13 декабря 2017 1887 1

Силовое упражнение

Задержанный в Москве дагестанец пытается отстоять свою правду в суде

В Тушинском районном суде Москвы завершается расследование уголовного дела в отношении студента Мурада Рагимова, обвиняемого в хранении наркотиков.

Ранее «Черновик» писал, что 30 августа 2016 года в квартиру, где студент РНИМУ имени Н. И. ПироговаМурад Рагимов проживал с семьёй, ворвались сотрудники полиции, СОБР и ФСБ («К Мураду Рагимову применяли пытки…», №24, 24.09.2016 г. – «ЧК»). По словам родственников, они устроили погром и подбросили наркотики, которые затем обнаружили у Мурада, а сам он подвергся избиениям. На следующий день ему было предъявлено обвинение в хранении наркотиков (ч. 2 ст. 228 УК РФ). С тех пор он находится в СИЗО, а родственники пытаются привлечь к делу общественников, журналистов и депутатов Госдумы.

Фотографии избитого парня облетели Интернет, а группы в соцсетях призывают приходить на судебные заседания в поддержку обвиняемого. Комитет по предотвращению пыток уже год добивается возбуждения уголовного дела против оперативников, которые пытали Мурада.

Как рассказал его адвокат Михаил Карплюк, СУ СК по Северо-Западному округу Москвы уже шесть раз отказало в возбуждении уголовного дела против силовиков. Основание – отсутствие в их действиях состава преступления. Позиция следственных органов такова, что силу в отношении Мурада применяли в рамках закона, так как он оказывал сопротивление. 3 ноября был последний отказной материал, который сейчас находится на проверке в Главном следственном управлении СКР по Москве.

До сих пор остаются неясными основания, по которым силовики пришли в квартиру Рагимовых. Известно, что якобы у них появилась информация о его выезде в Сирию. На допросе в суде оперативники (они были в масках) отказались рассказать, откуда у них такая информация, сославшись на её секретность. По словам адвоката, они отрицали обвинения в пытках. «Когда допрашивали свидетелей в масках, в такой же форме и в таких же масках сидели и их коллеги в зале, которые пришли в качестве слушателей. Возникает вопрос: кто эти слушатели? И что это за свидетели? Может быть, на самом деле свидетель сидел в зале, а слушатель нам отвечал на вопросы. Судья это не устанавливала. Мы, конечно, протестовали против такого допроса, хотели опознать людей, но нам не дали это сделать», – рассказал Карплюк.

По прозвищу Моджахед

На заседании суда первого декабря допросили эксперта-криминалиста Дмитрия Кулинкова, который работал в то утро в квартире Рагимовых. Он рассказал, что два пакетика с неизвестным содержимым были найдены среди личных вещей в портфеле Мурада. По словам свидетеля, обвиняемый отрицал, что найденное принадлежит ему, а применения силы в отношении Мурада он не видел.

В этот же день суд допросил отца обвиняемого Фируддина Рагимова, который утверждает, что его тоже избивали с требованием указать, где сын хранит оружие и наркотики. Рагимов-старший рассказал, что в тот день, примерно в 6:15 утра, они услышали звонок в дверь. За ней пригрозили: «Открывайте, полиция!» Когда Мурад открыл дверь, в комнату ворвались сотрудники СОБРа. Свидетель рассказал, что на сына сразу надели наручники и стали избивать, а двое из них зашли в комнату, чтобы разобраться и с ним.

О том, что было дальше, из показаний Рагимова-старшего: «Один из них, маленького роста, подошёл ко мне и с ноги ударил в живот, я упал на диван. Начинают бить меня по голове. Стали спрашивать: «Где оружие и наркотики?» Я говорил: «Ребята, постойте! Дайте объяснить, может, вы ошиблись адресом?», а они: «Мы правильно зашли» – и опять начинают бить. Это было минут пятнадцать. Пять минут бьют, а потом спрашивают: «Где оружие и наркотики?», – потом опять бьют. Вытаскивают электрошокер, я до этого не видел, что это такое, и начинают пытать электрошокером. Я начал орать. Я говорил, что у нас нет этого: «Вы кто вообще? Покажите документы!». Они говорили: «Ты что, такой умный что ли? Молчи, сука, а то убьём тебя» – и продолжали бить. Над моей головой стоял высокий. Он сказал: «Колясин, хватит!». Колясин остановился.

В это время Мурад орал на кухне. Я говорил: «Что вы с ним делаете, я же его отец!» А этот маленький, который меня электрошокером пытал, приложил автомат мне ко лбу и сказал: «Ещё одно лишнее движение – я весь магазин через твою голову пропущу» – и вышел. Высокий всё-таки добрый был. Он сказал мне: «Лучше молчи» – и вопросы мне задавал, спрашивал: «Сколько лет вы в Москве?» Я говорю: «Больше двадцати», а он: «Неужели вы не поняли, что это беспредельная страна? Лучше молчи, а то он тебя убьёт». После этого я молчал.

Когда все исчезли, я увидел, что Мурад на кухне лежит весь в крови. Там был в маске здоровый сотрудник, я потом узнал, что у него позывной Моджахед. У него в руках был свёрток. Моё сердце почувствовало, что они подкинут ему наркотики. Я ему сказал: «Вы что, подкинули наркотики? Сделали своё дело?» Он нецензурными словами высказался и сказал: «Тебе мало было избиений? Теперь я буду тебя бить?» Потом они зашторили дверь в кухню, чтобы мы ничего не видели. Моя жена сказала: «Вы что, его убиваете?», а Моджахед ответил: «Нет, мы его целуем». Один он нерусский там был, у него акцент кавказский. Я говорю: «Ты мусульманин или кто?» А потом после этого заходит Дергаусов и два понятых, они пошли на кухню, но дверь туда уже была зашторена, что там происходило, мы не знаем… Мы везде писали, от президента до генеральной прокуратуры. А тут СОБРовцы сидят в коридоре и говорят нам: «Мы ещё к вам придём в гости». Они чувствуют безнаказанность и ещё здесь нас оскорбляют».

Свидетель рассказал, что позже они узнали настоящее имя Моджахеда – Джирингов Орудж Омарович, оперативник ГУ МВД Москвы. С тех пор он пошёл на повышение и стал замначальника полиции Дербента. Адвокат показал суду распечатку поста из паблика «Дербентские новости» («ВКонтакте») от шестого сентября этого года с фотографией Оруджа Джирингова. Пост был о том, что в школе №19 прошла акция «Терроризму нет!», в которой принимал участие Джирингов. Свидетель подтвердил, что это тот самый Моджахед.

Адвокат попросил приобщить к материалам дела фотографии Мурада с разбитым лицом и ссадинами, сделанные утром, после визита силовиков. Судья Елена Орлова отказала, пояснив, что невозможно определить, когда именно они сделаны. Во вторник, пятого декабря, допросили сестёр обвиняемого и оперативника, который сказал, что не видел применения насилия в отношении Мурада. На это заседание пришёл и депутат Госдумы Ризван Курбанов, который ранее обещал оказать поддержку семье. Судебное разбирательство продолжится одиннадцатого декабря.

Автор: Барият Идрисова

Источник: chernovik.net

1 Распечатать

Наверх