26 сентября
17 августа 3714 0

Убийство в ЦАР: «Русские журналисты имели при себе оружие»

Невероятные подробности, рассказанные африканским водителем съемочной группы. И при чем здесь разведка ЦАР
Фото: kp.ua
Фото: kp.ua

Редакция «Новой газеты» получила в свое распоряжение стенограмму якобы показаний выжившего водителя Бенвеню Ндувокемы. В материале неназванный журналист местного издания Palmares Centrafrique расспрашивает Ндувокему об обстоятельствах нападения на автомобиль с российскими журналистами и их убийства, случившегося 30 июля; водитель на момент разговора уже находится под арестом местных властей. Стенограмма содержит подробности о последних днях жизни наших коллег и, по мнению редакции, представляет из себя классический пример смешения фактов и намеренной лжи. «Новая газета» ставит под серьезнейшее сомнение аутентичность данных материалов, однако в целях расследования считает важным огласить их, подвергнув фактчекингу.

Александр Расторгуев, Орхан Джемаль и Кирилл Радченко погибли в Центральноафриканской Республике 30 июня. По заявлениям властей ЦАР, журналисты были ограблены и убиты местными бандитами. Однако родственники и коллеги погибших в версию простого ограбления не верят, считая, что убийство журналистов было спланировано заранее и связано с подготовкой ими фильма о добыче полезных ископаемых в ЦАР структурами бизнесмена Евгения Пригожина.

В столицу Центральной Африки Банги российские журналисты прибыли из Москвы с пересадкой в Касабланке на два дня раньше, чем планировали, — 28 июля в 7.30 утра. Притом что изначально их авиабилеты предполагали вылет в Банги только 30-го, и журналисты уже предвкушали прогулки по главному городу Марокко. Но уже по прилете в Касабланку авиакомпания Royal Air Moroc сообщила, что россияне неправильно прочитали билет и вылетать, чтобы билеты не сгорели, нужно сегодня же, в субботу, 28 июля.

В редакции «Центра управления расследованиями», от которого Расторгуев, Джемаль и Радченко отправились в командировку, говорят, что такой поворот был не к месту, поскольку требовал заново договариваться с гостиницей и местным проводником журналистов — фиксером. Таким проводником для россиян должен был стать европеец по имени Мартин, представляющийся сотрудником местной миссии ООН (позже в ООН заявят, что сотрудников с таким именем в их штате нет). Получив сообщения из редакции «ЦУР» об изменившемся графике, Мартин подтвердил, что поездка в силе, однако присоединиться к Расторгуеву, Джемалю и Радченко он сможет только на финальной точке маршрута россиян — в Бамбари, в окрестностях которого ведется добыча золота, алмазов и урана. (Именно там, как предполагали журналисты, осуществляет свою деятельность связанная с Евгением Пригожиным добывающая компания Lobaye Ltd.) Нанятого ими фиксера журналисты так и не увидели.

Мартин

Впервые они узнали о Мартине на встрече с Кириллом Романовским, военным корреспондентом издания РИА ФАН, также связанного со структурами Евгения Пригожина. Встреча состоялась в июне 2018 года в Москве. Самого Романовского редакции «ЦУРа» порекомендовал сирийский журналист Аббас Джума, пишущий статьи в прокремлевские издания, в том числе «Комсомольскую правду». Джума охарактеризовал Романовского как человека, имеющего обширные связи в Сирии и других горячих точках.

Как говорят в редакции «Центра управления расследованиями», сначала идея будущего фильма заключалась в исследовании коммерческих интересов структур Пригожина в Сирии. Во время встречи с Романовским журналисты не хотели посвящать его сразу в свой план. «Разговор сначала вообще был напряженным. Мы же понимали, откуда он, а он — откуда мы. Романовский в какой-то момент вначале даже бросил нам в стиле: «А на что вы способны, либеральные чмыри? На войну захотели?» Мы ответили довольно общо, что, мол, хотим снимать о частных армиях в Сирии и так далее. Было непонятно, как он вообще отнесется к нашей идее. Но постепенно по ходу разговора он понимал, куда мы клоним, — вспоминает один из участников той встречи. — И в какой-то момент мы сказали ему в лоб: хотим делать кино про твоего шефа. Он сильно удивился, но сказал, что затея — дерзкая и ему нравится, он готов помогать. Сказал, что он военный человек и патриот, поэтому воля собственника его издания для него ничего не значит. И его к тому же рекомендовала близкая знакомая Расторгуева, которая также дружила и с Романовским, так что мы вместе прикинули и решили, что ему можно верить».

