04 августа
24 июля 2017 15305 4

Шаббат в Иерусалиме

Скандал вокруг Храмовой горы показал разницу между палестинскими и российскими мусульманами
Плакат с изображением шейха Ясина и убитого Мухаммада
Плакат с изображением шейха Ясина и убитого Мухаммада

usahlkaro Орхан Джемаль журналист

В Старом Городе противостояние религиозных общин не просто бросается в глаза – оно их режет. Требование израильских властей проходить через металлодетекторы по пути на Храмовую гору для местных мусульман выполнить означает прогнуться под их диктат.

Итоги пятницы в Иерусалиме – пятеро убитых. Трое мусульман погибли в Старом городе, двоих застрелила полиция, одного убил еврей-поселенец без видимой причины. Еще двоих застрелили на Западном Берегу.

Убитый Мухаммад

Возможно, в связи с украинской полемикой по поводу «на» или «в» стоит говорить «в Западном Берегу»  – наверное, так можно подчеркнуть государственный статус Палестины.

К вечеру пятницы Махмуд Аббас заявил, что разрывает отношения с Израилем. Что будет в субботу, никто не знал, на всякий случай все ожидали худшего. Однако утро начиналось внешне спокойно, хотя напряжение было разлито в воздухе.

На улицах, прилегающих к мечети и даже просто к Старому городу, на намаз собрались тысячи людей

В Старом Городе противостояние религиозных общин не просто бросается в глаза – оно их режет. В мусульманских кварталах евреи под любым предлогом «отжимают» здания, «не покупают – так берут», поясняют мне местные арабы. Большинство семей тут владеет домами со времен Османской Турции, когда представления о правоустанавливающих документах были весьма условны. 

Сейчас власти этим беззастенчиво пользуются, и когда рейдерский захват удается, над домом вывешивают израильские флаги с голубым могендовидом, словно над завоеванной крепостью. В еврейский квартал мусульманам проходить запрещено, хотя сами евреи по мусульманским улицам ходят свободно.

Все подходы к мечети Аль Акса были перекрыты полицией и войсками, которые никого не пропускали.

Вообще-то по возрасту я подходил для посещения Аль-Аксы, теперь туда пускают от 50 лет и старше.

Я методично обошел все ворота, в двух местах отказ сразу не последовал: вместо категоричного «нет» стали выяснять, откуда я и не мусульманин ли. В слова, что я мусульманин из России, не поверили. В итоге пришлось для доказательства прочитать фатиху.

Однажды мне уже пришлось доказывать подобным образом свою религиозную принадлежность. Дело было в Афганистане лет десять назад, и тогда перед мной стоял дюжий талиб. Теперь это был мелкий израильский полицейский, который, в отличие от талиба, вовсе не обрадовался моему знанию Корана, а принялся обыскивать мою сумку и лишь после этого хмуро кивнул в сторону рамок металоискателя.

Многие по возрасту имели право попасть внутрь, но пройти через металлодетектор означает прогнуться под диктат Израиля

Именно из-за этих рамок и возрастных ограничений и начался очередной этап конфликта. Иерусалимские мусульманерешили, что правительство не вправе диктовать им условия на этой территории, таково было соглашение, заключенное в 1967-м и 1994 годах. Аль Акса хоть и расположена на территории, захваченной Израилем, но контролируется специальной исламской структурой – вакфом – и находится под попечительством Иордании.

Всякая попытка израильского самоуправства, визит Шарона на Храмовую гору в 2000 году или еврейские богослужения в 2014 году приводили к многочисленным кровавым стычкам.

Возле рамок меня обыскали еще раз, и в конце концов я оказался на абсолютно пустой Храмовой горе.

Единственный, кто меня ждал там, – еще один сотрудник какой-то службы безопасности. Этот оказался мусульманином и был еще более недоверчивым, нежели еврей-полицейский. Он долго допрашивал меня, сколько раз в день надо молиться и сколько поклонов делать во время намаза. В какой-то момент он чуть ли не затакфирил меня, громогласно заявив, что я не мусульманин, но дальнейшая дискуссия о сокращении молитвы в странствии все же вернула меня в лоно ислама, и я был окончательно пропущен.

