26 июля 6744 3

«Ты узбек, езжай в Узбекистан»

УФМС республики Дагестан обрекает пожилых женщин на одиночество
Фото: molbulak.ru
Фото: molbulak.ru

usahlkaro Фаина Качабекова Автор статьи

Ветеран труда Зайнаб Мамедова живет в своей квартире одна и вынуждена ждать помощи только от соседей. Она вовсе не одинокая старушка, как может показаться: у нее есть дочь, которая за ней присматривает. Но сейчас ее не впускают в Россию, а бабушке не остается ничего, кроме как плакать от безысходности.

С такой же бедой уже полтора года вынуждена мириться пожилая женщина-инвалид Бика Мискуева. Ее сына сначала вынудили стать гражданином Узбекистана, а затем депортировали из России. Однако и за границей мужчина оказался ненужным: его семья бедствует без работы и собственного жилья. Подробнее о том, как проводят свои последние годы две престарелые и вынужденно одинокие женщины, о чем они плачут по ночам и по чьей вине – в репортаже корреспондента КАВПОЛИТа.

«Хочу выброситься из окна и закончить эти мучения»

– Я каждый день как будто жду смерти. Уже все готово для этого. Я уже совсем больная, иногда так плохо, что терпеть нет сил. Часто думаю: один раз умру, зачем мне такая жизнь? Хочу выброситься из окна и закончить эти мучения, – вытирая слезы, признается 94-летняя Зайнаб Мамедова.

Зайнаб Мамедова, ветеран труда Великой Отечественной войны

С первых минут, рассказывая о своем вынужденном одиночестве, бабушка разнервничалась, глаза наполнились горькими слезами, руки судорожно затряслись. Успокоить пожилую женщину, но лишь немного, удалось только с помощью таблеток.

– Я боюсь умереть одна, за закрытыми дверями, – продолжает пожилая женщина. – По ночам не могу заснуть, от страха и переживаний о том, что на старости лет оказалась в таком положении.

У Зайнаб есть две дочери, они очень любят свою мать, беспокоятся, переживают, правда, находятся в других странах: одна живет в Турции, а другая в Азербайджане. Заключив Выйдя замуж за иностранцев, они лишились российского гражданства.

Но несмотря на расстояния, все эти годы за больной матерью присматривала дочь Хайраннисе Мамедова из Баку. Она постоянно металась из Азербайджана в Дагестан и обратно. Правда, въезд в Россию ей закрыт уже три месяца. А Зайнаб живет в одиночестве, за ней присматривают только соседи и дальняя родственница Марьям.

Дочь Зайнаб разрывалась между Россией, где заботилась о матери, и Азербайджаном – там у нее больной онкологией муж

Хайраннисе Мамедова лишилась права на въезд в РФ потому, что на два дня превысила лимит пребывания в гостях у мамы. Без особого разрешения и постановки на учет ФМС жители стран СНГ могут находиться в России до 90 дней в течение каждого полугодия, то есть в общей сложности 180 суток в год. За нарушение этого правила миграционная служба закрывает человеку границу на три следующих года.

Хайраннисе Мамедова не знала этих тонкостей, да и подсчитывать дни пребывания в России ей было некогда: тут ее ждала престарелая мать, а в Азербайджане – больной онкологией муж. Женщине приходилось разрываться между двумя странами. Конечно, незнание закона не освобождает от ответственности. Но наказали за это нарушение не Мамедову, а ее старушку-мать.

– В жизни своей закон я не нарушала. Родила детей в Буйнакске, вырастила в Буйнакске, а теперь на старости лет за мной приглядеть некому. Три месяца мою дочь уже ко мне не пускают. Мне только соседи помогают, дай Бог им здоровья, они меня спасают. Моя соседка спит у моей стенки. Когда мне плохо, я стучу по стене, и она приходит мне делать укол, – сетует Зайнаб.

На фото Зайнаб Мамедова

«Когда ей плохо, она к двери подойти не может. Услышав, как она стучится, я сразу встаю – бывает, среди ночи или рано утром – и жду, когда она откроет мне дверь. Иногда часами жду, пока бабушка доберется до двери, у нее не бывает сил, – делится с нами соседка Розат Сулейманова. – Я понимаю, закон суров, но должен же быть какой-то выход. Ветеран труда, столько сделала для страны в самые тяжелые годы войны. А теперь в таком положении ее оставили одну, и ее детей не впускают в страну, чтобы за ней приглядеть. Бабушка сейчас так нуждается в уходе и боится умереть одна в этой квартире».

