07 октября 3162 2

ВАВ-эффект от Путина

Смена власти в Дагестане прошла на эмоциях
Фото:  пресс-службы главы РД
Фото: пресс-службы главы РД

WOW-эффект – это результат воздействия,
при котором человек испытывает яркий восторг, 
чувство озарения или другие сильные, 
как правило, позитивные эмоции.

3 октября весь Дагестан, уже неделю гадавший о том, кому быть врио главы республики, испытал ВАВ-эффект: президент России Владимир Путин назначил своим указом временно исполняющим обязанности главы Республики Дагестан Владимира Абдуалиевича Васильева. ВАВ сменил АРГ – Абдулатипова Рамазана Гаджимурадовича…

Назначение неожиданное: председатель Комитета по безопасности Госдумы, влиятельный партийный функционер, лидер фракции «Единой России» в парламенте, Владимир Васильев не является коренным дагестанцем. В официальной биографии политика значится, что его отец – казах, мать – русская. Там же, в биографии, большой этап жизненного пути, связанный с работой в МВД России и Совете безопасности.

Приход в Дагестан «варяга» – решение революционное. Общественность помнит, как Владимир Путин, комментируя в прошлом кадровые реалии в Дагестане, заявлял, что национальное квотирование во власти, соответствующее распределение должностей – это чуть ли не табу, нарушение которого может грозить некоей дестабилизацией. Теперь же назначение неместного кадра проходит легко, без какого-либо сопротивления местных элит. Но не без чувства настороженности. Никто не знает, чего ожидать от Васильева. Как себя с ним вести. И, самое главное, чего он хочет от них самих?

Несмотря на то что для дагестанского обывателя Васильев – далёкий от республики человек, откровения, которыми поделился новый врио в Махачкале в день его представления политическому активу Дагестана, показывают, что знает он северокавказские реалии в деталях. Причём в специфических. Но не будем забегать вперёд…

Командировка…

Встреча Владимира Путина и Владимира Васильева состоялась 3 октября. Путин поставил перед врио конкретную задачу – руководить республикой до сентября 2018 года.

«А дальше многое будет зависеть от Вас и от того, что произойдёт за этот почти год», – сказал президент. Васильев ответил, что это большая честь для него, и отбыл на Кавказ.

Версий, почему именно Васильев, почему именно «варяг», почему отметены остальные фамилии потенциальных кандидатов с дагестанской пропиской, можно выдвигать много. Тут и борьба кремлёвских башен, лоббировавших своих кандидатов, но в итоге сошедшихся на относительно нейтральной фигуре. Тут и введение де-факто внешнего управления до нормализации ситуации в социально-экономической жизни республики. Тут и ожидание непопулярных реформ федерального центра, проводить которые лучше чужими, не дагестанскими, руками.

Сам же президент России, судя по протокольной записи, указал так: в Дагестане «многое делается. Многое меняется», но… в республике нужен на самом деле политический тяжеловес федерального масштаба, имеющий соответствующий опыт работы.

Отметив, что главная красота Дагестана в его людях, президент намекнул Васильеву, что ему всё же пригодится его «огромный опыт работы в МВД и в Госдуме».

Прибытие

Нового руководителя Дагестана в республике ждали. И, судя по тому, как прошла встреча Васильева, это был церемониал, продуманный командой уходящего руководителя Дагестана.

В полдень в аэропорт Махачкалы «Уйташ» был отправлен кортеж главы Дагестана, но без Рамазана Абдулатипова. Было решено, что встречать должны спикер НС РД Хизри Шихсаидов и премьер-министр РД Абдусамад Гамидов. В списке встречающих, как говорят в махачкалинском Белом доме, не было руководителя Администрации Главы и Правительства РД Исмаила Эфендиева, но тот сам рванул в аэропорт и, судя по фотографиям, настолько плотно прилегал к новому лидеру, что сумел оттеснить от него и Гамидова, и Шихсаидова…

Наконец, кортеж с Васильевым и полпредом президента в СКФО Олегом Белавенцевым прибыл в Махачкалу. (По протоколу, полпред представляет активу нового руководителя субъекта страны.) Отдельно в Белый дом приехал и уже бывший глава Дагестана Рамазан Абдулатипов. Он был без галстука, держался молодцом, демонстрировал, что хоть и не надолго, но пока ещё в этом здании хозяин, а гости – Гости. Хоть и высокие.

