30 сентября
05 сентября 2014 2843 0

Ждет ли Южную Осетию судьба Абхазии?

Нагрянет ли в РЮО политический кризис, который приведет к серьезным перестановкам в руководстве страны
Фото: syzrantoday.ru
Фото: syzrantoday.ru

usahlkaro Заур Караев Автор статьи

Возможно ли, что в Южной Осетии произойдет нечто подобное недавним абхазским событиям? Может ли Тибилов быть смещен со своего поста на волне недовольства общества? Или же он держит все под своим контролем и продолжит президентствовать и после 2017 года? Анализ ситуации в нижеприведенном материале.

Удачливый Хаджимба

Абхазия сделал свой выбор. Народ этой республики, подстрекаемый оппозицией, свергнул ту политическую систему, что имела место быть при бывшем главе республике Александре Анквабе. На волне общественного недовольства к власти пришли новые люди, но «новыми» их можно назвать лишь отчасти.

Если говорить о ключевой фигуре всех этих событий, Рауле Хаджимбе, можно сказать, что в политических баталиях маленькой Абхазии он всегда играл очень заметную роль. Но все время фортуна не улыбалась ему – Хаджимбе до сих пор никогда не удавалось добраться до реальной власти в своей родной республике, и даже когда он был вице-президентом, Багапш не давал ему какую-либо серьезную возможность повлиять на ход политических дел Абхазии. Но Багапш умер, а его преемник Александр Анквабоказался не достаточно мощной фигурой для того, чтобы выдержать напор закоренелого оппозиционера.

Однако надо заметить, что неудачи смещенного президента связаны не только с личностью Рауля Хаджимбы. Вся внутренняя социально-политическая ситуация находилась в стадии, которая обычно предшествует резким политическим изменения, совершающимися не из-за действий конкретной личности или группы лиц, а из-за невозможности сосуществования полноценного общества, жаждущего естественного развития, и стагнации реформаторских мировоззрений власть имущих. Это и называется политическим кризисом.

В Абхазии сложились именно такие условия, которыми весьма успешно воспользовался Хаджимба, до этого очень умело популяризовавший себя. Вместо него мог быть другой харизматичный политик, тоже догадавшийся вовремя взять предоставляемый конъюнктурой шанс. В общем, персонажи – совсем не главное, главное – ситуация. В Абхазии, как было уже выше сказано, ситуация была подходящей.

Учитывая, что Абхазия и Южная Осетияобычно рассматриваются одинаково и одновременно, если речь ведется о политических или геополитических мировоззрениях абсолютного большинства стран, то справедливо обратиться и к внутриполитической ситуации в РЮО.Возможен ли абхазский сценарий в Осетии?Грозит ли Тибилову судьба Анкваба?

​Именно политический кризис привел к неизбежности смены властной группы в Абхазии

Эпоха спокойствия Чибирова

До 2008 года в Южной Осетии практически не было какой-либо острой политической конфронтации действующей власти и оппозиции. Действовала некая система преемственности – в маленькой республике набиралось очень незначительное число людей, желающих и способныхвстать у штурвала и направлять республику в верном направлении.

При первом главе Людвиге Чибирове РЮО жила по системе «плыви по течению». При Борисе Ельцине Цхинвал (как и Сухум) практически не был виден из Кремля – мол, в свое время с Шеварднадзе договорились о замораживании территориальных споров, всегда готовых перерасти в кровопролитие, а дальше сами разберутся.

Деньги эта республика практически не получала из российской казны, а жила за счет весьма попахивавших нелегальностью сделок с грузинскими предпринимателями и российскими, а также благодаря «довыжиманию» тех ресурсов, что остались с советских времен –заводы, комбинаты и скатывавшийся в бездну АПК.

Однако, несмотря на всю эту печальную картину, властвование Чибирова не застало каких-то протореволюционных бурлений. При нем все было гладко, а у власти были те, кого он и старожилы, набравшиеся опыта при Советах, приближали к себе.

Народ это принимал спокойно, все еще считая великим счастьем для себя отсутствие боевых действий на улицах. Причем отчасти приписывалась эта заслуга Чибирову и его команде, хотя тут можно и поспорить.

Одним из тех самых приближенных оказался Эдуард Кокойты. Людвиг Чибиров весьма активно сам занимался увеличением популярности молодого политика, например, он сделал Кокоева торговым представителем Южной Осетии в России. Эта должность очень хорошо послужила будущему президенту. Его образ в глазах многих стал ассоциироваться с укреплением связей между Москвой и Цхинвалом.

Последнее сыграло важную роль для Кокойтына президентских выборах 2001 года: в первом же туре он обошел ряд оппонентов, включая Чибирова, а во втором – с более чем шестипроцентным перевесом обошел коммуниста Станислава Кочиева.

