28 февраля
07 июля 2016 3362 1

Нагорный Карабах: путем переговоров в тупик?

МГ ОБСЕ вряд ли удастся избежать очередной эскалации в зоне карабахского конфликта 
Фото: Александр Миридонов / kommersant.ru
Фото: Александр Миридонов / kommersant.ru

usahlkaro Айк Халатян журналист

После апрельской «четырехдневной войны» резко активизировался переговорный процесс по карабахской проблеме. И ведущую роль в нем взяла на себя Россия. 20 июня в Санкт-Петербурге при посредничестве российского лидера Владимира Путина прошла встреча президентов Армении и Азербайджана Сержа Саргсяна и Ильхама Алиева. Примечательно, что сопредседатели Минской группы ОБСЕ приняли участие лишь в заключительной ее части.

А уже в июле министр иностранных дел РФ Сергей Лавров продолжит свою челночную дипломатию. После участия 4 июля в Ереване в заседании Совета министров иностранных дел ОДКБ и обсуждения на его полях карабахской тематики со своим армянским коллегой он посетит Баку. Где опять же обсудит переговорный процесс по Нагорному Карабаху и выполнение договоренностей, достигнутых в ходе встреч президентов в Вене и Санкт-Петербурге.

Переговорный процесс вновь заходит в тупик

Главе российского внешнеполитического ведомства есть что обсудить в Ереване и Баку. Несмотря на сдержанный оптимизм по итогам встречи в Санкт-Петербурге, судя по заявлениям, звучащим из Баку и Еревана, переговорный процесс вновь заходит в тупик.

Фактически все три стороны, участвовавшие во встрече, из довольно расплывчатого итогового заявления  предпочли услышать то, что хотели. Не получив ничего конкретного в реальности.

Российская сторона стремится избежать возобновления войны, что поставит ее перед необходимостью делать выбор между «стратегическим союзником» (Армения) и «стратегическим партнером» (Азербайджан). Такой выбор грозит потерей одной, а может быть даже и обеих стран. 

Москва, Баку и Ереван из заявления по итогам встречи 20 июня предпочли услышать то, что хотели

В свою очередь армянская сторона в ответ на свое требование внедрить в зоне конфликта механизм расследования инцидентов на линии соприкосновения получила в итоговом заявлении пункт об увеличении числа международных наблюдателей в зоне конфликта. Что с одной стороны можно расценить как достижение армянской стороны, но при этом на практике наблюдатели никак не смогут помешать нарушениям режима прекращения огня в зоне конфликта.

Свидетельством тому является нынешняя деятельность Офиса личного представителя председателя ОБСЕ. Наблюдатели были свидетелями обстрелов даже в ходе проведения заранее согласованного мониторинга, и ни к каким последствиям это не приводило.

Да и президент Азербайджана спустя всего пять дней после встречи заявил, что на данный момент не видит необходимости в применении механизма расследования инцидентов на линии соприкосновения.

«Во-первых, таких механизмов нет. Никто не говорит нам конкретно, в чем они будут заключаться. В таком случае рассматривать данный вопрос сегодня было бы неправильно. Во-вторых, в чем заключается смысл этого? Если смысл в том, чтобы заморозить конфликт и принять какие-то дополнительные меры на линии соприкосновения, то Азербайджан, конечно, на это не пойдет.

Это возможно в том случае, если в переговорном процессе будет продолжаться позитивная динамика, мы увидим конкретные результаты, будем знать, когда наши земли будут освобождены от оккупации. Тогда, конечно, могут быть разработаны различные механизмы и рассмотрен данный вопрос», - заявил  Ильхам Алиев на встрече с военнослужащими в Баку.

Азербайджанская сторона, твердящая о неприемлемости для нее сохранения статус-кво в зоне конфликта, увидела в итоговом заявлении обещание изменить нынешнюю ситуацию.

Посредники призывают хранить тайну переговоров

Следует также отметить, что комментарии азербайджанской стороны о достигнутых в Санкт-Петербурге договоренностях о поэтапном урегулировании конфликта, в частности, о возврате Азербайджану пяти районов, вызвало резкое недовольство и опровержения российской и армянской сторон.

Глава МИД Армении Эдвард Налбандян опроверг какие-либо соглашения на саммите в Санкт-Петербурге и информацию о том, что конфликт будет решен на пакетной основе, а не поэтапно.