Актив, собравшийся в зале Народного собрания РД, вошёл в зал, когда туда вошли Белавенцев, Васильев и Абдулатипов. Гимны России и Дагестана не прозвучали, чем только подчеркнули не торжественную, а деловую обстановку.

Первым выступил Белавенцев. Он поблагодарил Абдулатипова от имени президента страны за всё хорошее, подчёркивая, что экс-лидер Дагестана является видным учёным, мыслителем, политиком федерального масштаба. После затянувшейся благодарственной речи, местами напоминавшей поминальную, полпред передал слово Абдулатипову. Тот попытался уступить выступление Васильеву, но полпред настоял, и выступить последним (а как учил советских телезрителей Штирлиц, «запоминается последняя фраза») Абдулатипову не удалось. Однако от этого его речь не стала менее интересной и скандальной…

Объединительный уход

Выйдя к трибуне, Абдулатипов сразу предупредил, что его речь для привыкших дагестанцев будет короткой, а для гостей длинной. Экс-глава РД говорил 30 минут. И две трети своей речи он был сдержан, хоть и немного волновался (это выражалось в том, что он порой глухо читал свой текст, а не говорил без бумажки).

«Считаю своим долгом в первую очередь поблагодарить президента Российской Федерации Владимира Путина за оказанное в своё время мне доверие, возможность на склоне лет поработать на Дагестан и на Россию», – сказал Абдулатипов. Он поблагодарил свою команду (отдельно выделив Шихсаидова) за понимание и поддержку, которую они ему оказывали всё время. А также двусмысленно заметил, что даже его приход так не объединил Дагестан, как его уход.

«Мне кажется, что мой уход как раз таки объединяет дагестанцев. Даже те люди, что меня свергали и критиковали, пишут мне слова благодарности. Наверное, где-то мы все это заслужили. Особенно я благодарю простых дагестанцев, горцев, которые выдержали после развала страны смуту, разруху, бандитизм и терроризм. Но при этом не потеряли веру в государство и в руководство страны. Простые дагестанцы, горцы, на самом деле настрадались и живут до сих пор тоже не очень хорошо. Именно они, даже больше, чем члены моей команды, понимали и принимали с благодарностью проводимые в республике преобразования», – отметил экс-руководитель.

Это выступление Абдулатипова было прощальным

В числе тех, кого публично благодарил Абдулатипов, попали главы субъектов России (особенно СКФО), федеральные вице-премьеры и министры, а также премьер России Дмитрий Медведев и экс-председатель Госсовета Дагестана Магомедали Магомедов. Первого он благодарил за совместную работу и поддержку. Второго – за мобилизацию дагестанцев в августе 1999 года на борьбу с международным терроризмом.

«Под руководством будущего президента (Путина – «ЧК»ему удалось мобилизовать дагестанцев на борьбу с международным терроризмом. Примечательно, что врио главы республики Владимир Васильев, будучи замминистра внутренних дел России, был один из мужественных бойцов против терроризма», – заявил он.

По его же мнению, кандидатура Васильева наиболее удачная из всех возможных. Абдулатипов пару раз переходил в речи на объяснение того, почему врио главы РД назначен не дагестанец, а «варяг».

«Конечно, мы – дагестанцы. У нас большая республика. У нас традиционная глубокая культура. Среди трёх миллионов дагестанцев тоже, наверное, было немало тех, кто мог бы исполнять обязанности главы республики», – сказал Абдулатипов, пояснив, что, будучи у главы администрации президента России Антона Вайно, он называл пять-семь фамилий тех, кого хотел бы видеть своими преемниками. Экс-руководитель сообщил, что даже дал Путину телеграмму, в которой указал, что на какой-то переходный период было бы правильным дать возможность временно руководить республикой председателю дагестанского правительства Абдусамаду Гамидову или же его первому заму (вполне возможно, что речь шла о Рамазане Алиеве). Судя по назначению Васильева, к Абдулатипову не прислушались, но…

«Но вместе с тем я подчёркиваю: из всех возможных кандидатур наиболее удачная Владимира Абдуалиевича Васильева. Я его знаю более 25 лет. В каких бы структурах этот человек ни работал, он всегда был порядочным, честным и открытым человеком. Я думаю, что мы все должны его принять и помогать. Его миссия – возглавить Дагестан. И в этом мы все заинтересованы, – сказал Абдулатипов и скомандовал: – Бурные аплодисменты!». Зал взорвался хлопаньем.

