28 февраля
27 января 2017 2901 0
При реализации проекта используются средства государственной поддержки, выделенные в качестве гранта в соответствии с распоряжением Президента Российской Федерации от 05.04.2016 № 68-рп и на основании конкурса, проведенного Национальным благотворительным фондом.

Восточные сказки вместо расследования

В Нефтекумске на суде об убийстве из-за пастбища вскрылись «технические ошибки» и недоработки следствия
Родственики подозреваемых в убийстве возле здания суда. Фото автора
Родственики подозреваемых в убийстве возле здания суда. Фото автора

usahlkaro Светлана Болотникова Автор статьи

Следователю Игорю Шкодию на суде в Нефтекумске пришлось объяснять, как он волшебно перемещался в пространстве при расследовании прошлогоднего убийства на пастбище под Махмуд-Мектебом, почему понятые спустя четыре часа поменяли прописку и что мешало следствию проработать версию резни двумя ножами, выдвинутую живым свидетелем.

Такие ляпы, намекающие на фальсификацию, - признак «нефтекумского правоохранительного синдрома», который одних ставропольцев учит презирать закон, а других убеждает в импотенции власти.

Земля будет пухом

Жестокое убийство на востоке края весной прошлого года промелькнуло во многих ставропольских СМИ. Молодой овцевод зарезал соседа, поспорив с ним из-за пастбища. Спасти жертву пытался его друг, который также получил ножевые ранения от убийцы и его двоюродного брата.

Тема передела земли на Ставрополье актуальна, как никогда. Если уже пастухи режут конкурентов, то откладывать наведение порядка в этой сфере взрывоопасно.

Еще более опасен правовой нигилизм со стороны правоохранительных органов при расследовании земельных конфликтов, особенно на многонациональном востоке края.

Фокусы с ножами

КАВПОЛИТ излагал в подробностях две версии, которые рассматривались в рамках уголовного дела по убийству в Махмуд-Мектебе. Свидетель Абдулла Багандов показывал, что Абдулжапара Ахмедова убивали двое – и от них обоих Багандов, защищая друга, получил ножевые ранения в ногу.

Однако следствие взяло за основу не версию свидетеля, которого допросили только через две недели (!) после преступления, а версию убийцы – Рамазана Магдиева. Он взял всю вину на себя, обелив предполагаемого соучастника Юсупа Гасанова.

Уголовное дело по ранениям Абдулле Багандову, нанесенным двумя ножами, было заведено спустя два с лишним месяца. Все это время Гасанов находился на свободе, а следователь даже не пытался найти второй нож и сопоставить длинные и короткие раны на теле Ахмедова.

После соединения дел в одно производство в нем так и не устранили противоречия между свидетельскими показаниями.

Осенью дело ушло в суд с обвинением Рамазана Магдиева по статьям об убийстве (ч.1 ст.105 УК РФ) и причинении вреда здоровью средней тяжести (ч.2 ст 112 УК РФ). Юсупа Гасанова по этому делу обвиняют лишь в причинении увечий, хотя именно с его появлением на пастбище разговор перешел в ножевое нападение.

Танец вприсядку

Оббив пороги многих кабинетов и получив массу отписок, вдова убитого Разият Магомедова и раненый Абдулла Багандов обратились за помощью в Буденновскую общественную палату.

Член этой организации, помощник депутата краевой думы Николая Новопашина, бывший оперативник Евгений Перкун при первом же поверхностном ознакомлении с делом выявил грубейшие нарушения следствия, пропущенные затем прокуратурой и судом.
Наносившие удары были над телом Ахмедова, а не исполняли танец с ножами вприсядку, поражая при этом Багандова в нижнюю часть ноги

Как расценивать, например, затягивание времени до допроса Багандова, благодаря чему соучастник преступления более двух месяцев оставался на свободе и проходил по делу только как свидетель? По мнению Евгения Перкуна, это дало возможность Юсупу Гасанову принять меры к инсценировке невиновности.