«Прожив голодные, холодные времена, осталась одна»

Переезд Мамедовой к родным, возможно, облегчил бы жизнь семье. Но пожилая женщина слишком слаба, поэтому может не перенести дорогу. Да и не хочет она уезжать из родного края, в котором родилась, выросла, пережила счастливые дни и трудные годы войны.

– Окопы копала в Буйнакском районе во время войны, мне тогда 16 лет было. Окопы три метра в глубину и четыре метра в ширину. Чуть не лишилась ноги, на меня плита упала. Вот такие времена видела, голодные, холодные, а теперь в старости смотри, какая у меня беда, – жалуется бабушка, рыдая еще сильнее. – Во время войны 12 часов в день на фабрике работала, пряжу делала, свитера вязала, шила майки, портянки. Все на войну отправляли. Муж у меня тоже фронтовик, всю войну воевал».

Слушая рассказы о том, как Зайнаб Мамедова бродит по квартире среди ночи и ощущает приближение смерти, понимаешь страх пожилого ветерана труда, которая до ужаса боится, что, когда ее час придет, рядом никого не будет. Эти мысли не покидают ее последние три месяца – с тех пор как ее дочери закрыли въезд в Россию. От постоянного стресса здоровье Мамедовой сильно ухудшилось.

Наша беседа длилась недолго, а старушка за это время приняла три таблетки. Руки маленькой, худой и хрупкой Зайнаб так тряслись, что иногда казалось, будто еще чуть-чуть – и сердце не выдержит. В такие моменты мы с соседями начинали успокаивать женщину, убеждая ее в том, что выход из ситуации обязательно найдется. Хотя, положа руку на сердце, сами не были уверены.
Переезжать в другую страну Зайнаб нельзя – дорогу просто не выдержит. Да и не хочет она умереть в чужой стране

«Она не может не переживать, у нее здесь никого нет. Я прихожу часто, присматриваю за ней, а когда я ухожу, она просит подольше осталась, боится одна.  Должен же быть выход, соседи и я не можем с ней постоянно находиться. Это же неправильно – больную женщину вот так оставлять. Во двор она не выходит, ей тяжело, только на балконе свежим воздухом дышит. Переезжать в другую страну ей нельзя в таком возрасте, дорогу просто не выдержит. Да и не хочет она умереть в чужой стране», – рассуждает родственница Марьям Хучиярова.

Хайраннисе Мамедову не пустят в Россию до 28.01.2020 года, но она собирается оспорить это решение УВМ МВД по РД в суде. Там ее интересы будет представлять адвокат Аида Касимова. Она уверена, что запрет въезда незаконен, необоснован, нарушает российское законодательство и международные конвенции.  

«В управление по вопросам миграции МВД по РД было направлено заявление о снятии запрета на въезд в РФ с Мамедовой. Ведомство отказало в разрешении въезда на территорию РФ, причиной отказа послужило отсутствие оснований необходимых для открытия въезда со ссылкой на ст. 27 ФЗ «О порядке выезда из РФ и въезда в РФ». Однако не указано, какая именно часть статьи является причиной отказа, поэтому конкретную причину запрета для въезда я затрудняюсь назвать», – констатировала Касимова.

Миграционное управление обязано учитывать, что у истицы имеются близкие родственники, которые являются гражданами РФ

По словам адвоката, мотивы ограничения права на въезд на российскую территорию, приведенные в письме, согласно закону, не являются основанием для запрета на въезд для Мамедовой.

«При принятии решения в отношении моей доверительницы о запрете въезда в РФ миграционное управление обязано учитывать, что у истицы имеются близкие родственники, которые являются гражданами РФ и постоянно проживают на территории РФ.

А если этот факт не берется во внимание, то это означает нарушение ст.8 Конвенции о защите прав человека и основных свобод, выраженной в создании искусственных препятствий в общении с близкими родственниками гражданами РФ, постоянно проживающими в РФ.

Кроме этого, УФМС МВД по РД не приняло во внимание, что Мамедова Зайнаб Расуловна является гражданкой Российской Федерации, является пожилым человеком и страдает от различных заболеваний, нуждается в уходе со стороны дочери», – считает правозащитник.

