12 августа
12 сентября 2016 3806 7

Профилактика экстремизма в КБР, и все больше несогласных с ней

Дело преследуемого правоохранителями Хабаса Куготова — лакмусовая бумажка для «профилактики экстремизма» в республике
Фото: southfront.org
Фото: southfront.org

usahlkaro Залина Арсланова Автор статьи

Около 300 жителей кабардино-балкарского селения Светловодского выступили в защиту своего односельчанина Хабаса Куготова, который обвиняется в пособничестве боевикам и содержится в СИЗО Нальчика.

Расследовать объективно

Селение Светловодское расположено почти на границе со Ставропольским краем, но, несмотря на его отдаленность от Нальчика, несколько мужчин вместе с отцом Хабаса — Мухамедом Куготовым — приехали в столицу КБР, чтобы встретиться с министром по профилактике экстремизма в молодежной среде Залимом Кашироковым и рассказать о невиновности молодого человека и оказанном на него давлении.

Залим Кашироков (слева). Фото: mvd.ru

Односельчане Куготовых Умар Кушхов и Анатолий Куважуков рассказали КАВПОЛИТу, что Кашироков обещал помочь в объективном расследовании дела. «Он сказал, что следственные органы разберутся, что постарается создать прецедент, чтобы такие ситуации не повторялись», - пояснил Кушхов.

После безрезультатного обыска в 2012 году Хабаса увезли в Нальчик и допрашивали с применением силы

По словам мужчин, сельчане надеются спасти парня, в невиновности которого уверены. «Зачем иначе нам подписывать этот документ? Мы знаем Хабаса с рождения, он вырос на наших глазах. В тот период времени, о котором говорится в деле, его в селении не было, он с отцом в Москве работал. Обидно за парня, он вообще ни в чем не виновен», - уверен Умар Кушхов.

«Кашироков был доброжелателен, говорил спокойно, поэтому надежда остается. Но, честно говоря, все, что происходит в республике, не внушает особых иллюзий», - включился в беседу Анатолий Куважуков.

Преследование незаконно

В обращении к главе КБР Юрию Кокову, которое подписали 291 человек,  жители селения рассказывают о незаконном преследовании молодого человека со стороны правоохранительных органов и физическом насилии.

Если говорить о сути дела, Хабас Куготов с 2012 года неоднократно доставлялся в правоохранительные органы, в его доме несколько раз проводились обыски. В марте 2014 года Куготов-старший обращался с просьбой разобраться в ситуации к главе республики.

Как сказано в документе, в 2012 году в их доме провели обыск, но ничего противозаконного обнаружено не было. После Хабаса увезли в Нальчик, «где его допрашивали с применением физической силы.

Хабасу называли имена находящихся в розыске молодых людей и спрашивали, знаком ли он с ними, знает ли, чем они занимаются в настоящее время и их местонахождение. Но ему нечего было им ответить, так как он понятия не имел, о ком идет речь, и почему сотрудники полиции это спрашивают у него», - пишет мужчина.

В тот период, за который Хабасу Куготову предъявили обвинение, он был в Москве, и тому есть доказательства

В  2013 года в доме Куготовых обыск был проведен дважды, в ходе последнего в огороде нашли мешок с немецким карабином времен Второй мировой войны и несколько патронов к нему.

После этой находки Хабаса Куготова доставили в столицу республики. Как сказано в обращении, его допрашивали в правоохранительных органах с применением недозволенных методов:

«Сотрудники пытались силой заставить Хабаса взять в руки какой-то предмет, скорее всего, тот самый карабин, чтобы получить отпечатки пальцев, но им не удалось этого сделать, он крепко сжал кулаки».

Так и не получив признания и отпечатков пальцев, дело с найденным оружием пришлось закрыть, а молодого человека отпустить. В страхе за будущее сына Мухамед Куготов вместе с супругой, сыном, невесткой и внуками уехали в Москву.

Решить в рамках профилактики

Как рассказал КАВПОЛИТу руководитель Кабардино-Балкарского правозащитного центра Валерий Хатажуков, к нему обратился Мухамед Куготов с просьбой помочь его сыну уехать за границу — потому что он потерял всякую надежду сохранить ему жизнь в России.

