27 ноября
13 ноября 2014 3066 1

В оппозиции к переменам

Ждет ли Абхазию очередной политический кризис?
Фото: ekhokavkaza.mobi
Фото: ekhokavkaza.mobi

usahlkaro Антон Кривенюк Журналист

Партия «Амцахара» становится флагманом нового абхазского оппозиционного движения. Чтобы понять, чего можно ожидать от этого движения, мы попробуем расписать «архитектуру» перманентного политического кризиса в Абхазии. 

Партия «Амцахара» становится флагманом нового абхазского оппозиционного движения. Чтобы понять, чего можно ожидать от этого движения, мы попробуем расписать «архитектуру» перманентного политического кризиса в Абхазии.

Для начала, подобно тому, как это делается в академических публикациях, стоит определить порядок вещей. Самое важное заключается в том, что никакие события в политической жизни Абхазии сейчас не стоит рассматривать в качестве процессов, несущих самостоятельную смысловую нагрузку.

События – всего лишь информационные поводы, верхушка айсберга более глубоких процессов, связанных с трансформацией абхазского политического и общественного поля.

Поэтому, когда мы говорим об истории ли с подписанием российско-абхазского договора, о съезде ли оппозиционной партии, или может быть даже о внеплановом отключении света, мы, не ударяясь в конспирологические теории, должны иметь ввиду, что все эти и многие другие события, являются частью новых сюжетов абхазской политики. О них и пойдет речь.

Судьбоносный договор

Сейчас уже четко можно сказать три вещи. Первое – оппозиция в Абхазии будет. Второе – оппозиция стала активной с самого начала. И третье – оппозиционные формальные и неформальные силы и группы будут концентрироваться вокруг партии «Амцахара».

События развиваются стремительно. Партия провела свой внеочередной съезд 7 ноября. Напомним, после инаугурации нового президента Рауля Хаджимбы не прошло еще и ста дней.

Информационным поводом для нарастания активности оппозиции на данном этапе является договор с Россией. Вернемся на пару абзацев наверх и напомним, что информационные поводы – это одно, а реальная суть процессов – другое.

Полемика вокруг договора сыграла очень важную роль в конструировании идеологической платформы оппозиции. И очень вовремя. Потому что пока вряд ли можно найти какие-то другие сюжеты для консолидации протеста.

Работа нового правительства толком не началась, никаких крупных, а значит, скандальных проектов еще не было. И вообще, хотя политическое поле в Абхазии кипит, но кипит по поводу довольно узких, локальных сюжетов. Они не могут явиться основой для оппозиционной активности.

Вообще «Амцахара», резко выступив по поводу договора, сделала очень амбициозную заявку. Не раз и в устной, и в письменной форме в контексте обсуждения российско-абхазских отношений прозвучало словосочетание «народный сход», который, как мы знаем, – высший инструмент абхазской демократии.

Но идея о народном сходе на этом этапе идет вразрез с логикой политического процесса. Чтобы устроить революцию или что-то похожее на нее, необходима все-таки очень масштабная протестная база – разочаровавшиеся в политике властей массы. Но этого не может быть тогда, когда новое руководство страны только пришло к власти.

Один лишь только сюжет о российско-абхазском договоре, насколько бы он важным ни был для общества, не может создать революционный накал. 

​Народный сход – высший инструмент абхазской демократии

И дальнейшие события подтвердили давно прописанные алгоритмы. Не сход, но съезд «Амцахара» провела. Но даже сугубо с технологической точки зрения это было очень сырое мероприятие. Наблюдатели ждали ярких лозунгов, агрессивной риторики, мощного порыва негодования. Но ничего этого не было. В резолюции съезда можно обнаружить противоречия.

Сама идея о подписании договора поддержана, внесены некоторые предложения по содержанию документа, сформирована группа представителей партии по дальнейшей работе над проектом. И тут же поддерживаются предложения и замечания, подготовленные Министерством иностранных дел Абхазии, по проекту договора, то есть конечная версия абхазской редакции.