Причины проблем Дагестана Абдулатипов видит в далёких 1990-х, когда в Чечне шла война, потом была попытка агрессии со стороны боевиков. В это период Дагестан, всё постсоветское пространство, как выразился Абдулатипов, «подверглось глубокой деформации».

«Фактически экономика республики была разрушена. По темпам промышленного производства, сельскохозяйственного производства более 70% (разрушено). И к величайшему сожалению, хоть мы и победили международных террористов, мы сами после этого родили своих террористов. Мы почему-то об этом забываем. Дагестан стал самым террористическим регионом России. Основные террористические акты или происходили в Дагестане, или были дагестанского происхождения. Мы должны эти вопросы анализировать очень внимательно. Да, с помощью правоохранительных органов, их героической работы мы победили терроризм. Но если мы не поймём, откуда у нас внутри этот терроризм появился, то мы не сможем его победить до конца», – поделился своим мнением Абдулатипов, но затем дал и свою точку зрения на причины терроризма в дагестанском обществе: – Прежде всего, это была слабость власти. Это была неуправляемость республикой. Когда на севере республики командовал один, на юге командовал второй, ещё где-то – третий, а в Махачкале – командовал всеми. Даже президентами Республики Дагестан. Владимир Путин очень правильно сказал: ослабление власти ведёт к терроризму. И мы не должны допускать ослабления. И второе: мы не должны терять управляемость в республике. И очень много было сделано и парламентом, и правительством для того, чтобы восстановить эту управляемость».

Он оставляет Васильеву работоспособное Народное собрание, правительство, муниципалитеты. Но прозрачно намекает, что хоть тот и приходит на всё готовое, но поработать всё равно придётся: «Есть ещё тысячи вопросов, которые надо решить».

«Иногда мне кажется, что в Москве очень хорошо кто-то почувствовал, что мы все вопросы более-менее стабилизировали и, казалось бы, далее можно чуть-чуть уже отдохнуть… Мы навели элементарный порядок и в экономике, и во власти, и в управлении территориями. Теперь задача, которую я ставил в своём послании – это добиваться устойчивого роста и устойчивого развития Республики Дагестан», – заявил Абдулатипов.

О проделанной в Дагестане работе Абдулатипов предлагает Васильеву судить хотя бы по внешнему виду махачкалинского аэропорта, а также дороге, ведущей от него к площади. Наведение такого элементарного порядка потребовало сменить трёх мэров Махачкалы.

«То наследие, которое было оставлено… Прежде всего, теневая экономика… Я всё время говорю правоохранителям, что они фактически не занялись этим направлением. С этим мы столкнулись в кризис, когда оказалось, что многие городские предприятия фактически не предоставляют нормальных услуг населению.

Надо, чтобы все предприятия, которые оказывают услуги махачкалинцам, были управляемы администрацией Махачкалы», – дал своеобразную трактовку событиям 2016 года экс-глава республики.

В числе перечисленных Абдулатиповым достижений были и филиал президентского центра «Сириус», проспонсированный членом Совета Федерации Сулейманом Керимовым (кстати, ни его, ни другого сенатора – Ильяса Умаханова – в зале замечено не было). Были объявлены достижения в области культуры, дошкольного, школьного и высшего образования, медицины. В частности, было замечено, что до Абдулатипова ЕГЭ можно было приобрести за 500 тысяч рублей. Теперь же правительство России присылает письма благодарности за чистый ЕГЭ. Им, Абдулатиповым, все дошкольные учреждения республики наделены статусом Центров одарённых детей, так как «неодарённых детей не бывает».

Достижения в области высшего образования заключаются в ликвидации более 40 филиалов самых разнообразных вузов.

«Тысячи дагестанцев с дипломами ходят, а на работу взять некого!» – возмущался Абдулатипов.Что же касается культуры, то до него ею фактически занимались только фольклорные ансамбли. Теперь же на месте «уничтоженных домов культуры» – центры традиционной культуры. Всего их 312.

«Наши люди начали надевать национальную одежду. Почему наши женщины надевают иногда арабскую одежду? Потому что мы с них сняли свою, национальную», – заметил экс-глава РД.

