24 апреля
19 декабря 2017 1409 0

Развитие СКФО запускается через кластеры

Создание кластеров на Северном Кавказе должно вывести ряд отраслей экономики из тени
На фото ЮРИЙ МИРОНОВ
На фото ЮРИЙ МИРОНОВ

Промышленный рывок Северо-Кавказского федерального округа возможен при создании инновационных производств, объединённых в кластеры на основе государственно-частного партнёрства

Чтобы развивать промышленность СКФО, необходимо создавать специализированные кластеры, объединяющие несколько передовых производств. Однако этому процессу мешают отсутствие разработанной стратегии развития в масштабах регионов и округа в целом, дороговизна заёмных средств и острая нехватка квалифицированных кадров. Такие выводы прозвучали в рамках организованного аналитическим центром «Эксперт ЮГ» при партнёрстве Сбербанка и «Ростелекома» VII форума крупнейших компаний СКФО, который проходил в октябре в Кисловодске.

По наблюдениям аналитического центра «Эксперт ЮГ», динамика роста экономики СКФО обеспечивается в основном промышленностью, но при этом является очень низкой. Так, в 2016 году крупнейшие компании СКФО нарастили выручку всего на 4% (в ЮФО — на 8%). То есть округ сейчас находится в ситуации, когда выход на опережающий темп роста жизненно необходим.

Способствовать такому росту должно создание кластеров. Первые намётки этого процесса уже есть — это идея создания проектов на базе Тырныаузского горно-металлургического комбината, а также медицинского кластера в Карачаево-Черкесии. Однако пока проекты остаются на бумаге.

Партнёрство и «обеление отрасли»

Логика властей состоит в том, чтобы действовать строго в рамках постановления правительства РФ № 779, которое даёт определение промышленным кластерам и перечисляет их признаки. Соответствие этим признакам позволяет предприятиям, входящим в кластер, претендовать на получение государственной поддержки. На Юге пока действует один кластер — «Национальный аэрозольный», созданный на базе крупнейшего в стране производителя аэрозольной косметики ГК «Арнест».

Включение в перечень кластеров в дальнейшем позволяет предприятиям претендовать на получение государственной поддержки Минпромторга России.

Впрочем, соответствовать этому постановлению довольно сложно. Например, для этого, исходя из текста постановления, не менее 50% общего объёма продукции, произведённой каждым участником промышленного кластера, должны использоваться другими его участниками. В состав инфраструктуры промышленного кластера должно входить не менее одного учреждения высшего профессионального или среднего профессионального образования. Производительность труда в промышленном кластере за предыдущий отчётный период должна быть выше средней производительности труда в обрабатывающей промышленности регионов, на территории которых расположена инфраструктура промышленного кластера. И это далеко не полный перечень всех требований.

Тем не менее, по словам заместителя министра энергетики, промышленности и связи Ставропольского края Дмитрия Макаркина, на Ставрополье есть несколько крупных проектов со сроком реализации в 2022–2029 годах и общей суммой инвестиций более 200 млрд рублей. Они включают в себя развитие ряда промышленных и химических производств, которые должны дать «мультипликативный эффект в виде создания рабочих мест и крупных налоговых поступлений».

Местные власти на Северном Кавказе считают, что подобные партнёрства среди промышленных компаний уже давно сложились и всё дело лишь в юридическом оформлении этого процесса.

«У нас аэрозольный кластер есть, наметки есть ещё по трём кластерам — электротехническому, фармацевтическому, переработки пластмассового сырья. В фармацевтическом кластере чётко прослеживается цепочка — от добычи песка и производства стекла до производства упаковки и самой субстанции. Эти связи налажены. По сути, кластер уже есть. Остаётся добрая воля предпринимателей — оформить кластер юридически и получать господдержку», — уверяет Дмитрий Макаркин.

Упор на юридическое оформление «уже сложившихся связей» делают и в соседней Карачаево-Черкесии. По словам министра экономического развития республики Али Накохова, создание промышленных кластеров позволяет решить многие экономические вопросы и диверсифицировать экономику.

«Создавать кластер с нуля, на мой взгляд, сегодня рискованно, потому что здесь нужен крупный инвестор», — отмечает Али Накохов. По его мнению, в КЧР есть много предприятий с недозагруженными мощностями, и это — потенциал для развития. «Мы видим кластер строительных материалов (на нашей территории работает гипсовый завод), кластер лёгкой промышленности (в республике более 500 крупных цехов, которые производят одежду, начиная от шапок и заканчивая детскими вещами)», — отмечает Али Накохов. Правда, он с сожалением добавляет, что часть цехов находится в «серой зоне», а кластер нужен в том числе и для «обеления отрасли».

