24 сентября
07 августа 1973 0

Власти КБР приказали онкоцентру долго жить

Долгострой недавно называли приоритетным проектом, а сейчас вдруг решили закрыть 
Фото автора
Фото автора

usahlkaro Фатима Тикаева Автор статьи

Онкологический центр на 220 коек в Нальчике долгое время был в числе приоритетных проектов, но после десяти лет строительства здание, в котором так и не вылечили ни одного больного, признано устаревшим.  

Проблема есть, решения нет

Власти Кабардино-Балкарии отказались от завершения строительства онкологического центра в Нальчике. В апреле, выступая в парламенте с отчетом о работе за 2016 год, премьер-министр республики Али Мусуков объявил: достроить онкоцентр не удастся, так как проект устарел и не соответствует современным требованиям.

«Федеральная программа, по которой строился онкологический центр, была завершена. Здание осталось недостроенным. Необходимо разрабатывать новый проект и строить в новом месте», – пояснил он.

А в старом онкодиспансере устарели гамма-терапевтические аппараты. Использовать их нельзя, отремонтировать стоит больше 11 млн рублей, купить новые – 35 млн рублей. Таких денег в программе развития здравоохранения в КБР нет. И как быть, в правительстве не знают.

Али Тахирович признал, что проблема есть, а решения нет. Старые аппараты морально устарели, специалисты ставят их эффективность под вопрос – а значит, тратиться на ремонт бессмысленно. Новые республике не по карману, тем более что одной покупкой расходы не ограничатся: для демонтажа старого оборудования и установки нового придется разобрать часть здания диспансера.

Строить онкоцентр начали в 2007 году, за пять лет не достроили – а федеральная программа, по которой проходил проект, закрылась

По словам премьера КБР, правительство рассматривает возможность закупки и установки оборудования частной компанией. «При этом власти не отказываются от демонтажа устаревшего гамма-терапевтического аппарата и приобретения нового», – заверил Мусуков.

Новость о том, что новый онкодиспансер «состарился» и «умер» в процессе постройки, вызвала шквал комментариев в социальных сетях. Возмущенные решением властей жители Нальчика рассказывали об ужасающих условиях в онкологическом диспансере – и о том, что больные предпочитают уезжать в другие регионы за медпомощью.

Делать все возможное

Минздрав КБР счел нужным разъяснить ситуацию. Его глава Светлана Расторгуева напомнила, что возводить новый онкоцентр начали осенью 2007 года. Строили его по федеральной целевой программе «Предупреждение и борьба с социально значимыми заболеваниями», которая закрылась в 2012 году.

Строительство онкоцентра стоило 3,5 млрд рублей, но поступило только 370 млн, включая 110 млн рублей из бюджета республики

Изначальный бюджет проекта составлял 3,5 млрд рублей, но поступило всего 370 млн рублей (260 млн – из бюджета РФ, 110 млн – из бюджета КБР). Без денег застопорилось и строительство.

Старое приспособленное здание диспансера 

Сейчас власти осознали, что за десятилетие, минувшее с закладки онкоцентра, «стандарты и требования в лечении онкологических заболеваний значительно изменились», поэтому «необходимо привести проектную документацию в соответствие с действующими нормами и требованиями к онкологическим диспансерам в части радиологического отделения и современного технологического медицинского оборудования» (слова Расторгуевой).

Заверения главы Минздрава КБР в том, что власти «делают все возможное», не содержат никакой конкретики

Министр попыталась обнадежить жителей республики обещанием разработать новый проект, который «позволит не только достроить онкоцентр, но и включить в него радиологическое отделение и высокотехнологичные операционные».

Но на опровержение новости о том, что власти КБР отказались завершить строительство нового онкодиспансера, заявления Расторгуевой не тянут. Дежурные фразы о руководстве республики, которое «делает все возможное» и «взяло на контроль», не содержат никакой конкретики.

Больше не в числе приоритетных

Заброшенное здание в районе «Дубки» оказалось не так сложно найти: стройка обнесена высоким забором, за ним видно добротное пятиэтажное здание. Паспорта объекта нет. «Это онкологический центр», – подсказывает водитель маршрутки. Строители успели выложить облицовку – и то ли деньги кончились, то ли нормативы устарели.