Достижения в медицине заключаются в том, что начиная с 2013 года в республике стали делать тысячами высокотехнологические операции, строят корпус для гамма-ножа, собираются поддерживать работу онкологической клиники, а также в том, что им была поддержана идея ректора ДГУ Муртазали Рабаданова о создании в университете медицинского факультета. «Должна быть конкуренция (с ДГМИ)!» – уверен глава уходящий.

«Когда я приехал сюда, то здесь сидел такой же актив. Я, обращаясь к этому активу, сказал тогда: «Вы съели двух президентов, которые были до меня». Потому что эти президенты пытались приспособиться к вам. Я пришёл изменить эту среду, которая воспроизводит бандитизм, терроризм, коррупцию и так далее», – вспомнил Абдулатипов и напомнил, что за четыре года в Дагестане не было терактов, а самое главное в деятельности властей – обеспечить безопасность Дагестана и дагестанцев.

«Иногда проводятся совещания в Пятигорске или Москве, и на них говорят: «Вот благодаря правоохранительным органам и их героизму… победили» и так далее. Я полностью с этим согласен. У меня очень хорошие отношения с правоохранительными органами. Мы работаем как одна команда: не обслуживаем друг друга, а обслуживаем людей. Когда передо мной такие речи произносились, то я пару раз не выдержал, спросил: «Скажите, а до прихода Абдулатипова правоохранительных органов не было в Республике Дагестан?» Почему был терроризм, бандитизм и так далее?» – вопрошал Абдулатипов и сам же ответил: не было согласованной работы правоохранительных органов, общества, республиканской и местной власти. «Мы все вместе навалились, и мы победили», – считает экс-глава РД.

На его взгляд, эффективно работает МВД по РД, прокуратура, Нацгвардия, МЧС, Следственное управление. «И так далее…» – не называя УФСБ РФ по РД, похвалил силовиков Абдулатипов.

Надо менять систему!

Время от времени в речь Абдулатипова прорывались эмоциональные высказывания, связанные как с его отставкой, назначением Васильева, с тем, как развивался Дагестан до и при нём. В последней трети своей речи Абдулатипов не сдержался и высказался… Слушая Абдулатипова, Васильев теребил очки: то складывал их, то надевал, то снова складывал. Белавенцев же с любопытством наблюдал за происходящим, словно он находился на палубе судна, а действо – выступление Абдулатипова – происходило не в зале, а за бортом…

«К сожалению величайшему, Дагестан перекрыт на разных уровнях стереотипами. Даже наши дагестанские москвичи, они так и остались там, в XVII веке, так и не вылезли из этого. И начинают охаивать Дагестан. Это что за природа наша?! Откуда это у нас?! Я 23 года работал в Москве, занимал самые высокие должности, но ни разу не охаивал Дагестан! Я приезжал сюда и здесь открыто, в глаза говорил… Откуда эта порода пошла? А теперь мы удивляемся, что президент не назначил из местных кого-то… А кого назначать? Год мы не можем назначить председателя Верховного суда РД, потому что как только кого-то предложат, все остальные пишут на него… Я звоню председателю Верховного суда России Лебедеву, тот мне говорит: “Рамазан, мне уже тошнит от твоего Дагестана!”» – сказал Абдулатипов.

Видимо, в числе претензий к его работе, озвученных Вайно, были и результаты выборов в Госдуму в 2016 году, раз Абдулатипов внезапно стал говорить о результатах выборов.

«У Путина в Дагестане рейтинг – 93%. Нигде такого нет! Мы («Единая Россия») победили выборы в Госдуму, набрали 89% и дали (в парламент) хорошую команду. Хотя многие федеральные ведомства делали всё, чтобы провалить эту работу. И оказывается, что если Абдулатипов набрал 89% за «Единую Россию», то Абдулатипов – диктатор, не демократ и так далее. А тот, кто провалил (выборы) и 35% показал на выборах за «Единую Россию», тот продолжает работать руководителем субъекта федерации…» – удивлялся экс-глава Дагестана.

Абдулатипов уверенно заявил, что даже по выборам и результатам голосования к нему вопросов нет! Вопросы у него есть к тем федеральным чиновникам (отдельным министрам и представителям АПР), которые… доносят до Путина не совсем верную информацию.