​Кокойты, будучи приближенным президента Чибирова, сумел обойти его в президентской гонке

Крах старой системы

Все два срока президентства Эдуарда Кокойты были относительно спокойными с политической точки зрения. До 2008 года он пользовался средней популярностью среди народа, а его переизбрание было следствием того, что реальной замены ему общество не видело. Никаких серьезных изменений при нем не было осуществлено – экономика как прозябала, так и продолжала прозябать.

Но Кокоев была куда более активен на поприще сотрудничества с российской стороной. Он старался привлекать инвестиции североосетинских предпринимателей, которые соглашались вливать незначительные средства в сельское хозяйство и некоторые с трудом дышавшие промышленные предприятия.

Надо полагать, что если бы не 2008 год, то второй свой срок Кокойты просидел бы спокойно, и Джиоева не стала бы для него причиной краткосрочного расстройства нервов. Но 2008 год пришел. Грузинские военные отчасти помогли Эдуарду Кокойты.

В первую очередь, вследствие августовской войны Южная Осетия получила независимость и вышла вместе с Абхазией из разряда непризнанных государственных образований. Это сделало Кокойты своего рода героем. Плюс ко всему, именно в таком амплуа он и пиарился по российскому телевидению, которое вещается и в Южной Осетии. В общем, это возвышало образ президента.

С другой же стороны, грузинская агрессия нанесла серьезный удар по политической карьере Кокойты. Она дала РФ повод признать южноосетинскую независимость, которая в свою очередь породила массу следствий, главное из которых – зарождение основ гражданского общества в РЮО. Народ стал куда более политически активным.

Получив суверенитет, общество пожелало для своей страны и другие атрибуты полноценного государства: развивающуюся за счет промышленности, сельского хозяйства и частного сектора экономику, относительную открытость политических институтов, постоянное укрепление внешних связей с более мощными государствами (в данном случае, разумеется, чаяния народа были направлены на РФ) и так далее.

В этом плане Кокойты не оправдал ожиданий – после кровавых событий 2008 года в РЮО все вновь стало примерно таким же, каким было до 08.08.08. Единственное, что изменилось – внимание и поддержка Кремля, которые многократно усилились: проведен газопровод, выделяются миллиарды, разрабатываются программы по восстановлению республики и тому подобное.

Кокойты же в сложившихся условияхоказался пассивной фигурой. Многие и по сей день винят его в нерациональном использовании российских средств. Его ненужность народу особенно стала проглядываться в 2011 году, как раз перед теми скандальными выборами. Об этом говорит и отказ Верховного суда в возможности разрешения баллотироваться на третий срок. Обладая сверхпопулярностью и безоговорчной поддержкой народа, Кокойты смог бы обойти ограничения конституции, причем общество только поддержало бы его. Но он уже выложился по максимуму, и ничего большего случиться уже не могло.

Вот тут и начинается новая эпоха в политической истории РЮО. Баталии междуДжиоевой и Бибиловым, подогреваемые Кокойты, Тедеевым, отчасти российской стороной и многими другими, вылились в кризис. И начались народные бурления, которые в итоге привели к тому, что ни Бибилов, ни Джиоева не стали во главе страны, а в новоорганизованных выборах даже не приняли участия.

На новых выборах, проведенных весной 2012, победил ранее малоизвестный Леонид Тибилов (например, на выборах 2006 года за него проголосовало менее 500 человек). Его кандидатура поддерживалась многими политически силами по той причине, что его избрание могло урегулировать накал в обществе. Собственно, это и произошло. 

​После событий 08.08.08 Кокойты занял пассивную позицию, что привело к президентскому креслу малоизвестного Тибилова

Не оправдавший ожиданий

Кто же такой Тибилов? Его прошлое с политической точки зрения не очень интересно: был сотрудником КГБ, работал на Федеральную службу контрразведки России, как-то избирался депутатом Верховного Совета РЮО, работал в ОО «первый республиканский банк», работал замом представителя Президента РЮО по вопросам постконфликтного урегулирования грузино-осетинских взаимоотношений.

Политического опыта маловато. Но при нем стали наблюдаться некоторые тенденции к улучшению в республике. Он стал выделять средства из казны для некоторых промышленных предприятий, чего раньше практически никогда не делалось. Он также пытался строить новые заводы и прочие проекты.

Так, в скором времени откроется первое предприятие по производству стройматериалов. Народом это поначалу воспринималось позитивно – хоть какой-то прогресс после всех этих политических конфликтов, практически приведших и без того убогую экономику к коллапсу.