«Несколько месяцев назад все остановилось», – говорит моя случайная собеседница – сотрудница расположенного рядом Дома ребенка. На вопрос, знает ли она об отказе властей достраивать онкоцентр, женщина удивилась. «Столько сил и денег вложили, а больным в диспансере приходится в страшных палатах лежать», – возмущается она.

В 2014 году Минрегионразвития РФ готово было помочь властям Кабардино-Балкарии в поиске денег на завершение долгостроя

Долгое время строительство онкоцентра называлось в числе приоритетных проектов вместе с перинатальным центром. Последний худо-бедно достроили и даже торжественно открыли, а онкоцентр заморозили.

В 2014 году министерство регионального развития РФ готово было помочь властям Кабардино-Балкарии в поиске денег на завершение долгостроя. Произошло это с подачи президента РФ Владимира Путина.

Встречаясь со студентами Московского инженерно-физического института, глава государства сказал: «Нам нужно строить межрегиональные центры по обслуживанию населения. Вот Кабардино-Балкария для этого подходит или нет? Я не знаю. Соответствующее поручение Минздраву проанализировать дам».

К этим словам прислушался глава Минрегионразвития Игорь Слюняев – и в начале 2014 года, посетив КБР, заявил о готовности «подключиться к поиску решения проблемы и подключить к этому и полпредство в СКФО».

В марте 2016 года Юрий Коков назвал новый онкоцентр приоритетным проектом, а в начале 2017 года перестал его упоминать

Одним из вариантов было названо финансирование строительства за счет экономии при реализации госпрограмм. Министр оценил тогда готовность объекта в 60%, а сумму, необходимую для завершения строительства, в 2 млрд рублей.

Еще в марте прошлого года глава республики Юрий Коков называл достройку онкоцентра в числе приоритетных задач, но в его послании парламенту в начале 2017 года строительство уже не упоминалось.

2 тысячи диагнозов в год

Тем временем число онкобольных в республике растет: на протяжении последних пяти лет диагнозы, связанные со злокачественными новообразованиями, ставят минимум 2 тысячам человек. Первое место по распространенности занимают злокачественные новообразования кожи, затем молочных желез и легких.

На начало 2016 года на учете в ГБУЗ «Онкологический диспансер» Минздрава КБР состояли около 13 тысяч человек. В стационаре диспансера лечатся более 5 тысяч пациентов в год. В 2013 году были взяты на учет 2184 человека, в 2014 году – 2240 человек, в 2015 году – 2270 человек.

Старый онкодиспансер Нальчика находится в здании 1931 года постройки, с одним туалетом на этаже и палатами на пять-шесть человек

Все они вынуждены лечиться в двухэтажном здании 1931 года постройки, приспособленном под онкодиспансер. Мрачная приемная, переполненная пациентами, ветхие ступени, по которым обессиленные больные ползут наверх, палаты на пять-шесть человек, один санузел на этаж…

Жестокий опыт столкновения с этим учреждением вспоминает нальчанка по имени Фатима:

«Моя мама заболела, ей было тяжело ходить. Ей приходилось через весь коридор, держась за стеночку, идти к умывальнику или в санузел. Если что-то было нужно, даже самое экстренное, на проходной к ней в палату не пускали до 16:00. На просьбу отнести дежурившие на входе женщины грубо отвечали: это не наша работа.

Мы увезли маму в Москву. Только там мы почувствовали настоящее участие и заботу. Я как ухаживающая получила специальное разрешение и могла целыми днями сидеть рядом с ней и, как удавалось, облегчить боль и уныние. Ведь не только лекарства помогают, но и простое человеческое тепло и родной человек рядом. Слава Всевышнему, диагноз, которым нас загнали в тупик наши врачи, не подтвердился».

Сколько еще пациентов со смертельно опасными диагнозами обречены посещать старый диспансер, атмосфера которого здорового-то человека вгонит в хандру, а угнетенного болезнью и вовсе раздавит? Сколько людей проведут свои последние дни в условиях немногим лучше барака, страдая от мук и одиночества? Вряд ли их утешат слова главы Минздрава о том, что власти «делают все возможное»… 0 Распечатать

Наверх