 «До президента информацию доводят люди, которые ни разу не были в Дагестане. Они не знают Дагестан! Они живут стереотипами о Дагестане 90-х годов! Хоть раз, хоть на одном совещании вы слышали, чтобы сказали: «Дагестан возрождается! Выходит из кризиса!»? Мы первое место в стране занимаем по темпам промышленного развития. Кто-нибудь об этом знает по России? Министр экономики России за четыре года хоть раз был в Дагестане? Меня послали в самый кризисный регион! Хоть раз меня спросил министр экономики: «Как ты там работаешь? Что удаётся?». Мы же одна страна! Мы один народ! Поэтому никаких вопросов к Васильеву нет. И к президенту нет. Есть вопросы к общему состоянию управления государством. Особенно регионами. На федеральном уровне многие не знают, что происходит в регионах», – уже чуть охрипшим от эмоций голосом спрашивал Абдулатипов.

Закончил свою речь экс-глава Дагестана тем, что попросил прощения, если кого обидел. «Но хорошо работающих людей я не обижал. Прошу это тоже иметь в виду», – сказал Абдулатипов и пошёл к своему креслу. В зале раздались громкие аплодисменты. Васильев, также аплодируя, встал. Встал и весь зал. Когда овации утихли, Белавенцев отметил, что это было очень эмоциональное выступление, и передал слово Васильеву…

Пересменка власти в Дагестане не обошлась без озвученных публично претензий и обещаний...

«Тихо стелет…»

Васильев говорил тихо, мягко, выбирая выражения. При этом он ясно давал понять, что он только мягко стелет, спать будет жёстко. Но только в том случае, если существующим аппаратом управления республикой не будет показан результат. Он сообщил, что уже встречался с министрами, председателем дагестанского правительства и в ближайшие часы примет их отставку. Но даст им шанс проработать с ним в статусе и. о.

Васильев намерен смотреть по делам. Кто справляется, а кто нет. Он предупредил своим тихим голосом, что тот факт, что он не принадлежит ни к одной из национальностей Дагестана, даёт ему широкое поле для манёвра: он никому не обязан, он, в случае неудовлетворительных результатов от подчинённых, будет их увольнять, невзирая на чьи-либо просьбы. Также он намекнул и предупредил, что семья у него маленькая, сам он скромен, поэтому пытаться решать с ним вопросы подарками не стоит.

Его воспоминания о том, как в 1996 году ему было поручено освободить захваченное братьями Хачилаевыми здание Белого дома, показали, что он знает Дагестан и с другой, специфической стороны.

«Помните ту ночь, когда власть в Дагестане была захвачена Хачилаевым? Тогда Магомедали Магомедович был в Москве. Президент (Ельцин) тогда фактически не управлял страной. Степашин, министр ВД России, был в Германии. Меня вызвал секретарь Совбеза Кокошин и поручил возглавить спецоперацию по освобождению здания правительства Дагестана. Вы знаете, что был жёсткий план, что его надо было выполнять. Десантники садились в самолёт и готовились лететь в Дагестан. Это было трудное решение, но мы выполняли инструкцию. И спецподразделения наращивали силы, но, к счастью, Магомедали Магомедов сумел решить вопрос миром», – рассказывал Васильев.

Он же перечислил фамилии тех, с кем плотно, по линии МВД, контактировал в Дагестане: тогдашним начальником ОБОП Русланом Гитиновым (ныне замначальника ЦПЭ по Самарской области) и экс-министра ВД по РД Магомедом Абдуразаковым. Васильев, помимо контроля за кадровым вопросом, обещает, что в Дагестан будут приезжать федеральные министры, а в 2018 году в республику пойдёт серьёзное финансирование. О размерах и сроках пока не распространяется.

«На работу будем выбирать не по национальной квоте, а по таланту, по способностям. Я могу опираться только на вас всех, только так у нас будет что-то получаться. Дагестанцы обладают колоссальным потенциалом. Молодёжь Дагестана в значительной части определяет будущее всей России. То, что они борцы, чемпионы – это супер, хорошо! Но нам надо сделать так, чтобы в это непростое время, время высоких технологий, когда исчезают целые профессии, использовать эту возможность и этот ресурс – дать шанс нашей молодёжи», – заявил он.

Автор: Руслан Магомедов

0 Распечатать

Наверх