Валерий Хатажуков. Фото: regnum.ru

«Мухамед с сыном приезжали в центр в апреле 2014 года, они рассказали о неоднократных обысках, о задержании и применении к Хабасу недозволенных методов допроса. Но уголовного дела возбудить не удалось, все обвинения развалились.

Отец просил помочь переправить сына в Германию, поскольку он опасался за его жизнь. Мы изучили вопрос и предложили никуда не уезжать, а решить ситуацию в рамках профилактической работы в республике. Ведь глава Кабардино-Балкарии неоднократно заявлял об усилении адресной работы», - рассказал правозащитник.

Если мы хотим реальную, эффективную профилактику экстремизма, то должны опираться на общество

Хатажуков обратился за помощью к заместителю министра внутренних дел Казбеку Татуеву. На встрече, куда вместе с правозащитником были приглашены Хабас, его отец и оперативные работники, молодому человеку после опроса объявили, что он непричастен к правонарушениям и может спокойно ехать домой, жить, работать.

«К Хабасу претензий не было, ему сказали: живи спокойно, никуда ехать не надо», - вспоминает Хатажуков.

Однако отец увез сына и всю семью в Москву. Вернулись они из столицы весной этого года. Дочь Хабаса начала ходить, и семья намеревалась  провести традиционные обряды, связанные с этим событием.

По словам правозащитника, в это период молодого человека задержали сотрудники Центра по противодействию экстремизму по Северо-Кавказскому округу. Куготову предъявили обвинение в пособничестве, что он якобы передал 2 тысячи рублей и продукты питания представителям бандформирований.

«Однако в тот период, о котором идет речь в деле, он с семьей был в Москве. Этому есть свидетели», - заявил Хатажуков.

Забыть про формальность

Обращение жителей селения Светловодского к главе республики и в правозащитные организации с просьбой объективно разобраться в деле — важный шаг в деле профилактики экстремизма, считает правозащитник.

«Действия по отношению к Хабасу Куготову компрометируют всю идею профилактики. Представители МВД заверили нас в его невиновности. На встречу с Кашироковым хотели приехать все жители селения, которые поддержали обращение, но мы попросили пока этого не делать, а прислать представителей. Но сельчане возмущены тем, что их голоса никто не слышит», - говорит наш собеседник.

Лет пять-шесть назад такой инициативы со стороны жителей республики трудно было ожидать: люди предпочитали не вмешиваться.

«Раньше все пытались отстраниться от проблемы, боялись выступить против произвола. Но сейчас есть реальные примеры, когда сельчане пытаются отстоять молодых людей, в невиновности которых уверены. Если мы хотим реальную, эффективную профилактику экстремизма, то должны опираться на общество. Без жителей республики ничего у нас не получится», - рассуждает Хатажуков.

Он уверен: обвинения, предъявляемые Хабасу Куготову, несостоятельны, досудебное расследование проводилось с грубыми нарушениями Уголовно-процессуального кодекса.

«Если мы стремимся к реальной профилактике, власти должны идти на встречу с людьми, выслушать их, принять их слова во внимание. Сегодня люди готовы брать ответственность за молодежь. Поэтому власть должна пойти им навстречу», - призвал правозащитник.

Если голоса 290 человек не будут услышаны, и результатов от обращения не последует, это скомпрометирует конкретные усилия, предпринимаемые политическим руководством республики по организации реальной адресной профилактической работы, считает Валерий Хатажуков.

Сейчас появился уникальный и реальный шанс окончательно и бесповоротно решить проблему терроризма в КБР

«Они просто лишатся общественной поддержки. Потому что факты грубого нарушения прав практикующих мусульман, фальсификаций уголовных дел в последнее время носят не единичный характер.

Сейчас появился уникальный и реальный шанс окончательно и бесповоротно решить проблему терроризма в нашей республике. И это связано в первую очередь с тем, что позиция подполья ослабла, его деятельность парализована, а ряды практически не пополняются.

Но еще существуют социальные, экономические, политические факторы, способствующие радикализации молодежи. И нужно решать эти вопросы, опираясь на широкую общественную поддержку, которой не было еще несколько лет назад.

Если власти и правоохранительные органы Кабардино-Балкарии не воспользуются этой возможностью для решения самых главных проблем, связанных с террористическими угрозами в нашей республике, то я лично буду считать, что это им просто не нужно», - предупредил собеседник КАВПОЛИТа.