Обсудив Сирию, участники встречи заговорили о других странах, где присутствуют интересы России и Евгения Пригожина. Редакторам и продюсерам «ЦУРа» уже было известно о таких интересах в Центральной Африке. «И Романовский вдруг сказал, что у него есть знакомые и в ЦАР, и он запросто ими поделится. Прозвучало имя Мартина, с которым он познакомился в Афганистане и даже, как говорил, спас ему жизнь. Правда, фамилию Мартина он так и не смог назвать. Через какое-то время мы вышли с Мартином на связь».

Хронология поездки

О своих перемещениях и планах Расторгуев, Джемаль и Радченко сообщали московской редакции в специально созданном чате. В день прибытия из Касабланки, в субботу в 17.26 журналисты написали, что наконец встретились с водителем Бенвеню Ндувокемой и купили местные сим-карты. В 19.49 добавили, что водитель — «трудный случай» и плохо говорит по-английски, что поездку в Бамбари будут планировать на 30 июля, понедельник, а пока съездят на могилу императора-людоеда Жана-Биделя Бокассы в его резиденцию Беренго в 65 км от столицы Банги. Здесь же, в Беренго, по данным журналистов, находилась и база российских военных советников.

В воскресенье вечером, 29 июля, в чат пришло новое сообщение — журналисты рассказали, что резиденция закрыта для входа посторонних, однако внутрь пропустили Ндувокему, он должен был договориться о пропуске всей группы. Но хороших новостей водитель не принес: во дворце он повстречал русского, однако пустить группу на территорию резиденции тот согласился только после разрешения минобороны ЦАР. По крайней мере, так поняли россияне со слов Ндувокемы. Недовольство его работой журналисты передали в Москву, пожаловавшись, что кроме бензина по цене $2 за литр он просит также оплачивать машинное масло. Оператор Кирилл Радченко рассказал о взятке в 100 долларов, которую перед выездом в Беренго группе пришлось заплатить местным полицейским, встретившим их около отеля; через водителя вымогатели требовали денег за якобы незаконное использование съемочной аппаратуры. Главный редактор «ЦУРа» Андрей Коняхин в ответ посоветовал репортерам избавиться от Ндувокемы и искать более надежного человека. Но журналисты были уверены, что африканец никак не связан с вымогателями, и сообщили, что других вариантов с водителем-переводчиком у них нет. Больше в рабочий чат Расторгуев, Джемаль и Радченко не писали и с редакцией не связывались.

Подтвержденная хронология поездок россиян, однако, расходится с тем, что говорит, если верить стенограмме опроса, Ндувокема. По его словам, он впервые встретил россиян лишь в понедельник. Из материалов расследования Palmares Centrafrique также следует, что в резиденцию Бокассы съемочную группу возил таксист по имени Симеон Нгуекуду.

На следующее утро, в понедельник, 30 июля, группа начала путь в Бамбари — об этом журналисты сами написали близким через интернет. В частности, самое последнее сообщение было отправлено Кириллом Радченко его девушке Екатерине Азаровой в полдень. По дороге журналисты, по данным МИД РФ, делали остановку для съемки в деревне Дамара, а в районе шести вечера прибыли в город Сибю.

На этом достоверная хронология поездки прерывается. Все последующие события и обстоятельства гибели россиян известны лишь со слов одного свидетеля — Бенвеню Ндувокемы. На его показания опираются местные власти, сотрудники миссии ООН в ЦАР (MINUSCA) и МИД РФ. Собственное расследование ведет и Следственный комитет, а также, как известно «Новой», нанятые Михаилом Ходорковским французские специалисты по безопасности.

Время убийства

На блокпосту в Сибю, по словам Ндувокемы, его пикап «Мицубиси» остановили бойцы республиканской армии (FACA). В своих первых показаниях водитель говорил, что остановка в Сибю произошла около 18.00 (этими данными оперирует МИД РФ). Однако позже Ндувокема стал называть более позднее время — 20.45. По его словам, военные из FACA предостерегли россиян от поездки в Бамбари в вечернее время, посоветовав переночевать в Сибю.

В стенограмме Ндувокема утверждает, что россияне согласились на ночевку, однако отправились на автобусную станцию, где долго говорили с кем-то по телефону на русском; далее, заявляет Ндувокема, они приказали ему заводить машину и ехать в поселение Декоа, находящееся в другой стороне от Бамбари; по дороге двое из них надели на головы «военные головные уборы» и достали пистолеты. «Тут я немного занервничал», — сообщает в стенограмме водитель.