И тем не менее на первом этапе получился вполне себе конструктивный политический диалог. О чем свидетельствует и реакция властей на съезд «Амцахара». Пресс-служба президента Хаджимбы распространила сообщение о том, что «руководство Абхазии высоко оценивает поддержку со стороны партии «Амцахара» идеи о необходимости подписания оговора между Республикой Абхазия и Российской Федерацией».

Однако это совсем не то, что было бы нужно оппозиции для наращивания политического веса. И теперь «Амцахара» наверстывает упущенную на съезде возможность сделать громкие заявления, публикуя документы, которые распространяются через СМИ и соцсети.

В частности, распространено накануне сообщение о том, что идеи и предложения к тексту договора, подготовленные представителями партии, были проигнорированы. В прессе эти предложения, правда, так и не были опубликованы.

Без резких движений

Но все это на самом деле частности политического процесса. И здесь как раз важно понимание более глубоких нюансов.

Сравним фактуру и тональность выступлений лидеров партии на съезде и фактуру последующих документов, опубликованных от имени партии. Мы обнаружим противоречия, разность в подходах к одним и тем же вопросам, одним словом, влияние конъюнктуры. Это совершенно естественный процесс.

Как и в правительстве, в оппозиции сейчас тоже происходит много нового. Приходят новые люди, например, только сейчас в партию вступил Анри Джергения, некогда премьер-министр страны, возможно, в скором времени один из лидеров оппозиции.

Сдержанность в выступлениях лидеров «Амцахара» на съезде вполне может отражать текущую конъюнктуру и формат отношений, выстраивающихся с властью. Кто-то может не хотеть «лезть на рожон», у кого-то могут быть далеко идущие планы возвращения во власть, кому-то нужно обеспечить безопасность бизнеса или материальных активов. Все это важные моменты.

Но нетрудно предположить, что внутри партии дуют разные ветры. Отражением более радикальной позиции является как раз-таки довольно жесткое сообщение о том, что представители партии не принимали участия в обсуждении проекта договора. И, кстати, подписано это сообщение «корпоративным анонимом» – аналитическим отделом партии. То есть, за радикализм никто персональную ответственность нести не хочет.

А оппозиция кто?

Вообще, стоит немного поговорить о количественном и качественном составе новой оппозиции. Мы видим в ней и собственно «амцахаровцев», создателей и лидеров организации с уже давно сложившимся политическим стилем. На съезде мы видим, вероятно, в качестве гостей, но все же – бывшего премьер-министра Леонида Лакербая, других чиновников и просто яркие фигуры абхазской политической и общественной среды. Все они собрались здесь как в цитадели нового оппозиционного движения.

Но все эти люди находятся в совершенно различных отношениях с новой властью, имеют очень разные позиции во влиянии на политическую среду, среди них есть почти олигархи и политики, для которых идея превыше всего, а потому попытка усидеть на всех стульях одновременно – тяжкий грех.

В общем, это совершенно разные политики, у которых есть при этом одно общее – они или уже очень давно были, или вообще никогда не были в оппозиции. У них потерялся навык быть в оппозиции. Они по большей части все-таки обросли конъюнктурой и не готовы теперь лезть на амбразуру. И съезд «Амцахара», и в целом история с договором это наглядно демонстрируют.

«Амцахара» играла – переговоры с властями, с представителями Кремля, было много тактических ходов. В этом всем, кстати, могла и наличествовать стратегия, но если она и была, то не сработала. 

Абхазской оппозиции выгодно провалить российско-абхазский договор, что лишит власть фундамента

Оппозиции выгодно провалить договор. Если это произойдет, что теперь, конечно, маловероятно, то власть будет похожа на дом, из-под которого вынули фундамент. Правительство и президент лишились бы и внешней, и внутренней лояльности, и очень быстро созрела бы крайне благодатная почва для масштабного политического кризиса.