«Судя по расположению ран на ноге Багандова – коленная чашечка, голеностоп, стопа – можно с уверенностью сказать, что наносившие удары находились в положении сидя на корточках или на коленях, т.е. они были над телом Ахмедова, а не исполняли танец с ножами вприсядку, поражая при этом Багандова в нижнюю часть ноги», – отмечает член общественной палаты в информационном сообщении о нарушениях прав потерпевших.

Убитый Абдулжапар Ахмедов

Чудеса следствия

Сообщение было направлено в различные надзорные и судебные инстанции. Ответы поразили даже бывшего оперативника цинизмом и нежеланием сотрудников правоохраны придерживаться норм закона.

Лишь председатель краевого суда отреагировал на письмо правозащитника по-государственному. По его распоряжению информация правозащитника была зачитана на очередном судебном заседании в Нефтекумске. Послушать о чудесах следствия было действительно интересно.

Зампрокурора не заметил «способностей следователя Игоря Шкодия перемещаться во времени и пространстве»

Зампрокурора Нефтекумского района Алексей Криштопа, проверяя дело перед отправкой в суд, как пишет Евгений Перкун, не заметил «способностей следователя Игоря Шкодия перемещаться во времени и пространстве».

Заместитель прокурора Нефтекумского района Алексей Криштопа. Фото: прокуратура Нефтекумского района

По протоколу получается, что Шкодий в 22:30 окончил осмотр места происшествия вблизи аула Махмуд-Мектеб – и тут же (22:30 того же числа) приступил к опросу Юсупа Гасанова в Нефтекумске, на расстоянии свыше 90 километров.

Магическим образом исчезла при выемке вещей камуфляжная куртка убийцы, в кармане которой лежал чехол от ножа. Это позволяет предположить, что найденный на месте происшествия нож был орудием Гасанова и не подошел к чехлу, поэтому от верхней одежды пришлось избавиться.

В тот же день в 23:27 следователь пригласил для изъятия вещей убитого тех же понятых, с которыми расстался четыре часа назад. «Правда, тогда эти понятые жили почему-то по другим адресам, о чем и говорит ранее составленный протокол осмотра машины убитого, – пишет Евгений Перкун. – Тут бы и сказать зампрокурора при нормальном изучении уголовного дела: "А давайте мы проверим все протоколы с участием этих понятых, чтобы установить факт возможной подделки их подписей"».
Следователь, согласно протоколу, в темноте и без участия подозреваемого или свидетелей нашел в степи место убийства

Без внимания прокурора остались и нарушения при взятии образцов крови – отсутствие контрольных чистых тампонов, «подсушивание» образцов в течение 25 минут вместо положенных по регламенту суток.

Большие сомнения в реальности осмотра места происшествия вызывает тот факт, что следователь, согласно протоколу, в темноте и без участия подозреваемого или свидетелей нашел в степи место убийства. Но у зампрокурора вопросов по этому поводу не возникло.

С противодействия потерпевшей и свидетелю начал судебное рассмотрение и судья Игорь Гандембул – он, как отмечает Евгений Перкун, отказался выдать заверенные копии материалов дела, сославшись на внутреннюю инструкцию суда и проигнорировав УПК России.

Когда суд – театр

После этого суд в Нефтекумске вызвал следователя Игоря Шкодия для дачи объяснений. Два заседания он проигнорировал, а затем – 19 января – появился.

Его допрос представительницей обвинения напоминал хорошо отрепетированный спектакль. Она удовольствовалась ничего не говорящими ответами, что место преступления указали некие оперативники, не известные следователю, что куртки убийцы на месте происшествия не было.

Почему следователь не спросил о пропавшей одежде у задержанного и кто первый побывал на месте происшествия, так и осталось не выясненным

А почему следователь не спросил о пропавшей одежде у задержанного и кто первый побывал на месте происшествия, так и осталось не выясненным.

Протокол осмотра места убийства, как признался Игорь Шкодий, составлялся не в степи, а в Нефтекумске, поэтому на нем стоит время печати документа на компьютере. А с началом допроса Гасанова оно совпадает потому, что протокол допроса печатался на другом компьютере, а там время могло быть установлено неправильно.