Помимо промышленных кластеров, в округе пытаются создавать и кластеры инновационные. Их создание патронирует Минэкономразвития РФ. По словам начальника департамента Центра кластерного развития НО «Фонд содействия инновационного развития Ставропольского края» Дениса Михнева, если Минпром даёт деньги «напрямую», то Минэкономразвития платит за конкретные услуги — изготовление проектных документов, участие в выставках, сертификацию и т.д. Сейчас на территории Ставропольского края создаются ещё три кластера — агропромышленный, энергостроительный и текстильный. В первом якорным предприятием является ГК «Агрика».

Технологичный рост на базе знаний

Не только чиновники сходятся во мнении, что кластеры не нужно создавать искусственно. Государству следует лишь создавать законодательную базу и предлагать инструменты поддержки, а не форсировать возникновение производство «на ровном месте».

«Кластеры должны создаваться на основе частно-государственного партнёрства, носить инновационный характер. Именно они и будут драйверами развития», — говорит генеральный директор ВТЦ «Баспик» Сослан Кулов. Его предприятие уже не первый год реализует стратегический проект по развитию нанотехнологий «Звезда». «Проект был принят в 2010 году правительством РФ, — рассказывает г-н Кулов. — Была принята стратегия. Первая часть проекта была реализована в 2010–2014 годах. “Баспик”, как управляющая компания этого технопарка, привлекает носителей интересных идей и создаёт им условия для продвижения инноваций».

Созданные на базе технопарка малые инновационные предприятия, по словам Сослана Кулова, сформируют пояс относительно крупных и растущих промышленных предприятий. Фактически кластер развивается за счёт «интеллектуальной ренты» его предприятий с минимальным участием государства и республики.

Впрочем, создание кластера может быть продиктовано и совершенствованием производственных процессов. «Например, в связи с тем, что Россия должна заявить о себе на мировой арене в наукоёмких отраслях», — отмечает гендиректор АО «Монокристалл» Олег Качалов. На примере «Монокристалла» — мирового лидера в производстве синтетических компонентов из искусственных сапфиров для электронной промышленности — видно, что Россия о себе уже активно заявляет. «Тема кластеров актуальна для нас, — рассказывает г-н Качалов. — Мы закупаем сырьё за границей, ежегодно тратим на это половину выручки. В следующем году потратим на это четыре миллиарда рублей. Поэтому создание рядом с нами предприятий по производству оксида алюминия электронного качества с нашим объёмом потребления более тысячи тонн ежегодно уже было бы экономически выгодно. Это повысило бы нашу эффективность на логистических затратах и позволило бы создать инновационное производство».

Какие кластеры нужны промышленности

Пока же одна из основных точек роста на Северном Кавказе и реально действующий кластер, приносящий дивиденды своим создателям — Национальный аэрозольный кластер, созданный на базе крупнейшего в России производителя парфюмерно-косметических изделий и бытовой химии группы «Арнест». Именно он стал главным драйвером роста группы. Сегодня «Арнест» консолидирует 56% российского и 2,3% мирового рынка в сегменте аэрозольной косметики, имея предприятия и за пределами России.

За время работы на международном рынке предприятие не только обросло будущими партнёрами и заказчиками, но и пришло к пониманию необходимости ряда продуктов, которые в России либо перестали производиться, либо изначально не производились. Так сформировался Национальный аэрозольный кластер, который получил официальное признание несколько позже своего фактического появления — только в июне 2016 года, когда включил 12 предприятий из Ставропольского края и Карачаево-Черкесии, став первым в стране межрегиональным кластером.

Таким образом, перспективы развития округа во многом связаны с развитием производств импортозамещающей и инновационной продукции в рамках кластера. При этом самый важный синергетический эффект от его создания для развития экономики может быть связан с деятельностью малых предприятий. Именно они помогают основным производствам снижать себестоимость продукции, генерировать новые идеи, давать рабочие места для высвобождаемого персонала. Последняя тема особенно актуальна в свете автоматизации производственных процессов на крупных предприятиях. Однако для развития малых предприятий в промышленности необходимы рабочие партнёрские схемы с заинтересованными сторонами — властью, вузами, коллегами по рынкам.

Автор: Евгений Андреев

Источник: expert.ru

0 Распечатать

Наверх