Разлучая семьи…

Впрочем, для УФМС Дагестана разлучать семьи – практика привычная. Уже полтора года еще одна пожилая женщина не видит сына. И ее положение куда печальнее.

Бика Мискуева родом из Дагестана, живет с дочерьми и внуками в маленькой и очень бедной съемной квартирке. Своего жилья у семьи нет, но они не жалуются и живут дружно.

Сын Бики Мискуевой по указу УФМС получил в Узбекистане новый паспорт, а затем ему сказали: «Зачем ты это сделал? Теперь ты узбек»

Самой большой бедой для 75-летней бабушки является то, что ее сына Магомедрасула Мискуева выслали из России в Узбекистан.

– Мы приехали из Узбекистана в Дагестан, когда развалился СССР, у нас были советские паспорта, тогда гражданство российское получили сразу. А сын приехал после нас, у него жена россиянка, он обратился в УФМС, чтобы получить российское гражданство. Ему выдали вид на жительство. А затем начали постоянно какие-то справки требовать, госпошлины, штрафы, конца и края этим штрафам и пошлинам не было.

Как рассказывает Бика, миграционные службы велели ее сыну поехать в Узбекистан – мол, он не обновлял паспорт после 45 лет. Мужчину уверяли, что только после этого он сможет получить российское гражданство. Но в итоге он стал узбеком.

– Как и велели сыну, он поехал, получил в Узбекистане новый паспорт, а затем ему в УФМС говорят: «Зачем ты поменял там паспорт? Теперь ты узбек».

Сыну Бики Мискуевой сказали: «Ты узбек, езжай в Узбекистан», и выслали

Осложнилась ситуация тем, что Магомедрасул Мискуев имеет судимость, поэтому УФМС решило, что пребывание мужчины в России нежелательно, и его депортировали.

– Ему сказали: «Ты узбек, езжай в Узбекистан», и выслали. Жену пожалели, сделали загранпаспорт, и теперь они вместе с двумя маленькими детьми живут в другой стране. У сына двое взрослых детей живут в России, они граждане РФ. А в Узбекистане вообще работы нет, дома своего нет. Я отправляю свою пенсию им, чтобы они могли там жить. У меня много денег нет, мы сами живем на съемной квартире, – сетует женщина.

Сегодня она в трудном положении – не знает, как вернуть сына, и даже не имеет возможности обратиться к юристам.

Безвозмездно помочь семье пытается все тот же адвокат – Аида Касимова. Она полагает, что распоряжение министерства юстиции РФ о нежелательности пребывания Мискуева и решение начальника УФМС России по РД о его депортации, а также запрет на въезд в Россию не являются необходимыми.

На фото Бика Мискуева

«После освобождения из колонии-поселения поведение Мискуева было безупречным. Он находился в кругу родных, занимался воспитанием детей и содержанием всей семьи. Работал, не представлял угрозы общественному порядку, правам и интересам других людей. Применение такой меры, как депортация из РФ, не отвечает требованиям справедливости, соразмерности.

Депортация сына Бики Мискуевой носит чрезмерный характер, так как разлучает его с семьей

Депортация носит чрезмерный характер, так как разлучает его с семьей. Кроме этого, не представлено доказательств того, что пребывание Мискуева на территории Российской Федерации создает реальную угрозу общественному порядку, правам и законным интересам граждан РФ. А наличие у моего доверителя судимости само по себе не является достаточным основанием», – уверена адвокат.

Касимова отмечает, что на государстве лежит ответственность за обеспечение публичного порядка, это обязывает миграционные службы контролировать въезд в страну и пребывание иностранцев, а также высылать за пределы страны правонарушителей из их числа иностранных граждан. Но подобные решения могут нарушить право на уважение личной и семейной жизни, охраняемое в демократическом обществе статьей 8 Конвенции о защите прав человека и основных свобод. И должны быть оправданы крайней социальной необходимостью и соответствовать правомерной цели.

Бабушке Бика инвалид, уже полтора года она на пенсию содержит сына с внуками, хотя сама нуждается в помощи и уходе. Впрочем, она не жалуется на плохую жизнь, ее единственное желание и просьба – помочь вернуть сына домой.

2 Распечатать

Наверх