На грани сил

По словам Мухамеда Куготова, его сын признался, что к нему были применены недозволенные методы. «Он сказал, что находится на грани, но признаваться в правонарушении, которого не совершал, не намерен. Он говорит: пусть меня даже убьют, но брать на себя вину не буду», - рассказал мужчина.

Давить на Куготовых начали задолго до задержания Хабаса.

«К нам в дом все время приезжали, не давали житья. Дочь с детьми боятся домой приезжать. Один раз при обыске мне к голове приставили пистолет и водили по дому. Говорили, Хабас общался с бандитами, что он тоже бандит. Но в доме ничего не нашли.

Они несколько раз обыскивали, но ничего нет. Только один раз подбросили старый немецкий карабин в огород, возбудили дело, но закрыли его, потому что не смогли ничего доказать», - говорит Куготов-старший.

Один раз при обыске мне к голове приставили пистолет и водили по дому. Но в доме ничего не нашли

Чтобы спасти сына от прессинга, мужчина был готов вывезти его за границу. «Пусть бы жил там без страха, нормальной жизнью. Мы с Валерием Хатажуковым были на встрече с замминистра внутренних дел Казбеком Татуевым, разговаривали с начальником районного отдела полиции. Они заверили меня, что за сыном ничего нет, что он может жить спокойно, он ни к какому правонарушению непричастен, но потом его задержали», - жалуется мужчина.

В деле есть документы, которые подтверждают, что в период, о котором идет речь в обвинении, Хабаса не было в Кабардино-Балкарии.

«Мы уехали всей семьей, заколотили дом. Хабас в Москве работал водителем в автобусном парке, все документы официально оформлены. Есть свидетели, с места работы дали характеристику, хозяин квартиры, которую мы снимали, наши соседи — все подтвердили, что Хабас был тогда в Москве», - объясняет Куготов-старший. 

Подписали все

В Светловодском русские и кабардинцы живут вместе, и свои подписи в поддержку Хабаса люди ставили независимо от национальности. «Ко мне и сейчас приходят и говорят, почему мы не дали им тоже подписаться», - рассказывает отец Куготова.

Как утверждают мужчины, дело Хабаса — не единичный случай в селении. «Уже ликвидированы несколько парней. Их не арестовывают, не задерживают, дела не расследуются. Лозунг “Нет человека — нет проблемы” все еще работает», - сокрушается сельчанин Анатолий Куважуков.

Трагедия случилась и в семье Умара Кушхова, его сын тоже был убит в спецоперации. «У нас уже нет молодых людей 1980-1990 годов рождения. Я тоже потерял сына. Мы потеряли целое поколение. У нас в селении только одна школа, все друг друга знают. Мой сын был религиозным, делал намаз, не курил, не пил, в руках оружия не держал, но был уничтожен», - рассказал он.

У нас уже нет молодых людей 1980-1990 годов рождения. Мы потеряли целое поколение

У Анатолия Куважукова два сына, за будущее которых он очень боится. «Они еще совсем молодые. Мы все соседи, наши дети общаются. У сына уже погибли два одноклассника, я боюсь за детей!» - поделился он с КАВПОЛИТом.

Мужчины уверены: если всем селом им удастся доказать невиновность Хабаса Куготова, тогда они смогут защитить и других молодых людей. «Не только в селе, но это будет прецедентом для всей республики. Общество должно взять ответственность за молодежь. Человек один ничего не может,  поэтому все вместе должны сохранить наших сыновей», - считают жители Светловодского.

Бандитов нет 

На самом деле лет пять-шесть назад даже было сложно представить, что люди не испугаются выступить в защиту человека, которому предъявляются обвинения, связанные с экстремизмом и терроризмом. К сожалению, это равнодушие, страх привели к тому, что потеряно целое поколение молодых людей.

Но сегодня власти республики все чаще говорят о профилактике. На недавнем брифинге с представителями СМИ Залим Кашироков рассказывал о комплексном плане профилактики, что есть новые предложения в этой части, которые будут направлены главе республики.

Там же Казбек Татуев объявил, что в Кабардино-Балкарии нет действующего бандподполья, что 34 человек находятся в федеральном розыске за преступления экстремистского и террористического характера, но все они остаются за пределами КБР.

Можно ли в такой ситуации надеяться, что власти пойдут навстречу жителям республики, и в Кабардино-Балкарию вернутся мир и согласие? 

1 Распечатать

Наверх