«Что касается пакетного урегулирования конфликта, то в его основе, как уже неоднократно отмечалось, должно лежать признание Азербайджаном права народа Арцаха на самоопределение и реализация этого права. На саммите в Санкт-Петербурге не было достигнуто договоренности вокруг урегулирования конфликта», - заявил Налбандян.

Глава МИД Армении Эдвард Налбандян. Фото: sputnikarmenia.ru

Официальный представитель МИД России Мария Захарова, комментируя заявление заместителя руководителя аппарата президента Азербайджана — завотделом внешних связей Новруза Мамедова, сказала, что это попытка азербайджанской стороны по-своему интерпретировать достигнутые договоренности.

При этом уже через неделю, вновь комментируя слухи о возврате пяти районов и заявление президента Азербайджана об «особом статусе Нагорного Карабаха», Захарова призвала не «распылить» достигнутый в Санкт-Петербурге позитив публичными заявлениями и риторикой, чтобы затем реализовать его в конкретных шагах и делах.

Комментируя слова Алиева об «особом статусе Нагорного Карабаха», Захарова призвала не «распылить» достигнутый позитив

Она напомнила, что тема нагорно-карабахского урегулирования имеет свой формат обсуждения, и что есть переговорный процесс, состоящий из различных механизмов (саммиты, встречи в двустороннем и многосторонних форматах).

«Прекрасно понимаем, что, учитывая ее историю и чувствительность, всегда есть большое желание и стремление прокомментировать ее, дать разъяснения. Однако нужно разделять разъяснения и публичную полемику, а также попытки использовать публичное пространство для решения этого сложнейшего вопроса», - сказала Захарова. 

Официальный представитель МИД РФ добавила: «Наверняка вам хочется узнать больше конкретики и прогнозов, но есть темы, требующие "тишины" не потому, что что-то скрывается, а потому, что здесь должны работать дипломаты и эксперты. Общественное мнение обязано требовать и знать всю полноту информации, но есть разница между информированием и использованием публичного пространства для "перетягивания каната".

Здесь важно не показать, кто сильнее, круче или заработал больше очков, а сделать так, чтобы наметить пути решения проблемы, чтобы ее решение перешло в конкретную, реальную плоскость. Мы за второй подход — при том, что информирование общественности является важным элементом. Когда будут конкретные данные, которые можно прокомментировать, мы это сделаем».

Интересно и то, что в вопросе сохранения тайны переговоров с российским МИД солидарны и европейские структуры.

«Сейчас не время для публичной дипломатии по вопросу карабахского конфликта. ЕС поддерживает процесс, начатый в Вене и Санкт-Петербурге. Он требует молчаливой дипломатии и тайных подходов», - заявил  журналистам глава делегации Евросоюза в Армении Петр Свитальский.

Глава делегации Евросоюза в Армении Петр Свитальский. Фото: verelq.am

В ожидании новой эскалации

Учитывая все эти заявления, можно предположить, что на столе переговоров лежат соглашения, которые не устраивают ни одну из сторон конфликта. Поэтому для достижения хотя бы минимального прогресса в переговорном процессе посредники хотят пока сохранить их в тайне.

При этом позиции сторон по-прежнему максималистские. Баку подчеркивает, что не может идти и речи о независимости Нагорного Карабаха, а Ереван — что на переговорах не обсуждался и не будет обсуждаться вопрос автономии Нагорного Карабаха в составе Азербайджана.

К этому плюсуется давление со сторон обществ Армении и Азербайджана на свои власти, что значительно сужает для них возможности маневра. И апрельское обострение в зоне конфликта лишь еще более радикализировало общества двух стран. 

Апрельское обострение в зоне конфликта только радикализировало общественные настроения в Армении и Азербайджане

Особенно наглядно это просматривается на примере Армении, где возможности общественности влиять на власти существенно шире, чем в Азербайджане. И армянские власти осознают, что любой компромисс, который будет воспринят обществом как односторонняя уступка (например, попытка возврата территорий), способен вывести народ на улице и спровоцировать внутриполитический кризис вплоть до смены власти в стране.

В свою очередь намерение азербайджанской стороны решить конфликт исключительно на основе принципа территориальной целостности не позволит достичь какого-либо прогресса в переговорах.

На этом фоне посредникам (особенно учитывая их конфронтацию между собой по другим вопросам международной повестки) вряд ли удастся избежать нового витка обострения в зоне конфликта, грозящего перейти на этот раз в широкомасштабную войну с применением всего арсенала противоборствующих сторон. 

0 Распечатать

Наверх