В пути от Сибю он все время держался позади некоего другого автомобиля, поскольку не знал, как выехать из города. В 21.50 их пикап был остановлен пятью «вооруженными до зубов» людьми, а впереди идущая машина проследовала дальше. Люди с оружием приказали всем выйти из машины. Цвета кожи нападавших Ндувокема не называет.

«Сам я не был в месте совершения убийства. Убийцы отвели меня в сторону. Они связали мои руки и ноги. В рот засунули кляп, троих журналистов отвели в заросли кустов, в 150 метрах от того места, где оставили меня. Все это время на журналистах были военные головные уборы. С того места, где я находился, я слышал разговор между убийцами и журналистами.

С определенного момента разговор шел на повышенных тонах, и тогда я услышал первый выстрел. Затем разговор возобновился. Через пять минут я услышал второй выстрел.

Я думаю, что третий журналист не был застрелен, потому что рядом с его телом я видел нож. Весь разговор длился почти 25 минут. Потом они подошли ко мне и сильно избили. Я думал, что они убьют меня в первую очередь. Но думаю, что их главной мишенью был не я. Я получил травмы головы и левого глаза. Затем они забрали все, что было у журналистов. Камера, блокноты, деньги и другие вещи в сумках. Но не взяли оружие, которое было в машине».

По информации «Новой», нападавшие оставили в «Мицубиси» также канистры с бензином и не стали сливать топливо из бензобака, хотя горючее является в ЦАР особо ликвидной ценностью. Далее из рассказа водителя следует, что, забрав оружие, якобы принадлежавшее убитым россиянам, он пешком отправился назад в Сибю за медпомощью. Пистолеты он передал прибывшим в госпиталь Сибю сотрудникам миссии ООН.

О гибели трех россиян стало известно вечером следующего дня, 31 июля. Но еще утром неладное заметила Екатерина Азарова, девушка Радченко, а именно — что он удалил их личную переписку в секретном телеграм-чате, но через короткое время создал новый. Азарова спросила, чем его не устроил старый чат, но Радченко не ответил. 

Последняя активность в его телеграм-аккаунте зарегистрирована 31 июля в 13.19 по московскому времени, то есть спустя почти 13 часов после предполагаемого времени смерти.

«Новая» направила запрос основателю мессенджера Павлу Дурову с просьбой установить геолокацию заходов Радченко в приложение в промежутке с 18.00 30 июля до 13.19 31 июля, однако предприниматель оставил запрос без ответа.

По просьбе «Новой» характер ранений журналистов по фотографиям тел оценили криминалисты из силовых ведомств, попросив не указывать их имена (есть в редакции). Так, эксперты обнаружили следы удушения на теле Кирилла Радченко и удара тупым предметом в область шеи. На теле Александра Расторгуева — три ровных пулевых отверстия в области сердца; по мнению экспертов, они остались в результате стрельбы в упор. По сведениям «Новой», при вскрытии в Москве на теле Орхана Джемаля было обнаружено четыре пулевых отверстия.

Проверяя невероятный рассказ Ндувокемы о последних часах жизни наших коллег, мы связались с офисом MINUSCA. Официальный представитель миссии Владимир Монтейро в комментарии для «Новой» информацию об оружии журналистов не подтвердил и не опровергнул, заявив, что «сведения обо всех находках будут обнародованы после завершения совместного расследования MINUSCA и республиканской полиции». При этом другой источник в MINUSCA подтвердил сведения о переданном в миссию оружии, якобы принадлежащем журналистам, но отметил, что в ООН рассматривают версию о том, что оно было подкинуто россиянам после убийства».

«Версия с ограблением оказалась не очень правдоподобной, и кто-то сейчас делает новый вброс о том, что это разборки русских между собой, что съемочная группа — вовсе не журналисты, а вооруженные агенты, выясняющие отношения со своими соотечественниками», — делятся с «Новой» догадками в «Центре управления расследованиями».

«Расследователь» Зоумири

Отметим, что стенограмму показаний Ндувокемы распространяет африканский редактор местного издания Palmares Centrafrique по имени Сен-Реджис Зоумири, предлагая купить ее и другие материалы за сумму от 500 до 1000 евро. К стенограмме также прилагается трехстраничный файл с подробностями расследования. На странице самого Зоумири в фейсбуке говорится, что он учился в Пекинском университете, там же имеются фотографии из Китая, выложенные в период с августа по ноябрь 2016 года, на которых африканец посещает различные (в том числе военные) мероприятия в КНР.