Но время шло, а грандиозных свершений не наблюдалось. Осетинский избиратель видит это и очень хорошо понимает все. И тут нагрянуло преддверие выборов в парламент. Снова активизируется Анатолий Бибилов. Его партия «Единая Осетия», сознавая всю суть политических реалий РЮО, выбирает самую простую и гениальную предвыборную кампанию: предлагается забыть постепенное, медленное усугубление интеграционных процессов РФ и РЮО и обратиться к другому более радикальному способу – направление всех ресурсов на то, чтоб Южную Осетию влить в состав Российской Федерации на правах полноценной ее территориальной части (дальше не важно, в составе ли одного субъекта с Северной Осетией или отдельно).

Избирателям это понравилось, и они сделали так, чтоб Бибилов и значительное число его соратников стали парламентским большинство, сам же Анатолий Ильич занял пост председателя законодательного органа.

Так Тибилов оказался несколько оттеснен. Его фигура стала все чаще меркнуть в тени вездесущего спикера Парламента, который постоянно попадает в поле зрения СМИ за счет активных действий на внешнеполитическом поприще. И это общество тоже замечает. Президент кажется бездейственным.

Бибилов говорит о том, что он и его команда приложат все усилия для того, чтобы безоговорочно присоединить РЮО к РФ, а Тибилов заявляет о нынешней несвоевременности этого, но необходимости не отрицает.

Заявления Бибилова нравятся больше народу РЮО, так как он уже не верит в возможность самостоятельного развития – как экономического, так и всякого прочего. Бибилов постоянно посещает РФ и встречается с чиновниками разных калибров, ведет различные беседы, Тибилов же часто этим не занимается. 

​Тибилов все чаще оказывается в тени активного Бибилова, который обещает народу незамедлительное присоединение Южной Осетии к РФ

Не напоминает ли это кое-что? Похоже ли нынешнее политическое состояние действующего президента РЮО на политическое положение Александра Анкваба перед его уходом? Сходства определенно присутствуют. До президентства Анкваб тоже не был серьезной фигурой – вице-президент или премьер-министр, вечно находящийся в тени Багапша, он тоже вышел из силовых структур.

Анкваб вроде бы тоже что-то старался сделать для республики и тоже говорил о сближении с РФ, но реальных серьезных шагов при нем абхазский социум не узрел. Начало его конца стало знаменоваться началом новых активных агитационных кампаний Рауля Хаджимбы. Разве не схожи роли Анкваба и Тибилова, Бибилова и Хаджимбы? И разве новые политические силы в обеих республиках не разыграли главную имевшуюся у них на руках карту?

Политические параллели и перпендикуляры

Но тут есть и некоторые различия. Во-первых, в желании. Жители Абхазии не хотят, как того показывают опросы, войти в состав РФ, но хотят быть тесно связаны с ней – в первую очередь все исходит из экономических соображений. В Южной же Осетии абсолютное большинство желает стать частью огромной России. И тут все очевидно: у Абхазии есть хоть какой-то потенциал для экономического роста, даже в условиях самостоятельности (фрукты, овощи, туризм и т.п.), а у Осетии его нет (точнее он есть, но реализация всех планов потребует средства в десятки раз большие, чем в Абхазии).

Во-вторых, в Сухуме все проходило очень стихийно, что связано с реальной верой в скорое решение поставленных задач, которые огласил Хаджимба – расширение сотрудничества с Москвой, расширение экономических показателей и так далее. В Осетии же это политическое теснение происходит постепенно, и все дело в том, что и политики и народ понимают, что желание быть присоединенным к России не может быть реализовано за неделю, месяц или год. Это долгий процесс. 

​Сместит ли Бибилов Тибилова с поста президента, как это сделал в братской Абхазии Хаджимба с Анквабом?

Бибилову доверились и теперь рассчитывают на него, он, вроде, старается. Понятно, что он стал одной из ключевых фигур во власти, так что маловероятно, что ему в реализации его планов, если, конечно, он добросовестно будет исполнять обещанное, будет кто-то мешать, в том числе и Леонид Тибилов.

Эта разница играет определенную роль. Вряд ли в РЮО будет то, что было в Абхазии. Скорее всего, в ближайшие годы нынешний президент будет на своем посту, и никто не решится его смещать.

Вероятно, поддержку народа он в скором времени совсем потеряет, если не произойдет чего-нибудь крайне необычного, впрочем, он и сейчас не особо популярен в обществе. На фоне этого весьма нерадостного для Тибилова стечения обстоятельств будут укрепляться позиции спикера парламента Бибилова.

В конце концов, что очень вероятно, он тоже сумеет сместить нынешнего главу. Только пройдет все куда более тихо. Самое же интересное здесь – Анкваб и Тибилов являются реальными, понимающими необходимые стороны бытия политиками, а Бибилов и Хаджимба более похожи на романтиков, возжелавших приручить и оседлать мечту. 

0 Распечатать

Наверх