А времени до «часа X», после которого договор подписывать бессмысленно, осталось мало. Остались одна-две недели на то, чтобы успеть вложить в бюджет России следующего года финансовое обеспечение под этот документ. Поэтому у «Амцахара» мог быть, конечно, стимул тянуть время.

Кланы против власти

Разношерстная оппозиция, внутри которой будут сталкиваться самые разные интересы, с одной стороны выгодна правительству РДХ (Рауля Джумковича Хаджимбы). Консолидации столь разных политиков, сил и групп в единую мощную линию можно не дождаться никогда.

Но, с другой стороны, обратим внимание на количественные характеристики растущего оппозиционного фланга. Для примера рассмотрим ситуацию в госкомпании «Черноморэнерго», одной из крупнейших в стране. Компания, впрочем, не только крупнейшая, но и, как принято считать, одна из самых коррумпированных и непрозрачных структур в абхазской экономике.
Времени на то, чтобы  успеть вложить в бюждет России на финансовое обеспечение российско-абхазский договор, осталось очень мало

Первые же проверки, которые выявили пока лишь «цветочки», возможное хищение на четыре миллиона рублей, подняли на ноги весь коллектив, который единогласно выступил против «вмешательства в работу компании». Коллектив «Черноморэнерго», это 400 человек, огромен по абхазским меркам.

Весь этот коллектив и не только, ведь с компанией связаны и десятки бизнес-структур, уже можно считать, ушел в оппозицию. Новая власть подорвала давно устоявшуюся систему, в которую все были интегрированы, и которая отвечала интересам, судя по всему, не только руководства, но и коллектива.

И так в любой сфере. Если проводятся проверки на границе, на таможне, значит, по их итогам оказывается значительным число людей, которые недовольны вниманием властей. В одном из районов подозрительно часто, в разных ситуациях, в поле зрения правоохранителей попадают люди одной фамилии с бывшим главой администрации этого района. Значит, в оппозицию уйдет еще и «клан». И не один.

В Абхазии огромное количество бюджетников. А бюджетную сферу серьезно трясет – новые кадровые назначения, смены руководства и так далее. Значит, бюджетниками тоже прирастет социальная база оппозиции.

В Абхазии высокий удельный вес в экономике хозрасчетных организаций, тесно аффилированных с госструктурами, реализующих, по сути, бюджетные контракты. Сегодня все эти системы пришли в движение, и каждое «неловкое действие», будь то смена руководства или, не дай бог, уголовное дело, вызывают недовольство сложившейся политической ситуацией и действиями нового руководства страны.

Вообще, тут существует и еще более глубокий уровень проблемы. Дело в том, что сегодняшняя картина жизни в Абхазии – это результат всего того, что происходило в течение последних десяти лет с 2004 года.

Сегодняшняя картина жизни в Абхазии – это результат всего того, что происходило в течение последних десяти лет с 2004 года

Во-первых, эти десять лет – половина всей новейшей истории Абхазии, начавшейся после окончания войны с Грузией в 1993 году. Во-вторых, это были, по сравнению с первым нищим послевоенным десятилетием, годы сравнительного роста, временем, когда не все конечно, но многие, наконец, «зажили».

Это и есть стабильность в ее абхазской версии. Поэтому рост оппозиционных настроений сейчас будет происходить не только за счет сотрудников непрозрачных госкомпаний. Многие из тех, кто нашли к сегодняшнему дню себя в жизни, не ищут изменений. Это отчасти применимо и к истории с абхазо-российским договором. Раз он подписывается, значит «что-то изменится». Вот это «изменится» мало, кому нужно. Во всех сферах.

Конечно, в залах, где проходят съезды «Амцахара», будет только верхний уровень протеста, но в целом его социальная база будет шириться, по крайней мере, до тех пор, пока жизнь не войдет в нормальное русло, а обычные люди не почувствуют позитивных изменений. Если они, конечно, будут.  

0 Распечатать

Наверх