Разные адреса понятых он объяснил тем, что один сообщил сначала адрес прописки, потом адрес проживания, а в номере квартиры другого понятого просто была допущена «техническая ошибка».

Раненого следователь, по его словам, не допрашивал, ожидая его выздоровления.

Надо сказать, что в деле лежал протокол опроса Багандова по прибытии его в больницу, где о втором ноже не упоминалось. В своих дальнейших показаниях свидетель объяснил это плохим самочувствием в реанимации и тем, что записанное с его слов сотрудником полиции он заверил, не читая.

Оно ему нужно?

Зачем следователь помимо допроса еще и опрашивал Гасанова – и, главное, когда он успел это сделать в суматохе 22 марта, адвокату потерпевших Артуру Погосяну Шкодий объяснить не смог.

На вопрос, почему на экспертизу он отдал лоскут кожи с двумя одинаковыми по размерам, а не разными ранениями, следователь простодушно ответил: «Не посчитал нужным».

За нарушения, допущенные в ходе следствия по убийству в Махмуд-Мектебе, лет 20 назад можно было запросто лишиться должности

Адвокат поинтересовался, читал ли следователь заключение эксперта о том, что изъятым ножом можно было нанести ранения не длиннее 35 миллиметров. Оказалось, что читал. Но на вопрос, почему же он не дал исследовать раны, которые превышали этот размер, следователь ответил: «Я считаю, что было предоставлено достаточно кожных ран для квалификации действий».

При уточнении вопроса, почему не исследована рана длиной 7 см, Игорь Шкодий невозмутимо повторил: «Не посчитал нужным».

После подобных заявлений адвокату ничего не оставалось, как ходатайствовать перед судом, чтобы дело вернулось в прокуратуру, поскольку действия подозреваемых подходят под более тяжкие части вменяемых им статей уголовного кодекса.

Вдова убитого Разият Магомедова и адвокат Артур Погосян

«Суд и законы феодалов»

За нарушения, допущенные в ходе следствия по убийству в Махмуд-Мектебе, лет 20 назад можно было запросто лишиться должности. Но суд в Нефтекумске демонстрирует идиллическую взаимовыручку между следователем, прокурором и судьей.

Как считает Евгений Перкун, «и прокурору, и судье судьба следователя Игоря Шкодия по барабану, но спасая его, они в первую очередь пытаются выставить себя в розовом свете».

Правоохранители этого медвежьего угла демонстрируют на практике наличие «суда и закона феодалов», основанных на подмене закона принятием волевых решений

«Можно на практике смело применять выражение "нефтекумский правоохранительный синдром", т.е. признаки заболевания правоохранительной системы на примере разбирательства нефтекумских правоохранителей, – прокомментировал судебное дело помощник депутата краевой думы. – Восточная зона края и ее ахиллесова пята – Нефтекумский район – заслуживают пристального внимания властей Ставрополья, депутатского корпуса, совбеза края, подразделения по борьбе с коррупцией.

Правоохранители этого медвежьего угла демонстрируют на практике наличие "суда и закона феодалов", основанных на подмене закона принятием волевых решений. Добром это не кончится. Восток – дело тонкое, а где тонко, там и рвется, и даже взрывается.

Махмуд-Мектеб на топографической карте

Обстановка в этой части края очень напряженная: одни полагают, что можно безнаказанно совершать преступления, уповая на "снисходительность" сотрудников правоохраны, другие считают власть края импотентной субстанцией, неспособной призвать к порядку тех, кто должен выявлять пороки общества и бороться с ними, а не игнорировать их в угоду кому-то».

В ближайшее время Евгений Перкун как член комиссии по вопросам законности и защите прав человека в Общественной палате края инициирует комиссионную проверку деятельности правоохранителей Нефтекумска. Создавать такие комиссии из бывших работников правоохранительной сферы позволяет 212 федеральный закон «Об основах общественного контроля в РФ», принятый в 2014 году. 

1 Распечатать

Наверх