональных радикальных групп.

В Азербайджане сообщения российских источников о том, что некоторые круги Турции связаны с нефтяными сделками с ИГ, что территория этой страны используется для перемещения лиц, примкнувших к джихадистам, внимательно изучаются, ведь от такого рода информации исходит непосредственная угроза и национальным интересам Азербайджана.

–  Азербайджан не дал сильной реакции на принятие парламентом Германии резолюции о признании событий 1915 года как геноцида армян. Почему?

– Официальный Баку вполне определенно дал реакцию на это событие. Президент Ильхам Алиев во время визита в Германию в беседе с Ангелой Меркель и на совместной пресс-конференции в более чем принципиальной манере высказал свое несогласие с позицией Бундестага. Он дал понять, что такого рода односторонние действия только усугубляют сложности поиска исторической истины, бросают тень на здравую позицию людей, которые говорят языком фактов перед лицом тотальной фальсификации.

Канцлер ФРГ Ангела Меркель и президент Азербайджана Ильхам Алиев. Фото: mediamax.am

Азербайджанский парламент на своей внеочередной сессии также провел дебаты по этой проблеме – и достаточно ясно высказался в пользу создания международной комиссии, которой необходимо доверить независимое расследование событий столетней давности.

Парламентарии при этом также выразили свое несогласие с позицией депутатского корпуса Бундестага, выразили поддержку борьбе патриотических сил Турции в противостоянии с фальсификаторами.

–  Если отношения России и Турции не нормализуются, а сохранить баланс у Азербайджана не получится, как он будет выстраивать внешнюю политику в отношении двух стран?

–  Азербайджану не имеет смысла что-либо кардинально менять. Вот уже несколько месяцев как испортились отношения Москвы и Анкары. Не скажу, что Баку придерживается принципа равноудаленности. Наоборот, Баку предпринимает рациональные усилия, чтобы сбить накал напряженности. При этом отношения – и с Анкарой, и с Москвой – как были доверительными, таковыми остаются.

​Баку не рассматривает Турцию как альтернативу России и, наоборот, не ставит на Анкару в ущерб отношениям с Москвой

Это заслуга национальной дипломатии, которая не манипулирует случайно рождающимися противоречиями в системе международных координат. Баку строго ориентирован на рационализм в отношениях с соседями.

Что до баланса: наша страна не рассматривает Турцию в качестве альтернативы России, и наоборот, не ставит на Анкару в ущерб отношениям с Москвой. Обе страны важны для Азербайджана, как испытанные партнеры и соседи, и потому Баку дорожит этими отношениями.

–  Скажется ли на этом карабахский вопрос?

–  Разрешение карабахского конфликта, бесспорно, стратегически и жизненно важно для Азербайджана, но не будем забывать, что в урегулировании проблемы заинтересованы и наши соседи, другие страны, для которых отношения с Баку, присутствие или размещение интересов в Южном Кавказе представляет собой важный приоритет.

Конфликт тормозит осуществление международно значимых проектов, создает барьеры на пути планов будущего. Если его пустить на самотек, он обернется новыми бедами и вызовами. Нельзя недооценивать националистический всплеск, который исходит от активных групп Армении. Они, распыляя территориальные претензии в сторону соседей, только и делают, что создают вакуумную среду для международного терроризма, расшатывают устои стабильности.

Вообще это в своем роде парадокс. Не секрет, что население Армении за предыдущие годы сократилось на 1 миллион 700 тысяч человек. Неслучайно Владимир Путин как-то сказал главе союза армян России, что численность его соотечественников в России превышает численность населения в самой Армении. Это говорит о том, что в этой проблемной стране сужается пространство для нормальной жизни. Это серьезный синдром, с которым надо считаться.

Нельзя давать неопределенности возможность сращиваться с намерениями националистических и радикальных сил. К чему это приводит, мы уже знаем. Потому в вопросе Карабаха нужно строго придерживаться буквы международного права и приложить силы, чтобы восстановить территориальную целостность Азербайджана. Все, кто на этом пути, будут привлечены к разрешению межгосударственного спора. 

1 Распечатать

Наверх