По словам Зоумири, группа его журналистов провела собственное расследование убийства россиян и установила, что 29 июля, за день до гибели, Расторгуев, Джемаль и Радченко смогли пообщаться с российскими военными инструкторами на базе в городе Беренго. «Мы связались с одним из солдат, проходящих службу в армии ЦАР (FACA). Его зовут Жан-Илер Намкуасс. Он подтвердил, что российские журналисты действительно прибыли в Беренго около 9.52. Они приехали в Беренго на такси №0893. Водителя такси зовут Симеон Нгуекуду. Когда российские журналисты приехали, их встретил русский военнослужащий. Они все весьма оживленно говорили по-русски. Очевидно, журналисты хотели войти на территорию лагеря, а военный им в этом препятствовал», — сообщают африканские расследователи.

Эти сведения также идут вразрез с информацией «Центра управления расследованиями». В «ЦУРе» уверены, что никаких контактов между съемочной группой и военными РФ в республике не было, иначе журналисты немедленно бы сигнализировали об этом в редакцию. «Изначально был такой уговор — сообщать обо всех новостях, планах и денежных тратах», — объяснили в «ЦУРе».

В материалах Зоумири также упоминается некий житель Банги (столицы ЦАР) по имени Эдгард. Якобы вместе с водителем Бенвеню он должен был сопровождать Расторгуева, Джемаля и Радченко в их поездке. В подтверждение своих данных авторы расследования приводят слова сотрудницы отеля «Националь», где останавливались россияне, некой Нади Терибо. По словам Зоумири, с ней россияне охотно делились своими планами и жаловались на неудачную попытку попасть к российским военным. Между тем в «Национале» «Новой газете» сообщили, что работница по имени Надя Терибо никогда не работала в отеле. А в редакции «ЦУРа» впервые слышат про «сопровождающего Эдгарда», напоминая, что фиксером россиян в поездке должен был выступать Мартин, рекомендованный Кириллом Романовским.

На просьбу «Новой» прокомментировать эти противоречия редактор Palmares Centrafrique Зоумири неожиданно заявил, что Расторгуев, Джемаль и Радченко прибыли в ЦАР со шпионской миссией и были убиты другими русскими. «С момента прибытия россиян в ЦАР многое остается тайным», — сказал африканец.

Один из французских журналистов, работающих последние несколько месяцев в ЦАР, анонимно рассказал «Новой», что сам Сен-Реджис Зоумири является высокопоставленным сотрудником республиканской разведки и координирует информационные потоки в интересах своего правительства: «А поскольку правительство ЦАР последнее время дружит с Москвой, то можно понять, в чьих интересах занимается дезинформацией Зоумири. Впрочем, делает он это не очень профессионально, поэтому назвать его фейки качественными нельзя».

Еще один французский журналист в ЦАР, также пожелавший выступить анонимно, рассказал, что в республике нет практически ни одного независимого профессионального медиа, все медиа выпускают заказные материалы, а редакционная политика даже проправительственного издания может измениться и стать оппозиционной в зависимости от того, сколько заказчик готов заплатить за материал. «Этим раньше пользовалась Франция. Но затем она утратила контроль над ЦАР, и на ее место неожиданно пришла Россия, проявляет интерес Китай. Они точно так же теперь подкупают и местных чиновников, и медиаресурсы», — делится французский журналист.

Между тем 13 августа со своим собственным расследованием в ЦАР прибыли сотрудники издания РИА ФАН. В специально созданном ими телеграм-канале репортеры публикуют фотографии местной жизни, позируют на фоне объектов инфраструктуры и сообщают, что уже получили аккредитацию для работы в ЦАР и встретились с советником президента Туадера гражданином РФ Валерием Захаровым. «У них прямо какое-то показательное турне с подтекстом — «вот, смотрите, ничего страшного в стране не происходит, везде пускают, надо просто правильно все делать и сначала к Захарову идти». И ни слова о том, что Захаров сам из их конторы», — негодует один из журналистов «Центра управления расследованиями», находящийся под подпиской о неразглашении.

Накануне поездки Романовского в ЦАР мы обратились к нему с предложением об объединении усилий в расследовании убийства наших товарищей. Однако сотрудник РИА ФАН ответил категорично: «Масштаб взаимных предубеждений не позволяет нам сотрудничать. После того что вы писали про Дебальцево и моих друзей, мы с вами не коллеги», — сказал Романовский.

Павел Каныгин, "Новая газета"

0 Распечатать
Наверх