На Храмовой горе две мечети, посредине огромная, сияющая золотой крышей мечеть Купол Скалы и куда более скромная, притаившаяся с краю, но куда более статусная Аль Акса. Закрыты были обе.

Под навесом Аль Аксы – с десяток стариков. С ними я прочитал дневной намаз. Зато на улицах, прилегающих к мечети и даже просто к Старому городу, собрались тысячи людей.

Многие из этих мусульман подходили по возрасту, чтобы их пропустили внутрь, однако пройти через металлодетектор – означает прогнуться под диктат Израиля.

У нас первым делом донесут на того, кто попробует призывать к такому несмирению, как иерусалимский муфтий

Именно тут и становится очевидной разница между мусульманами Палестины и России. Наши в соборную мечеть Москвы ходят через рамки металлоискателя, и вопрос, могут ли фсбшники навязывать им свои правила в мечети, даже не встает.

Иерусалимский муфтий призывает не смиряться перед тиранией, наши же первым делом донесут куда следует – на того, кто попробует призывать к такому несмирению.

Когда я вышел из-за полицейских кордонов и встретился с теми, кто молился на улицах, первый вопрос:

 – Был внутри?

– Да.

– Зачем туда пошел? Почему не молился с джамаатом? Откуда ты?

– Из России.

– Первый раз здесь?

– Да.

– Ну тогда ладно. Понимаю, очень хотелось прочитать намаз в Аль Аксе, наверное. И все же не забывай, что мусульмане должны быть солидарны.

После обеда я отправился в район, прилегающий к Старому городу, на Масличную гору. Улицы засыпаны камнями, которыми вчера забрасывали местных полицейских.

Здесь дом, где до вчерашнего дня жил 17-летний юноша по имени Мухаммад. Через год он бы закончил колледж и получил диплом специалиста по компьютерам, но вчера его застрелили возле тех самых Ворот Льва, где пару часов назад меня обыскивали и заставляли доказывать, что я мусульманин.

Отец убитого подростка рассказал, что ему пригрозили арестом за попытки создать проблемы властям

Теперь в этом доме принимают соболезнования его отец Хасан и мать Сюзана. Кроме Мухаммада у них еще четверо детей – 11-летний мальчик и три девочки.

Отец убитого Мухаммада

Мать Сюзана оплакивает сына

Хасан рассказывает, как ездил вчера в полицию на опознание, и там ему пригрозили, что если он будет пытаться создавать им проблемы в связи с убийством сына, то его самого арестуют.

На улице перед домом подростки все же создают проблемы: вывешивают на фонарях транспарант – с портретом погибшего юноши с одного края и создателя Хамас шейха Ясина с другого. Хмуро интересуются, зачем я их фотографирую.

На соболезнования явились сотни человек, много прессы, в воздухе густым клубом висят горе и ненависть. Жарко. Горизонт сизый от пыли.

К вечеру возвращаюсь в Старый город, он перекрыт, запускают только через дамаскские ворта.

Ничего криминального не находится, пять минут – и отпускают. Не смертельно, но ужасно унизительно

Молодухи в полицейской форме выцепляют из толпы арабов. Вроде бы нет никаких подозрительных признаков – майка, джинсы, ни сумки, ни рюкзака, оружие спрятать некуда. Тем не менее ребят заводят за железные турникеты, ставят на растяжку, проворные дамские пальчики копаются в карманах джинсов, роются в телефонах…

Разумеется, ничего криминального не находится, пять минут – и отпускают. Не смертельно, но ужасно унизительно. А молодухи уже ищут новую жертву…

После вечернего намаза у Львиных ворот снова началась стрельба. Еще одна стычка мусульман с полицией, в отличие от вчерашнего дня, обошлась без трупов. Можно сказать, что день прошел относительно спокойно.

Израильские флаги в мусульманском квартале

 Фото в статье: Орхан Джемаль 

1 Распечатать

Наверх